Карьера / Управление временем

Опасное дело: чем трудоголики отличаются от тех, кто много работает

Опасное дело: чем трудоголики отличаются от тех, кто много работает

27 апреля 2018|Лике тен БруммелхойсНэнси Ротбард

Ханна, финансовый директор в международной компании, предоставляющей услуги помощи на дому, работает больше обычного. Как правило, в офисе она с 9 утра до 5 вечера, но дома, когда трое ее детей ложатся спать, она работает за ноутбуком еще четыре часа до полуночи. Иногда она работает и в выходные. Несмотря на то что она трудится 60-65 часов в неделю, Ханна сказала нам, что может «выключаться», когда нужно, и что по-прежнему каждый день чувствует себя бодрой и не испытывает проблем со здоровьем.

Майкл, директор по стратегии в американской страховой компании, трудится меньше, чем Ханна. Его рабочий день обычно начинается в 8 утра и заканчивается не позднее 6 вечера, а в пятницу он часто освобождается в 3 часа дня. Но хотя в среднем он работает 45 часов в неделю, не женат и у него нет детей, ему трудно «отключиться» и отвлечься от работы – он постоянно проверяет свой электронный почтовый ящик и беспокоится о делах. Несколько месяцев назад в ходе планового медицинского осмотра врач заметил, что у Майкла высокий уровень холестерина липопротеинов низкой плотности, что повышает риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний и диабета. Ему выписали препарат для его снижения.

Мы склонны думать, что для нашего здоровья работать слишком много — это плохо. Но остается неясным, что именно в этом вредного. Если мы работаем сверхурочно, повышает ли это риск возникновения проблем со здоровьем? Или есть что-то еще, что наносит вред здоровью, например, психологическая трудозависимость, как у Майкла?

Что показало наше исследование

Мы стремились выявить разницу между поведением (выбором работать сверхурочно) и складом ума (непреодолимым побуждением работать или тем, что мы называем трудоголизмом). В 2010 г. мы провели исследование в голландском дочернем подразделении международной финансовой консалтинговой фирмы, насчитывающей более 3500 работников. Мы обратились к ее сотрудникам с просьбой заполнить анкету, а потом записаться на медицинское обследование. 763 работника выполнили оба условия.

В анкете мы спрашивали участников о склонностях к трудоголизму (например, «я чувствую себя виноватым, когда не занят работой» и «в работе я сам ставлю себе дедлайны и так создаю себе стресс»), об их навыках, трудовой мотивации и среднем количестве рабочих часов в неделю. Также интересовались, испытывали ли они психосоматические расстройства, например, головные боли или проблемы с желудком. Из медицинских обследований мы получили данные о различных биомаркерах (например, объем талии, уровень триглицеридов и холестерина, кровяное давление), совокупность которых предоставляет надежный способ оценки риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета у работника – то, что принято называть «метаболическим синдромом» (МС). Дополнительно мы учитывали целый ряд факторов, например, пол, возраст, образование и генетическую предрасположенность к сердечно-сосудистым заболеваниям.

Мы выяснили, что продолжительность рабочего времени не имеет никакого отношения к проблемам со здоровьем, а вот трудоголизм имеет. У сотрудников, работавших сверхурочно (обычно более 40 часов в неделю), но не одержимых работой, отсутствовал повышенный риск метаболического синдрома, и от них поступило меньше жалоб на здоровье – в отличие от работников с признаками трудоголизма. Мы обнаружили, что вне зависимости от того, работали трудоголики сверхурочно или нет, от них поступило большее число жалоб на здоровье, и у них был выявлен повышенный риск метаболического синдрома. Они также продемонстрировали большую потребность в отдыхе, более частые нарушения сна, высокую степень цинизма, эмоционального истощения и депрессии в отличие от сотрудников, работавших сверхурочно, но не склонных к трудоголизму.

Примеры Ханны и Майкла, которых мы опрашивали отдельно, вне рамок вышеописанного исследования, подтверждают его результаты. Ханна работает больше обычного, но психологически она не поглощена работой. Когда она заканчивает рабочий день, то испытывает чувство удовлетворения и легко засыпает. Утром она просыпается бодрой и готовой к новому рабочему дню. Она сказала нам: «Пока я непосредственно работаю, я серьезно отношусь к работе, но забываю о ней, как только решаю, что на сегодня сделала достаточно». Майкл же испытывает непреодолимое побуждение трудиться — упорно и напряженно, и ему неспокойно, когда он не занят. Он продолжает думать о делах, и часто ему бывает трудно заснуть и отдохнуть за ночь. На вопрос об общем уровне стресса он ответил, что «не припомнит, когда не испытывал стресс или тревогу по поводу работы».

В отличие от людей, просто работающих сверхурочно, трудоголикам тяжело психологически отключиться от работы. А нам известно, что непрестанные размышления часто сопровождаются стрессом, тревожностью, депрессией, нарушениями сна, что мешает восстановиться после работы. Таким образом, у трудоголиков стресс часто носит хронический характер, что приводит к постоянному переутомлению.

