Неподходящая замена: почему Гейтс и Джобс ошиблись с выбором | Harvard Business Review Russia
Управление инновациями

Неподходящая замена: почему Гейтс и Джобс ошиблись с выбором

Стив Бланк
Неподходящая замена: почему Гейтс и Джобс ошиблись с выбором

Microsoft вступил в XXI век главным поставщиком программных продуктов для всех, кто взаимодействовал с компьютерами. Прошло 16 лет – и его лидерство трещит по швам. Причина – неудачное управление, и Apple, доминирующий на данный момент игрок мобильной эры, рискует допустить те же ошибки.

В январе 2000 года, после 25 лет у руля Microsoft Билл Гейтс передал бразды правления Стиву Балмеру. Балмер управлял компанией следующие 14 лет. Если вам кажется, что задача СЕО – увеличивать продажи, то Балмер прекрасно с ней справился. Он утроил продажи Microsoft, доведя их до $78 млрд, а прибыль выросла более чем в два раза – с $9 млрд до $22 млрд. Запуск Xbox и Kinect, покупка Skype и Yammer – все это случилось при нем. Если совет директоров считал главной задачей повышение выручки из квартала в квартал или даже из года в год, гендиректора лучше Балмера было не сыскать. Но если цель компании – выживание в долгосрочной перспективе, можно утверждать, что как CEO Балмер потерпел неудачу, поскольку он оптимизировал краткосрочные выгоды, упуская долгосрочные возможности.

Несмотря на замечательные финансовые показатели Microsoft, Балмер не заметил и не отреагировал на пять самых главных технологических трендов XXI века: в поиске – проиграв Google, в смартфонах – уступив лидерство Apple, в мобильных операционных системах – проиграв и Google, и Apple, в медиа – уступив Apple и Netflix, в облачных сервисах – проиграв Amazon. Microsoft завершил XX век, владея 95% рынка операционных систем компьютеров (его ПО стояло практически на всех десктопах). Через 15 лет на рынке существовало два миллиарда смартфонов, а доля Microsoft в мобильных операционных системах составила 1%. Эти промахи случились не на второстепенных рынках; напротив, поиск, мобильная связь и облачные сервисы были следующим шагом для всех пользователей Microsoft. И в то же время очень умный гендиректор не заметил все эти тренды. Почему?

Дело не в том, что в Microsoft не было талантливых инженеров, работавших над поиском, медиа, мобильными системами или облачными сервисами. У них было немало подобных проектов. Проблема в том, что Балмер сосредоточил усилия компании вокруг ее текущих сильных бизнесов – Windows и Office. Проекты, не связанные напрямую с этой деятельностью, никогда не получали ни серьезных ресурсов, ни внимания руководства.

Чтобы Microsoft могла укрепиться в тех зонах, которые она упустила (облачные сервисы, музыка, мобильные операционные системы, приложения), ей нужно было трансформироваться в сервисную компанию. Но в сфере услуг принята совершенно другая бизнес-модель, и услуги нелегко даются компаниям, которые специализируются на производстве превосходных товаров.

Балмер был исполнителем мирового класса (выпускник Гарварда и один из лучших продавцов), но действовал в рамках старой бизнес-модели, в то время как в мире все постоянно менялось и возрастало число подрывных инноваций. Microsoft прекрасно работала в своей бизнес-модели XX века, но пропустила новые и более важные бизнес-модели. Каков же результат? Огромная сиюминутная выгода, но долгосрочные перспективы далеко не столь радужны.

В 2014 году Microsoft наконец объявила, что Балмер уходит, и в начале того же года у руля компании встал Сатья Наделла. Наделла сконцентрировал усилия Microsoft вокруг мобильных и облачных сервисов (Azure), освободил команды Office и Azure от Windows, убил телефонный бизнес и добился крупного обновления Windows без обычной головной боли. Он двигает компанию в сферу дополненной реальности и интерактивного искусственного интеллекта. И хотя Microsoft, скорее всего, никогда не вернет себе того господствующего положения на рынке, которое у нее было в XX веке, унаследованная ей бизнес-модель продолжает быть исключительно выгодной, а Наделла, по-видимому, избавил компанию от неспособности релевантно реагировать на происходящее.

И это приводит нас к разговору о компании Apple, Тиме Куке и ее совете директоров.

Одна из сильных сторон гендиректоров-визионеров – умение выстроить команду руководителей-исполнителей мирового класса. Кроме того, они, сами того не осознавая, вытесняют инноваторов мирового класса из своего непосредственного подчинения. В компании, движимой CEO-визионером, может быть лишь один визионер.

Пока Apple управлял Стив Джобс, он отвечал за видение, но при этом во главе сегментов компании, отвечавших за разработку «железа», ПО, дизайн, цепь поставок, производство, Джобс поставил сильных исполнителей, которые превращали его видение и его нетерпение в планы, процессы и процедуры. С 2001 по 2008 год Джобс трижды переизобретал компанию. Каждая трансформация (от нового канала дистрибуции для компьютеров в виде магазинов Apple и подрыва основ музыкального бизнеса с помощью iPod и iTunes в 2001-м; до iPhone в 2007-м и App Store в 2008-м) увеличивала выручку и прибыли до новых высот.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Четыре совета для CEO
Кирилл Кравченко,  Станислав Шекшня,  Элин Уильямс