Сила в эмпатии: что делать, когда правила больше не работают | Harvard Business Review Russia
Коммуникации

Сила в эмпатии: что делать, когда правила больше не работают

Шерри Теркл
Сила в эмпатии: что делать, когда правила больше не работают
Иллюстрация: Pepino de Mar studio/Stocksy

В августе 2021 года мой работодатель, MIT (Массачусетский технологический институт), объявил, что все без исключения лекции будут проходить очно, с вакцинацией и регулярным тестированием. С учетом ситуации я была обеспокоена. Сразу после теста на коронавирус мне разрешили преподавать, хотя результаты я получила только на следующий день. Протокол был разработан не для защиты отдельных лиц, а для предотвращения распространения вируса в сообществе. Студенты приходили в масках — кто в хирургических, кто в самодельных банданах. Профессорско-преподавательский состав попросили работать без масок, но это требование, похоже, было проигнорировано.

Такие правила были только в MIT. Через неделю после начала занятий я выступала с речью на собрании первокурсников в Бостонском колледже. Там мне сказали, что в кампусе нельзя носить маски. Я читала лекции в Zoom, и мое электронное присутствие было проявлением неуважения.

Похожая ситуация сложилась во всех офисах и отраслях, в разных корпорациях и юрисдикциях: возникли разнородные гигиенические нормы и протоколы, и каждые из них декларировали свою реальность.

Эмиль Дюркгейм, работы которого я изучала еще студенткой, когда мне нужно было проанализировать тенденции социальных изменений 1960-х годов, назвал бы эту новую норму аномией — дестабилизированным и дестабилизирующим состоянием, когда правила и те, кто их устанавливает, теряют легитимность. Это период дезориентации, депрессии и беспокойства. Дюркгейм использовал идею аномии, чтобы объяснить, в какой период люди наиболее склонны к суициду. Это поступки людей, выпавших из сообществ и привычных отношений с социальными нормами. Мы ощущаем что-то похожее, когда сталкиваемся с вирусом, который играет по одним правилам, с политиками, играющими по другим, а профессиональная жизнь протекает независимо от них. И все это происходит в условиях социальной изоляции.

Справиться с периодом аномии нам может помочь практика эмпатии. Эмпатия — это умение войти в положение другого человека и вникнуть в его проблему в надежде на понимание и преодоление разрыва. Эмпатия дает нам возможность ощутить свою общность, а не находиться в аномической изоляции, возможность почувствовать, что нас видят и знают такими, какие мы есть.

Однако известно, что в рабочей среде с эмпатией не все так просто. Конечно, полезно слушать других людей без предубеждений, но это требует много времени. Бизнес-консультанты иногда предлагают нечто, казалось бы, похожее — радикальную прямоту. Если всегда хвалить и критиковать друг друга, это поможет разрушить барьеры между коллегами. Но такая практика правды исходит из идеи «Я тебя знаю». Настоящая же эмпатия начинается с другой предпосылки, радикального смирения: «Я не знаю, что ты чувствуешь, но я здесь, чтобы выслушать тебя».

Радикальное смирение — первая из четырех практик эмпатии, которые могут помочь нам избавиться от аномии и сформировать «новую норму». Более императивная, чем руководящие принципы, она имеет основополагающее значение для эмоционального и социального благополучия.

Первая практика заключается в том, чтобы принять незнание. Понять ситуацию другого человека не получится, если у вас есть предвзятое мнение о ней. Это непросто. Мы приучены проявлять понимание через упоминание близкого, на наш взгляд, опыта: «Ох, ты потерял работу. Понимаю, как это тяжело; я тоже через это прошел!» Наоборот, стратегия незнания делает вас готовым к получению правдивой картины о происходящем.

советуем прочитать

Об авторе

Шерри Теркл (Sherry Turkle) — профессор, специалист по социологическим исследованиям в науке и технологиях MIT, автор книги «The Empathy Diaries» (Penguin Books).

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Мирная революция в совете директоров
Парсонс Ричард,  Файген Марк