Вот простое объяснение, почему так происходит. Чтобы справиться со стрессом, организм активирует несколько систем (например, сердечно-сосудистую, нейроэндокринную). Допустим, вам нужно закончить в срок важный проект. С приближением этой даты ваш уровень гормонов стресса (например, кортизола), про- и противовоспалительных цитокинов (например, интерлейкина-6) и кровяное давление, вероятнее всего, повысятся. Но после завершения проекта эти показатели обычно возвращаются к своим изначальным уровням, известным как «заданные величины». Когда у вас чрезмерная рабочая нагрузка, и вы постоянно работаете на пределе возможностей своего организма, это может привести к изменению ваших заданных величин. Повышенное кровяное давление может приобрести хронический характер, уровень кортизола — оставаться высоким. Когда системы вашего организма постоянно работают на повышенных показателях, увеличивается риск развития сердечно-сосудистого заболевания (ССЗ), диабета и даже риск смерти.

Важна ли любовь к работе?

Большинство трудоголиков знает о своих обсессивных рабочих привычках, а друзья и родственники нередко предупреждают их о возможных рисках для здоровья. Но часто эти люди оправдываются тем, что любят свою работу. Линда, юрист по делам о нанесении телесных повреждений, которую мы также интервьюировали вне рамок нашего исследования, с готовностью признает свою зависимость, но заявляет, что просто слишком любит работу и поэтому не хочет ничего менять. Линда работает в небольшой юридической фирме в Канаде. Продолжительность ее рабочей недели для адвоката исключительно короткая (40 часов в неделю), и она испытывает чувство вины, когда не занята работой. Часто вне своего рабочего времени Линда пытается найти решения для клиентов, поэтому после работы ей трудно полностью погрузиться в занятия со своим пятилетним ребенком. Она испытывает частые головные боли и плохо спит, так как думает о работе и о новых вариантах решения задач. Когда она рассказала мужу и доверенному коллеге о постоянных головных болях и нарушениях сна, они оба уговаривали ее посетить врача — но сначала она отказывалась. Она сказала нам: «На самом деле у меня нет серьезных проблем, по крайней мере, физических. Мне просто нужно больше часов в сутках».

Нам хотелось понять, снижает ли любовь к своему делу вредное воздействие трудоголизма на здоровье. Изучив данные нашего исследования, мы выделили трудоголиков, заявивших, что они очень увлечены своей работой (то есть они получают удовольствие от нее, чувствуют себя бодро на работе и с легкостью погружаются в нее) и трудоголиков с низкой заинтересованностью в работе. Мы обнаружили, что и от тех, и от других поступило большее число жалоб на психосоматическое здоровье (например, головные боли, проблемы с желудком) и жалоб на психическое состояние (нарушения сна, депрессия), чем от остальных работников. Вместе с тем в отличие от увлеченных трудоголиков у трудоголиков с низкой заинтересованностью в работе был выявлен более высокий риск метаболического синдрома — на 4,2 % выше. Этот показатель может казаться незначительным, но даже небольшое его увеличение способно представлять серьезный риск для здоровья.

Все это предполагает, что любовь к работе может до некоторой степени снизить риск, связанный с одержимостью ею. Мы также выяснили, что по сравнению с трудоголиками с низкой заинтересованностью в работе увлеченные получают больше помощи как дома, так и на работе. Они рассказали, что пользуются большей поддержкой (например, в виде советов, информации, благодарности) от начальника, коллег, супруга или супруги. К тому же, они продемонстрировали более высокие навыки общения и рабочие навыки, а также более эффективную организацию времени и внутреннюю мотивацию.

Мы считаем, что благодаря этому ресурсному арсеналу у трудоголиков, увлеченных работой, есть шанс не позволить первичным жалобам на здоровье перерасти в более серьезные проблемы. Выслушав опасения супруга, Линда проконсультировалась со своим врачом. Он провел общий медицинский осмотр, и, как Линда и подозревала, результаты не выявили проблем в ее физическом здоровье. Но доктор направил ее к специалисту для лечения нарушений сна, о которых Линда упомянула во время медосмотра.

Если проанализировать все наши примеры, становится ясно, что хотя и Ханна, и Майкл, и Линда напряженно работают, их отношение к работе существенно отличается, а значит отличаются и риски для их здоровья. Из-за того, что Ханна работает больше обычного, уровень ее стресса бывает высоким, но так как его показатели возвращаются на исходный уровень, стресс не носит хронического характера, отсутствуют характерные угрозы ее психическому или физическому здоровью. У Майкла психологическая трудозависимость, он не получает удовольствия от работы, что приводит к постоянному стрессу и неудовлетворенности, частым приступам тревоги и депрессии, а также к повышенному риску развития сердечно-сосудистых заболеваний. У Линды похожая ситуация, но она любит работу и получает поддержку от семьи. Хотя она и страдает от нарушений сна и головных болей, риск развития сердечно-сосудистых заболеваний у нее не повышенный.

