Возможно, мы учимся вовсе не на ошибках | Harvard Business Review Russia
Профессиональный и личностный рост

Возможно, мы учимся вовсе не на ошибках

Возможно, мы учимся вовсе не на ошибках
Daniel Cheung / Unsplash

Лорен Эскрейс-Уинклер и Айелет Фишбах из Школы бизнеса Бута Чикагского университета предложили участникам исследования очень сложный тест с двумя вариантами ответов. Затем половине участников сообщили о вопросах, на которые они ответили правильно, а другой — о тех, где они ошиблись. В итоге у всех появилось полное представление о том, что у них получилось и что не получилось, в повторном тесте участники с «позитивным» фидбэком сумели ответить на большее число вопросов правильно, а участники с «негативным» почти или совсем не улучшили свои результаты. Вывод? Возможно, мы учимся вовсе не на ошибках. Лорен Эскрейс-Уинклер, защищайте свою идею!

Эскрейс-Уинклер: В нашей культуре принято считать, что люди учатся на ошибках. Состоявшиеся люди, рассуждая о своем пути к успеху, советуют «ошибаться заранее». Не так давно председатель Верховного суда США Джон Робертс, выступая с напутственной речью, пожелал студентам неудач — чтобы им было на чем учиться. Тем не менее, мы с моим соавтором Айелет Фишбах находим, что провалы влияют на нас ровно наоборот: они мешают нам учиться.

Пережив промах, люди чувствуют свою уязвимость и уходят в глухую защиту — буквально не хотят ничего слышать. Это нас удивило. Неприятные ситуации обычно привлекают внимание. Когда мы проезжаем на шоссе аварию, нас так и тянет посмотреть, что же там произошло. Но когда речь идет о личном провале, люди стараются отвлечься, чтобы сберечь остатки самооценки, в результате плохо воспринимают информацию и не обучаются — кроме случаев с особо сильной мотивацией.

HBR: Почему участники ваших исследований не были достаточно мотивированы?

Если это ничем не грозит, люди склонны игнорировать свои сбои. Нет ничего опасного в том, чтобы не знать ответов на вопросы вроде «Сколько денег ежегодно теряют американские компании из-за плохого обслуживания клиентов?» или «Какие из следующих символов древней надписи обозначают животное?».

А вот если ошибка слишком велика и ее последствия невозможно оставить без внимания без вреда для себя, человек включается и извлекает из нее уроки. В психологии известен феномен под названием шоковое обучение. Например, лабораторные крысы запоминают особо тяжелый эпизод — если попробовали яд или получили удар электротоком. Люди тоже учатся на собственном опыте — если провал был значительным. Но большинство повседневных неудач слишком малы, чтобы достигнуть порога нашей особой восприимчивости.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать
«Не хочу быть CEO»
Ксения Попова