«Зарплата — это не просто деньги»: как работа жены влияет на карьеру мужа

«Зарплата — это не просто деньги»: как работа жены влияет на карьеру мужа
15 января 2019| Эрин Рид

Карьерный рост предполагает преданность работе. Это остро ощущают мужчины, от которых общество ожидает успехов на профессиональном поприще, ведь «успех» в карьере означает власть и деньги.

Традиционно мужчины брали на себя роль преданного работе добытчика, и традиционно эту роль поддерживали жены, которые ставили карьеру мужа превыше своей или не работали вовсе. Но сегодня многие мужчины женаты на женщинах, строящих собственную карьеру, и их работа тоже предъявляет к ним высокие требования. Более того, многие женщины ожидают, что мужья будут поддерживать их и посвящать семье больше времени, чем мужчины предыдущих поколений.

Противоречие между традиционным имиджем успешного мужчины и реальностью его жизни, в которой жена также строит свою карьеру, создает парадокс: как мужчинам понять, кто они по отношению к своей работе?

Результаты моего исследования показывают, что некоторые мужчины продолжают считать себя кормильцами, однако другие примеряют на себя новую роль, которую я называю «содобытчик». Исследования пар, где оба супруга строят карьеру, часто посвящены тому, как они распределяют доход или время. Мое исследование концентрируется на том, как мужчины воспринимают социальный статус работы своих жен — его ценность и престиж в обществе. Это восприятие, в свою очередь, формирует отношение мужей к финансовой ценности работы их жен. Иначе говоря, зарплата означает гораздо больше, чем просто деньги. Как метко выразилась социолог Вивиана Зелизер, деньги наполнены смыслом, и этот смысл формирует наше отношение к ним. Моя работа демонстрирует, как мужчины оценивают престиж и социальную значимость работы своих жен и как это влияет на восприятие их заработков.

Различные интерпретации социального статуса и финансовой ценности карьер жен формируют у мужчин и разные подходы к собственной карьере. «Содобытчики» стремятся сохранять профессиональную гибкость, чтобы иметь максимальную возможность реагировать на карьерные изменения у жен, не привязываются к какому-либо конкретному карьерному пути и готовы уйти из организации. Добытчики же не видят необходимости проявлять гибкость по отношению к карьере жены и больше заинтересованы в достижении собственного успеха.

Для своего исследования я взяла мужчин, работающих в международной стратегической консалтинговой компании. Как и во многих таких компаниях, мои собеседники должны проявлять преданность работе: быть готовыми к незапланированным командировкам, работе сверхурочно и в выходные. Я побеседовала с 42 женатыми сотрудниками компании возрастом от 25 до 60 с небольшим, которые находятся на разных уровнях иерархии компании.

Большинство мужчин в этой компании считали, что для успеха им нужно быть преданными работодателю и ставить свою работу выше карьеры жен, кем бы те ни работали. В качестве примера они приводили мужчин, занимавших высшие должности в компании (почти все из них были женаты на домохозяйках). Но в моей выборке у 23 из 42 мужчин жены работали на полную ставку, у 13 — были частично заняты, и только шесть мужчин были женаты на домохозяйках. Я пришла к выводу, что в компании наблюдается явное противоречие между распространенными убеждениями о семейной жизни и реальной ситуацией. Это противоречие привело моих собеседников к неуверенности в будущем своей карьеры — и супружеским конфликтам.

Содобытчики

Некоторые мужчины (23 человека) считали себя содобытчиками: это были мужья, которые ценят возможность совмещать карьеру и семейные обязанности для обоих супругов. Они описывали работу своих жен в восторженных выражениях, подчеркивая их высокий статус, и рассказывали, с каким уважением к их женам относятся другие и каких карьерных успехов они добились. Например, один из мужчин говорил о своей супруге следующим образом: «Она выделяется благодаря своим навыкам… Она прекрасно выступает на публике. У нее дар объяснять очень сложные вещи… На какой бы конференции она ни выступала, ее выступление отмечают как одно из лучших».

Содобытчики использовали выражения, повышающие ценность заработка их жен. Один из мужчин говорил о работе своей жены как о «выгодном предприятии». Другой подробно объяснял, почему зарплата супруги важна так же, как и его: «У нас возникают разногласия из-за того, что она работает не на полную ставку. Но в остальном, исходя из оплаты в день, мы зарабатываем примерно одинаково… Мы оба чувствуем себя уверенно на работе, потому что другой супруг тоже работает». Описывая сложную рабочую ситуацию, он рассказал, что благодаря жене смог постоять за себя: «Я знал, что можно не волноваться о том, что меня уволят. Мы не голодали бы и смогли бы продолжать выплачивать ипотеку».

Оценивая работу своих жен так высоко, эти мужчины придавали большое значение тому, что в их семьях оба супруга могут осуществлять желания, надежды и мечты, связанные с работой и семьей. Они поддерживали работу жен наравне с собственной, а иногда ставили ее выше собственной. Один из них сказал: «Я хочу, чтобы она продолжала заниматься тем, в чем может добиться профессионального успеха, и я понимаю, что не могу как угодно управлять карьерой, просто потому что вся наша жизнь не крутится вокруг моей работы».

Всесторонняя поддержка жен в их карьере приводит к тому, что мужчины испытывают неопределенность в собственной карьере. Компания требует предельной концентрации на работе для продвижения по карьерной лестнице. Но содобытчики чувствуют, что из-за карьеры жены они должны сохранить гибкость, например, быть готовыми к переезду или смене работы. То есть эти сотрудники не могут полноценно делать то, что ожидает от них компания.

Содобытчики осознают, что их собственные ожидания отличаются от ожиданий компании. Один из мужчин сказал мне: «Я окончил бизнес-школу, работаю консультантом в сфере профессиональных услуг. В сфере, где многие мужчины — основные добытчики в семье, но это не мой случай».

Добытчики

Меньшая группа мужчин (17 человек) считала себя добытчиками, что соответствует традиционным представлениям мужчин о себе. Эти мужчины приписывали работе своих жен более низкий социальный и финансовый статус. Так происходило, даже когда жены, на взгляд постороннего наблюдателя, были вполне успешны с финансовой точки зрения.

Один из этих мужчин преуменьшил карьерные достижения своей жены, сказав: «Она могла бы добиться гораздо большего в своей сфере, но выбрала другой путь. Я бы сказал, что она предпочитает быть менеджером проектов дома…». Шестизначная зарплата его жены составляла треть семейного бюджета.

Другой говорил о зарплате своей жены так, как если бы она не зарабатывала ничего: «Если взять ее заработок и вычесть расходы на няню и все дополнительные налоги, которые она вынуждена платить, то на двоих получим сумму, которая была бы у нас, если бы она не работала». Эти мужчины описывают заработки своих жен как неважные, незначительные и необязательные, что отражает давнюю культурную традицию преуменьшать значение женской работы с помощью ярлыков вроде «деньги на булавки».

Снизив статус и финансовую ценность работы своих жен, эти мужчины с легкостью заявляли права на положение преданного работе добытчика, которое считали необходимым для карьерного успеха. Один мужчина, чья жена работала на полную ставку на аналогичной должности и зарабатывала больше, выразился так: «Баланс между работой и семейной жизнью меньше подходит для мужчины, если он ощущает необходимость быть успешным и обеспечивать семью. Думаю, я как раз нахожусь в подобной ситуации».

В отличие от содобытчиков добытчики намеревались остаться в компании и стать партнерами. Почему бы и нет? Их взгляды позволяют полностью посвятить себя работе, как и ожидает компания. Но если некоторые из опрошенных вполне довольны ролью добытчика, другие чувствуют, что попали в ловушку: они говорили о себе как о добытчиках, но не всегда были полностью удовлетворены этой ролью.

Почему нас должно интересовать, как мужчины позиционируют себя в связи с карьерой своих жен? Мы часто задаемся вопросом, как семейная жизнь влияет на женскую карьеру, но игнорируем вопрос, как семейные обстоятельства влияют на карьеру мужчин. Это исследование продемонстрировало, что отношение мужчин к работе и своему профессиональному росту во многом зависит от того, как они воспринимают социальный статус и финансовую ценность работы своих жен.

Неожиданно важным оказался социальный статус: обычно в разговорах о работе, карьере и браке мы часто делаем упор на заработок и продолжительность рабочего дня. Это исследование показывает, что значимость, уважение и престиж также имеют значение для карьер супругов. Мужчины, чьи жены работали врачами или юристами, не преуменьшали значение их карьеры, сколько бы те ни зарабатывали.

И, наконец, это исследование показало, что деньги имеют значение в карьере супругов, но не такое, как принято считать. Зарплата — это не просто деньги. Она имеет социальное значение, и это значение остается довольно гибким.

Об авторе. Эрин Рид (Erin Reid) — доцент Школы бизнеса ДеГрута университета Макмастера (Канада).

https://hbr-russia.ru/karera/professionalnyy-i-lichnostnyy-rost/791428

2019-01-15T11:30:29.765+03:00

Thu, 17 Jan 2019 13:00:04 GMT

«Зарплата — это не просто деньги»: как работа жены влияет на карьеру мужа

Почему на карьеру мужа влияет не только зарплата жены, но и статус ее работы

Карьера / Профессиональный и личностный рост

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/f/ojrir/original-vtd.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Читать полностью

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия