«Какой стыд, мы превращаем взрослых людей в младенцев!»

«Какой стыд, мы превращаем взрослых людей в младенцев!»
1 июля 2019

От редакции. Вице-президент компании Twitter в Европе Брюс Дейсли одержим идеями по улучшению рабочей среды. Он написал книгу «Радость труда» и ведет популярный подкаст «Ешь, спи, работай, повторяй». Его беседы с психологами, нейробиологами и другими специалистами дают ответы на вопрос, каким образом получать от работы удовольствие и выполнять ее более эффективно. На прошедшем в Лондоне форуме SAP Success Connect Брюс Дейсли рассказал, как бороться со стрессом на рабочем месте и почему страх ослабляет креативность.

Посмотрите на ежедневники своих коллег — многие из них проводят на совещаниях весь день. Почему так происходит? Мы создали среду, в которой совещания, электронная почта и другая подобная деятельность считаются самыми важными. Люди изнурены, они ищут помощи и поддержки. Надо честно оценить то, как мы работаем. Мы должны справляться с объемом работы более творчески, чтобы это приносило удовлетворение. Когда я стал руководителем, меня захватила идея преобразований — что я могу принести своей команде. Один мой сотрудник сказал: «У нас нет твердой политики относительно работы из дома. Если я ничего не успеваю сделать на работе, могу я пойти домой в 3 часа, чтобы все закончить?» Я подумал: «Какой стыд, мы создали среду, в которой взрослых людей превращаем в младенцев!» По мнению психологов, хороший день на работе — это когда человек в чем-то достиг значимого прогресса. А мы создали такие объемы и виды работ, которые мешают что-либо завершить. Я надеюсь, это поправимо.

На нас влияют два мегатренда. Первый — всегда быть на связи. Это началось довольно давно. По офису прошел слух, что у Джона есть BlackBerry. Люди потянулись к рабочему столу Джона. Его BlackBerry был очарователен, как пушистый зверек Гизмо из фильма «Гремлины». Гаджет издавал волшебные звуки, и все были в восторге. Но самое прекрасное в BlackBerry было то, что он позволял Джону делать работу по дороге в офис, в обед и где угодно. За последние 15 лет мир трансформировался — на наших глазах рабочий день растянулся с 7,5 часов в день до 9,5. Люди работают с электронной почтой почти 70 часов в неделю. Постоянная проверка мобильных устройств вызывает стресс и тревожность.

Компьютеры крадут часть нашей работы, и это второй мегатренд. Машины заменяют нас при выполнении монотонных и тяжелых повторяющихся операций. Можно почти не сомневаться, что спектр рабочих мест через десять лет будет выглядеть совершенно иначе, чем сегодня. Так что нам надо готовиться и уже сейчас, а не задним числом, развивать креативность, умение быть оригинальным, способность мыслить изобретательно.

Стресс (последствие первого мегатренда) подавляет изобретательность, которая важна, чтобы выжить в условиях второго мегатренда. Существующая система работы создает культуру, из-за которой мы не готовы к будущему. Мы живем в среде, в которой работники выгорают. Выход из этой проблемной ситуации — развивать позитивную рабочую культуру. Здесь важны два фактора — позитивный аффект и психологическая безопасность. И я готов подтвердить этот вывод психологическими и нейробиологическими научными данными.

Наши решения зависят от нашего настроения. Первопроходцем в этой области была профессор Корнелльского университета Алиса Айсен, которая провела целый ряд исследований. Один из экспериментов был просто поразительным. Она звонила незнакомым людям из телефона-автомата и притворялась, что застряла и не может добраться до дома. Автомат съел последнюю монетку, и у нее больше нет возможности обратиться к миру. Айсен хотела выяснить, можно ли изменить результат этого ошибочного звонка, изменив предварительно настроение своего адресата. Ее помощники ходили по домам потенциальных абонентов, и половине из них вручали бесплатный подарок. Люди, получившие подарок, были в хорошем настроении, и их реакция на звонок во многом отличалась от реакции тех, кому ничего не дарили. Они, в частности, предлагали незнакомому человеку свою помощь: «Давайте, я позвоню по правильному номеру», «Давайте, я передам нужную информацию». Это поразительно, как настроение оказывает влияние на принятие нами решений. Во время еще одного эксперимента Айсен посещала клиники и раздавала врачам пакетики со сладостями. Позже она показывала им историю болезни и просила оценить положение пациента. И обнаружила удивительный факт: когда ее собеседники были в хорошем настроении, они делали свою работу более внимательно, задавали больше вопросов и ставили более точный диагноз. Но мы не можем каждый день дарить людям подарочки или раздавать смузи, улучшая их настроение. Эти приемы срабатывают только один раз. Мы должны серьезно думать о том, как привести наших сотрудников в состояние позитивного аффекта.

Очень важна психологическая безопасность. Это понятие 20 лет назад ввел Уильям Кан — он говорил о психологической безопасности как о презумпции невиновности в любой ситуации. Профессор Эми Эдмонсон, которая сделала термин популярным, вкладывала в него более широкий смысл — возможность говорить правду тем, кто наделен властью, и бросать вызов коллегам. Работая с клиниками, Эдмонсон обнаружила, что может легко определить, доверяют ли члены команды друг другу. Она стала исследовать проблему глубже и получила удивительные данные. Изначально Эми предполагала, что чем эффективнее команда, тем меньше ошибок она допускает, но оказалось ровно наоборот. Лучшие команды не только делали ошибки. Иногда они совершали их в десять раз чаще, чем худшие команды. Позже выяснилось, что ошибок было не больше, просто лучшие команды признавались в большем их числе. Представьте, что вы работаете в загруженном отделении больницы и случайно одному пациенту дали лекарство, предназначенное другому. В психологически безопасной атмосфере вы тут же пойдете к коллегам и признаетесь. А если боитесь последствий и опасаетесь потерять работу, то скроете правду. Именно это и наблюдала Эми Эдмонсон — в лучших командах выше уровень психологической безопасности, то есть участники охотно обсуждают неудачи. Эдмонсон опубликовала книгу «Организация, в которой нет места страху», где много говорит о скандале с «дизельгейтом» в компании Volkswagen. Сотрудники боялись сказать, что не могут в срок выполнить работу и достичь поставленных целей и давали начальству ложную информацию.

Стресс убивает креативность. Это, в частности, доказал нейробиолог Яак Панксепп, который проводил исследования с крысами. У крыс есть поразительное желание изучать что-то новое, исследовать разные места, кусать новый предмет. Ученый называл это системой поиска: она во многом напоминает креативность у людей. Панксепп наблюдал удивительные вещи. Если поместить двух крыс в клетку, можно насчитать 50 проявлений поискового поведения, когда они исследуют новое пространство. В этот момент в клетку подкладывают кошачий волос, чтобы в мозгу крыс сработала система страха. Выяснилось, что страх блокирует креативность: число проявлений поискового поведения снижалось практически до нуля. При этом реакция не была сиюминутной. После того, как клетку почистили и вернули крыс в незагрязненную среду, число проявлений поискового поведения было гораздо ниже, чем в самом начале. Лишь через четыре дня оно возросло до 35. Иными словами, когда в мозге включается система страха, исследовательское поведение и готовность рисковать выключаются. Это тревожный знак, в том числе для сотрудников компаний. Два фактора работают друг против друга, и, если мы не сможем изменить систему, приводящую к выгоранию, нас ждет мрачная перспектива.

От нас так много требуют, что мы, наверное, должны вести себя как сверхлюди. Илон Маск недавно сказал, что успех — это работа 130 часов в неделю. Если вы не работаете больше 80 часов, вы едва успеваете сделать свои дела. Но как это связано с эффективностью? Джон Пенкавел из Стэндфордского университета исследовал производительность физического труда. Например, кто-то рубит дрова — при каких условиях достигается максимальная производительность? Оказалось, нужно работать 56 часов в неделю. Если вы проработаете 57 часов, результат будет меньше, чем через 56 часов. Интересно, что после 50 часов рост производительности был уже минимален. А если речь идет о труде умственном, мозг может выдержать больше работы, чем тело? Данные показывают, что меньше. И это поразительно.

Наш мозг гораздо больше похож на батарейку телефона, чем мы готовы признать. Многие думают, что качество работы, которую мы выполняем в 10 вечера за кухонным столом, такое же, как если бы мы ее делали на свежую голову в 10 утра, после чашечки кофе. Но это совершенно не так. Приведу цитату из книги Дэниэла Левитина «Организованный ум»: «Наши мозги настроены на то, чтобы принимать определенное количество решений в день. И когда этот предел достигнут, мы уже не можем принимать решения, независимо от того, насколько они важны». Если к концу дня вы истощены, то физические упражнения помогут восстановить энергию. Может, это добавит еще несколько процентов зарядки. Но ресурсы мозга не бесконечны — нам нужно думать об отдыхе так же, как мы думаем о работе.

«Никогда не стой, когда можно сидеть; никогда не сиди, когда можно лечь». Так сказал самый знаменитый британский олимпийский чемпион, велогонщик сэр Крис Хой, когда его попросили озвучить девиз команды велосипедистов. Поразительно, что атлеты, которые используют свое тело, думают не только о работе, но и о том, как восстановиться. Для всех нас это вызов. Мы должны думать не только о времени, проведенном за рабочим столом, но и о том, что мы будем делать вдали от него.

Мы должны восхвалять писателя Чарльза Диккенса гораздо больше, чем Илона Маска. Диккенс написал 15 романов, 200 рассказов, редактировал ежедневный журнал, но в отличие от многих из нас работал только с утра. А после работы ходил гулять, проходил 10-12 миль в день. Для его творчества время восстановления, подзарядки было так же важно, как и время, посвященное работе. Отметьте как-нибудь момент, когда вы придумали что-то интересное. Когда это произошло? Подозреваю, что не тогда, когда вы смотрели на экран компьютера или сидели на совещании, стремясь выжать из себя что-то умное. Скорее всего, это происходит, когда вы отвлекаетесь. Знакомый сказал мне пару недель назад: «Все мои идеи приходят во время прогулки с собакой». Другой признался, что идеи посещают его, когда он смотрит в окно поезда или самолета, то есть в расслабленном состоянии. Еще один пример подает известный сценарист Аарон Соркин, который написал сценарий многих фильмов и сериалов: «Западное крыло», «Социальная сеть», «Большая игра» и других. Соркин осознал, что лучшие идеи приходят к нему, когда он принимает душ. Говорят, ему построили душ прямо перед офисом, так что он ходит мыться по восемь-десять раз в день. Даже если нас восхищает Илон Маск и его проекты, пожалуй, я думаю, стоит посмотреть на Чарльза Диккенса или Аарона Соркина и попытаться взять пример с них.

Записала Юлия Фуколова

https://hbr-russia.ru/karera/professionalnyy-i-lichnostnyy-rost/805490

2019-07-01T15:05:33.872+03:00

Harvard Business Review Россия

Mon, 01 Jul 2019 12:05:34 GMT

«Какой стыд, мы превращаем взрослых людей в младенцев!»

Почему люди должны работать не так, как принято в большинстве корпораций

Карьера / Профессиональный и личностный рост

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/52/vz017/original-15fq.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Читать полностью

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия