Пять работающих моделей для семьи и карьеры

Пять работающих моделей для семьи и карьеры
8 июля 2019| Авива Виттенберг-Кокс

«Мы научились быть дальновидными, потому что у нас просто не было другого выбора», — рассказывает Кейт. Сейчас ей за 60, и она инвестирует в будущее поколение предпринимателей. По ее словам, варианты «обоим держаться за работу на полный день» или «стать одному из них родителем „на полную ставку»» пару не привлекали. «Мы хотели изменить существующую модель», — объясняет Кейт.

Она и ее муж Мэтью были классической работающей парой. Они познакомились в бизнес-школе, поженились и оба устроились на серьезную работу в крупных компаниях. Вскоре Кейт поняла, что в ее фирме в краткосрочной перспективе подняться по карьерной лестнице до самого верха сложно, в то время как Мэтью удалось быстро сделать карьеру. Приняв решение завести детей, пара занялась разработкой стратегии. Как им построить две карьеры, которые могли бы дать им то, что они хотят: значимую работу, финансовую безопасность и большую семью?

Одним из их новаторских подходов к решению этой задачи стало то, что они взялись вместе планировать семейную карьеру на всю жизнь. Большинство из нас хочет поддержать своего партнера, не забывая при этом и о своей карьере. Но думать о двух разных карьерах по отдельности, а затем пытаться подстроить их друг под друга не так-то просто. Мэтью и Кейт начали проектировать свою жизнь и вносить изменения, чтобы найти подходящие карьерные пути. Вместе они придумали единое видение для своей пары и семьи, которую только создали.

Они рассматривали это так же, как и свою работу, где важно командное видение. Каковы их сильные стороны и мечты? Чем они могут быть полезны, чтобы гарантировать успех в долгосрочной перспективе, одновременно минимизируя риски, с которыми им, возможно, придется столкнуться на своем пути? Позже они обнаружили, что им помог не только план. Это был диалог и поиск взаимодополняемости. Каждый из них согласился вносить свой вклад в создание чего-то, подходящего им обоим, на протяжении всей жизни.

В свои 30 лет они решили, что Кейт ненадолго оставит работу в крупной компании, чтобы уделять больше времени уходу за двумя маленькими детьми. Мэтью же продолжил работу в компании, чтобы покрыть финансовые потребности в этот жизненный период. Затем Кейт должна была запустить бизнес, который, по ее мнению, имел большой потенциал, и проверит его состоятельность. Если план сработает, Мэтью позже присоединится к Кейт, чтобы расширять и развивать бизнес и иметь возможность заново открывать себя, решили супруги.

И это сработало.

От суммы двух в силе двух

Сегодня семейные пары, где работают оба супруга, являются нормой: так живут более двух третей пар в Канаде и Великобритании и 60% пар в США. Супруги начинают понимать, что они могут стать самым значительным карьерным активом друг друга. Работающий супруг может не только смягчить риски в случае увольнения, но и послужить своего рода трамплином для достижения мечты мужа или жены, будь то написание романа, работа в некоммерческой организации, развитие стартапа или съемки в мыльной опере. И неважно, займетесь вы этим в 30 лет или в 60.

Это совершенно новая и потенциально захватывающая игра. Такой сценарий был невозможен в более раннюю эпоху семей с одним кормильцем, где финансовое бремя по историческим (а зачастую и по психологическим) причинам ложилось на мужчину. Многие пары сегодня просто меняются традиционными гендерными ролями, продолжая при этом придерживаться все той же модели семьи (то же самое происходит в семьях с одним родителем, где доминируют женщины). Эти варианты недостаточно гибки и очень небезопасны в наши нестабильные экономические времена.