Две ключевые идеи — и оговорки для них

Эти истории и результаты нашего исследования выявляют две ключевые идеи. Во-первых, когда речь идет о здоровье, работать сверхурочно не так вредно, как быть одержимым работой. Но здесь нам необходимо сделать важную оговорку: участники нашего исследования работали максимум 65 часов в неделю, и нам не известны последствия для здоровья, если работать еще больше. Вероятно, очень сложно отключиться от дел, найти время на занятия для восстановления сил или достаточно высыпаться при продолжительности рабочей недели 70 и более часов. Тем не менее, по-видимому, на наше субъективное самочувствие и риски для здоровья большее влияние оказывают наши мысли и эмоции по поводу работы, чем продолжительность рабочего времени.

Во-вторых, трудоголики, которые любят свою работу, до некоторой степени защищены от наиболее серьезных рисков для здоровья, и это может объясняться тем, что они чувствуют, что их работа стоит всех тех огромных усилий, которые они вкладывают в нее. Однако здесь необходимо сделать другую оговорку: хотя мы и обнаружили у трудоголиков, увлеченных работой, менее высокие физиологические риски для здоровья, чем у трудоголиков с низкой заинтересованностью в работе, тем не менее они чаще сообщали о депрессии, нарушениях сна, различных жалобах на психосоматическое здоровье и о большей потребности в отдыхе, чем нетрудоголики. Все это свидетельствует о том, что самочувствие трудоголиков может ухудшиться независимо от того, насколько сильно они любят свою работу.

Как избежать негативных последствий трудоголизма

Наше исследование предлагает несколько потенциальных решений, чтобы удержать уровень стресса в рамках и предотвратить риски для здоровья.

Первым шагом будет признать, что отношение к работе становится нездоровым, когда оно выходит из-под контроля и разрушает другие отношения.

Следующий шаг — вернуть контроль над своим рабочим поведением. Это можно сделать, установив четкие правила м определив, сколько часов в день вы будете работать. Благодаря этому вы сможете принять тот факт, что существует момент, когда вы достаточно поработали за день. Если вам тяжело «отключиться», можно закончить работу за два или три часа до сна. Что-то приятное, не имеющее отношения к работе, например, встреча с друзьями, поход в кино, книга или обучение новым навыкам, поможет психологически отключиться от работы.

Размышление о причинах, по которым вы работаете чрезмерно и с одержимостью, также может оказаться полезным. Мы выявили поразительное отличие в мотивации между увлеченными и незаинтересованными трудоголиками. В то время как увлеченные трудоголики работали, потому что получали удовольствие от работы или считали ее важной (это внутренняя мотивация), то незаинтересованных трудоголиков с большей вероятностью заставляла работать внешняя мотивация, например, деньги и статус. Внутренняя мотивация дает больше оптимизма, сил и упорства, в то время как внешняя мотивация часто вызывает тревожность и подтачивает упорство, с большей вероятностью приводя к неудаче.

Активный психологический настрой, характерный для работников с высокой внутренней мотивацией, может подтолкнуть их к действию, когда у них появляются первичные жалобы на здоровье, в то время как тревожность и неудовлетворение, сопровождающие внешнюю мотивацию, могут привести к большей пассивности у незаинтересованных трудоголиков, так что они сохранят свои нездоровые рабочие привычки и со временем столкнутся с серьезными рисками для здоровья. Таким образом, если вы найдете способы развить внутреннюю мотивацию с помощью новых проектов или даже новой работы, вы можете стать не только более счастливыми, но и более здоровыми.

Менеджеры также могут помочь работникам найти внутреннюю мотивацию, снова заинтересовав их работой и оказывая большую поддержку. Они могут назначать работникам трудные, но выполнимые задания, снизить бюрократические и другие препятствия, обсуждать их личностный и профессиональный рост и давать им достаточно ресурсов для выполнения работы (например, самостоятельность, обратную связь и поддержку). Менеджеры могут помочь сотрудникам развить навыки общения и управления временем с помощью еженедельных списков дел, списков долгосрочных целей, разграничения срочных и несрочных задач, планирования периодов исключительно для важных дел. Друзья и семья также могут сыграть свою роль, обеспечив дома эмоциональную и реальную поддержку.

Подводя итог, скажем, что задача для всех состоит в том, чтобы распознать психологическую трудозависимость и предотвратить ее последствия. Установка на вовлеченность и способность «отключаться» значительно поможет работникам быть счастливыми на работе и вне ее.

Об авторах. Лике тен Бруммелхойс — доцент кафедры менеджмента в школе бизнеса Биди при Университете Саймона Фрейзера, PhD организационной социологии. Основная область интересов лежит в исследованиях на темы, относящиеся к благополучию работников. Нэнси Ротбард — профессор кафедры менеджмента в Уортонской школе бизнеса при Пенсильванском университете. 

https://hbr-russia.ru/karera/upravlenie-vremenem/768034

2018-04-27T07:15:12.000+03:00

Fri, 27 Apr 2018 14:13:40 GMT

Опасное дело: чем трудоголики отличаются от тех, кто много работает

Почему зависимость от работы так опасна

Карьера / Управление временем

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/38/1bd09t/original-1pdp.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия