На кого вы в действительности сердитесь | Harvard Business Review Russia
Личные качества и навыки

На кого вы в действительности сердитесь

Питер Брегман
На кого вы в действительности сердитесь

Мужчина и двое детей, мальчик около девяти лет и девочка лет семи, шли впереди меня молча. Мальчик поднял голову и что-то сказал своему отцу. Неизвестно, что он сказал, но отец начал кричать на мальчика. Я видел, как больно мальчика ранили слова отца. Это было душераздирающе.

То, что произошло дальше, застало меня врасплох, хотя не должно было: как только отец прекратил кричать на него, мальчик повернулся к своей сестренке и ударил ее.

Когда я думал о том мальчике, я понял, как часто я — и много людей, которых я знаю, — делают примерно то же самое. Мы говорим или делаем что-то кому-то, когда в действительности это действие предназначено для другого.

Иногда это так же очевидно, как с мальчиком. Возможно, вы знаете менеджера, который, после того как на него накричал начальник, оборачивается и кричит на своих сотрудников.

Но зачастую это гораздо тоньше. Увидев, что мальчик ударил свою сестру, я присмотрелся к себе более внимательно. Что же я направляю на одного человека, предназначенное для другого?

Трудно увидеть такое поведение в себе. Сначала я ничего не заметил. Но я продолжал наблюдать. В течение нескольких дней я даже старался говорить меньше, просто отмечая свое желание что-то сказать и анализируя, откуда это желание пришло. Говорил ли я при этом с нужным человеком?

Модель начала появляться, я стесняюсь ее, но ее трудно игнорировать: я делаю и говорю что-то, чтобы специально произвести впечатление на людей, даже тех, кого я не знаю.

Отложим на минуту то, что пытаться произвести на кого-то впечатление — бессмысленно. Почему я это делаю? Мне все равно, что совершенно незнакомые люди думают обо мне? На кого я в действительности пытаюсь произвести впечатление?

Когда я немного обдумал эту мысль, единственный человек, который пришел мне на ум, — это моя мать. В детстве, как и большинство детей, я хотел угодить ей. Но мы вырастаем из этого, когда становимся взрослыми, не так ли?

Видимо, не я. Я пытаюсь показать людям, что я успешен — даже бахвальствуя и хвастаясь — потому что где-то в закоулках моего сознания я считаю, что это будет углублять любовь моей матери ко мне. Другими словами, я пытаюсь заставить других людей замечать вещи, которые важны для моей матери.

Это безумие, я понимаю. Но в той же степени, как бить сестру, потому что вы злитесь на отца. Это может выглядеть сумасшествием, но мы так делаем. Мне очень помогло то, что я осознал абсурдность этого стремления.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Сила мягких навыков
Арина Фурсова ,  Денис Конанчук
Уроки непреодолимой силы
Иван Климов,  Станислав Шекшня