Но в слишком многих работающих парах даже в эпоху предполагаемого равенства два человека могут конкурировать за краткосрочные компромиссы вместо того, чтобы сотрудничать для достижения долгосрочных взаимовыгодных результатов. В конце концов пары начинают вести переговоры, основываясь на текущей ситуации и забывая о важности долгосрочного планирования. Это приводит к принятию решений, основанных на том, у кого более высокий доход, есть ли у одного из супругов долгосрочные командировки за границу, воспитывают ли они детей. Как много пар решают, что один из родителей останется дома из-за того, что стоимость ухода за ребенком превышает доход одного родителя (обычно мамы)? Но они забывают рассчитать влияние такого решения на карьеру этого родителя, на его потенциал для заработка (отказ от карьеры может стоить до $1 млн потерянного дохода), а также на возможности пары поменяться ролями или объединить их.

Карьеры в современном мире превращаются в 50-летние марафоны, а не в 30-летние спринты, и самое время задуматься и над построением совместных карьер на более длительный срок. Мы по-прежнему позволяем слишком многим решениям, принятым нами в 30 лет, десятилетиями определять нашу профессиональную судьбу. Намного больше ободряет мысль о том, что мы можем передавать эстафету и вперед, и назад, но все равно закончить гонку красиво. Благодаря такому подходу мы можем выяснить, что те, кто заботятся о детях после их рождения, все чаще становятся предпринимателями в более позднем возрасте, а корпоративные титаны, сделавшие карьеру в крупных компаниях, рады уйти с работы и стать поддержкой для своих супругов.

Гибкость мышления поможет найти нужную модель

Многие уделяют больше внимания внедрению инноваций на работе, а не дома. Попробуйте устроить семейный мозговой штурм за обеденным столом. Какова ваша модель? Вы оба довольны ролями, которые занимаете в данный момент? Есть ли мечта, которую один из вас или вы оба хотите вспомнить и обсудить?

Вот некоторые из моделей, которые выбирают работающие пары, обсуждают их и наслаждаются результатом (иногда на одном этапе, а иногда и всю жизнь). Все эти модели работают в том случае, если обе половины действуют согласованно, по крайней мере, в конкретный момент.

Одиночная карьера — это исторически сложившаяся классическая модель. Карьера одного из партнеров определяет все остальное. Супруг и дети действуют в соответствии с ней. Это часто позволяет получать высокую зарплату и полностью фокусирует одного из партнеров на работе. Другой партнер открыт для всех остальных ролей и может не беспокоиться о доходах. Но такие пары находятся в группе риска неожиданной и полной потери дохода. Неработающему партнеру будет гораздо труднее оправиться от возможного расставания или развода, и часто он даже не имеет пенсионных накоплений. Одна из проблем для женщин старшего возраста (большинство из которых имеют работающих супругов) заключается в том, что они входят в возрастные группы, в которых доминируют мужчины с неработающими женами. Это ставит их в конкурентно невыгодное положение, в то время как командная культура, построенная супругами с одиночной карьерой, работает в режиме 24/7 (просто потому, что они так могут).

Модель с одной лидирующей карьерой — вариация первой модели. Одна из карьер имеет явно доминирующее значение и определяет, где пара живет и в каком направлении движется. Второй партнер работает неполный рабочий день или имеет гибкий график на фрилансе. Преимущества у этой модели те же, что и в случае с моделью Одиночной карьеры, а занятость второго партнера смягчает ее недостатки. Например, Джо переезжала из страны в страну за своим супругом, работающим в нефтяной компании, и смогла превратить это в профессию. Она писала книги о том, как открыть себя заново, и стала онлайн-редактором и наставником для писателей.

Чередование. Многие пары выбирают равноправное чередование возможностей. У каждого из супругов есть возможности для повышения или переезда, и один из них в какой-то момент согласен подстроиться под реализацию таких возможностей. Далеко не всегда это означает, что партнеры движутся друг за другом с семьей на буксире. Иногда пары селятся в одном месте, и один из супругов много путешествует по работе. Так, в транснациональных компаниях удивительно много пар живут порознь (иногда годами). Эта модель может стать слишком «деловой», если не проявить достаточной гибкости. Когда желание одного из партнеров быть первым становится абсолютным, пары теряют тот баланс, которого добивались. Хелен и ее муж Роб — очень успешная и весьма заметная пара генеральных директоров — чередовали недели в течение года. Каждый из них мог полностью сосредоточиться на работе, поездках и неотложных проблемах на одну неделю из двух. А на следующей неделе они несли ответственность за все остальное. Это позволило им наслаждаться обеими ролями в полной мере.

