Лучший совет в моей жизни | Harvard Business Review Russia
Личные качества и навыки

Лучший совет в моей жизни

Елашвили Мераб
Лучший совет в моей жизни

У нас дома была прекрасная библиотека. И вот однажды — мне тогда было лет двенадцать — я, скучая, взял с полки какую-то книгу и стал ее листать. Абсолютно случайно я открыл ее на середине. И прочитал первую попавшуюся на глаза фразу. Там было написано: «Больше всех рискует тот, кто не рискует». Помню, я воспринял эти слова как каламбур: глупость какая-то — как может рисковать тот, кто не рискует? Но в памяти фраза эта все же осталась, даже не знаю, почему. Как я узнал уже позже, эти слова принадлежат писателю Ивану Бунину. До поры до времени судьба не предоставляла мне возможности понять смысл «странной» фразы классика.

Ровно до тех пор пока я, восемнадцатилетний парень, не отправился в Москву и не начал заниматься бизнесом. Вот когда до меня дошло истинное значение бунинских слов! Едва сделав первые шаги, я осознал, как точно они отражают саму суть предпринимательства. И это понимание мне очень помогало. Помню, как в 1990-х, выйдя на ресторанный рынок, мы искали место для первого «Сбарро». Я тогда решил, что он должен обязательно находиться на верхнем уровне торгового комплекса «Манеж». Это удовольствие ежемесячно обходилось нам в аст­рономическую по тем временам сумму: $80 тысяч — в докризисных ценах. Это было очень дорого и слишком рискованно: никто ведь не гарантировал, что люди к нам пойдут. И партнеры, и даже друзья говорили мне: «Мераб, что ты делаешь? Подумай! Это сумасшествие — сейчас подпишешь договор с арендодателем, а что будет потом? Как станешь расплачиваться, если не получится?» В общем, многие горячо меня отговаривали. Вот тут я и вспомнил «каламбур», попавшийся мне на глаза много лет назад: «Рискует тот, кто не рискует». И поступил так, как «посоветовал» писатель. Но мой риск был абсолютно оправданным: это было не просто упрямство или желание открыть ресторан в центре Москвы. Разумеется, я понимал, что опасность есть, но ведь я все просчитал и сделал вывод: место стоящее, если все сделаем правильно, люди пойдут к нам, еще как! И мы остались в «Манеже»… А вскоре, так некстати для нашего молодого бизнеса, грянул кризис 1998 года: нам было очень трудно, да и вообще вся страна дрожала от постоянных колебаний цен. К счастью, мы выстояли, и не в последнюю очередь благодаря тому, что я рискнул и открыл ресторан в очень популярном торговом комплексе. Расчет оправдал себя. К слову, сейчас это самый большой по показателю проходимости «Сбарро» в мире. Так что жизнь мне однажды доказала, что классик не ошибся. И подтверждала это еще много-много раз.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать
Укрощение сложности
Мартин Ривз,  Саймон Левин,  Томас Финк,  Анна Левина