Параллелограммы — модель с двумя мощными параллельными карьерами. Такие пары еще называют «четой лидеров». В этом случае карьеры супругов усиливают друг друга благодаря взаимной подпитке профессиональными знаниями и связями. Вспомним, например, главных героев сериала «Карточный домик». Такие пары любят обсуждать дела и делиться тем, что происходит в их совместных карьерах, потому что это подпитывает другого партнера. Они могут учиться друг у друга и у компаний, в которых работает каждый из них. Джули и Эндрю управляют двумя разными, но связанными бизнесами, где один из супругов возглавляет коммерческое подразделение, а второй — некоммерческое. Вместе они представляют успешную комбинацию. В такой модели под угрозой часто оказывается именно семья. Дети могут получать недостаточно внимания, потому что их родители увлечены разговорами друг с другом. Сегодня две большие карьеры в одной семье часто не удовлетворяют потенциальных работодателей, так как такие пары теряют географическую мобильность: очень сложно найти должность такого же уровня для одного из супругов в другой стране.

Дополнение — модель, при которой разнообразие в парной карьере оказывается так же полезно, как разнообразие в любой команде. Пары с карьерами в разных сферах, которые находятся на разных этапах, с разными пиковыми периодами и временными рамками, часто легче справляются с жизненными проблемами. Им проще преодолеть критические моменты, потому что они случаются в разное время и на разных этапах. Такая модель охватывает достаточно широкий спектр профессий: от корпоративной или научной карьеры до предпринимательской или писательской деятельности. Джордж и Анна использовали чередование ночных и дневных смен как основное различие их карьер: она работала медсестрой по ночам, а он был инженером в дневное время. Виделись они во время завтрака и ужина. Джульетта была фрилансером, когда дети были маленькими, а ее мужу Джону нравилась работа в социальной сфере. Когда их дети подросли, ее бизнес пошел в гору. Оставив свою выдающуюся карьеру раньше времени, Джон смог путешествовать по миру со своей женой ради ее бизнеса, который теперь приносил большой доход. Еще одно преимущество очень разных карьер заключается в отсутствии соревновательного аспекта в отношениях супругов. Два юриста или два консультанта, чьи карьеры развиваются с разной скоростью, особенно при условии наличия детей, могут конфликтовать. Разные карьеры, как правило, имеют разные критерии для оценки успеха и совсем различные жизненные циклы и могут хорошо сочетаться друг с другом.

Какой бы ни была модель, главный секрет успеха кроется в совместной работе. Вы можете переходить от одной модели к другой на протяжении долгой карьеры, и это тоже может быть частью вашего плана. Это поможет вам осознать, чего именно ваша пара хочет достичь, и понять преимущества и риски каждой модели на разных этапах жизни. Семейная карьера сделает вас гибкими, обеспечит вашу безопасность и предоставит вам новые возможности. В результате оба супруга получают близкого человека, который их поддерживает, разделяет их видение жизни и вкладывает силы в их карьеру так же, как и в свою. Это существенно выгоднее для обоих.

Об авторе. Авива Виттенберг-Кокс (Avivah Wittenberg-Cox) — гендиректор 20-first, одной из ведущих консалтинговых компаний в сфере гендерных вопросов, автор книги Seven Steps to Leading a Gender-Balanced Business.

https://hbr-russia.ru/karera/professionalnyy-i-lichnostnyy-rost/806046

2019-07-08T11:07:33.989+03:00

Mon, 08 Jul 2019 08:10:02 GMT

Пять работающих моделей для семьи и карьеры

Как работающим супругам построить карьеру и сохранить гармоничную семейную жизнь

Карьера / Профессиональный и личностный рост

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/59/nr582/original-usa.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Читать полностью

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия