Обратная сторона удаленки | Harvard Business Review Russia
Управление временем

Обратная сторона удаленки

Ирина Пешкова
Обратная сторона удаленки
Jason Strull / Unsplash

Ситуация: Директор по маркетингу узнает, что компания переводит сотрудников с дистанционной работы в офис, и задумывается, как совместить карьеру с воспитанием ребенка.

 — Пап, смотри, лягушки! Они так смешно плывут, а это что?

Девочка лет семи присела на корточки у небольшого пруда и внимательно всматривалась в глубину. Меж водорослей покачивались длинные полупрозрачные нити.

— Маруся, отойди подальше. Это икра, весной лягушки ее откладывают.

Антон переживал, что неугомонная дочь, которая только что носилась вдоль берега, от любопытства залезет в холодную воду.

— Икра? Ух ты! Давай возьмем ее с собой, и у нас будет много головастиков дома. Целая ферма!

— Марусь, ну как мы ее возьмем? В руках понесем? У нас ни банки нет, ничего. Пойдем уже, а? Мне пора возвращаться. А вечером снова придем.

Антон, директор по маркетингу компании по производству снеков, боялся опоздать на встречу по Zoom, которая должна была начаться через час. Вот уже год он трудился из дома и большую часть времени проводил за компьютером. Но нынешним утром сделал исключение и повел дочь на прогулку: девочка долго болела, и доктор только сегодня разрешил ей немного погулять. На улице ласково светило майское солнце, и Антон никак не мог уговорить соскучившегося по играм на воздухе ребенка вернуться домой.

— Пап, ну сейчас, ну минуточку, смотри какая толстая жаба, похожа на Тамару Петровну из соседней квартиры.

Маруся раскраснелась от бега и свежего ветра и, разглядывая дно пруда, энергично сдувала с лица длинную челку.

Антон улыбнулся — старенькая, но очень грозная соседка все время делала маленькой шустрой Марусе замечания, поэтому девочка ее не любила, — но вслух сказал:

— Ну она очень добрая на самом деле, только одинокая и устает от шума. Она не заслуживает сравнения с жабой, да и непонятно, какими мы с тобой будем, когда состаримся.

— Я буду чайкой! — крикнула Маруся, вскочила и, раскинув руки, помчалась вдоль берега. Местные утки, увидев девочку, поначалу устремились к ней, ожидая корма, а потом отплыли подальше от берега, сердито крякая. Наконец она подбежала к отцу, протянула к нему руки и, когда он наклонился к ней, чмокнула его в нос и спросила:

— А вечером майских жуков ловить пойдем? Я уже нашла сачок.

Антон отряхнул ее ладошки, испачканные песком, поправил на ее голове кепку и проговорил:

— Посмотрю на твое поведение. А сейчас, стрекоза моя, пора, у меня совещание, а у тебя — бабушкины сырники.

Они сели на велосипеды и поехали домой.

Неприятные новости

Открывая дверь, Антон услышал напоминание в телефоне: встреча должна была начаться через пять минут. Быстро налив чай дочери, он попросил ее вести себя потише и пошел в кабинет. Скоро из поликлиники должна была вернуться его мама, Марусина бабушка. Она недавно перенесла инфаркт и сейчас понемногу восстанавливалась. Пока ее не было, надо было следить, чтобы Маруся, соскучившись в одиночестве, не просочилась в его комнату во время совещания. Усевшись за вечно включенный компьютер, Антон присоединился к онлайн-встрече. Когда на мониторе появились лица коллег, он радостно помахал рукой.

Павел Юрьевич, гендиректор, поприветствовал его:

— Добрый день, Антон. Ждем еще нескольких человек и начинаем.

Антон ненадолго выключил камеру и вышел проверить, что делает дочь. Увидев, что она села рисовать в соседней комнате, попросил:

— Марусь, у меня все начинается, не входи пока, ладно?

Девочка, старательно выводившая что-то на листе бумаги, кивнула. Антон прикрыл дверь и вернулся на рабочее место. Вскоре началось совещание.

Гендиректор бегло рассказал о проектах, реализованных за последние два месяца. Дела компании шли в гору. Пандемия, конечно, подкосила бизнес, но благодаря действиям дружного профессионального коллектива все сложности остались позади. Время от времени Павел Юрьевич выделял кого-нибудь из сотрудников и рассказывал о его показателях. Наконец очередь дошла до Антона.

 — Особенно хочу поблагодарить директора по маркетингу и его команду. Ребята провели эффективные акции по продвижению основных продуктов, и за счет этого продажи в некоторых регионах выросли на 15%. Антон, в будущем жду от вас таких же отличных результатов. Спасибо за работу.

Антон улыбнулся:

— И вам спасибо, Павел Юрьевич. Будем стараться.

Директор тем временем продолжал:

— А сейчас, коллеги, сообщу вам важные новости. Мы решили вернуть всех в офис. Дела снова идут неплохо, мы можем позволить себе аренду помещений в хорошем районе Москвы, не в центре, конечно, но добираться очень удобно. На пару месяцев постараемся оставить гибкий график: один день в неделю вы сможете работать из дома. А в августе все будем трудиться, как раньше, плечом к плечу. Пожалуйста, донесите эту информацию до своих подчиненных. Исключений быть не может.

По мере того, как гендиректор рассказывал о предстоящих переменах, Антон все больше погружался в собственные мысли. «Вернуться в офис, сейчас?! — думал он. — Но как это сделать?» Наконец совещание закончилось, все отключились, а директор по маркетингу продолжал сидеть в кресле, с трудом соображая, что ему предпринять.

Предыстория

Чуть больше года назад, когда пандемия только начала распускать свои щупальца и мало кто верил, что она продлится долго, Антон наравне с коллегами постепенно переходил на дистанционный формат работы. Компания сократила расходы на аренду офисных помещений и отправила всех непроизводственных сотрудников на удаленку. Сложнее всего для маркетингового подразделения было перенести в Zoom встречи с рекламными агентствами, но так как многие организации оказались в похожей ситуации, вскоре все привыкли, перестроились, стали справляться, как прежде, и постепенно показатели начали возвращаться к докризисным.

Пока Антон работал из дома, жена сидела с дочерью. Через три года после рождения Маруси она, взяв кредит в банке, открыла небольшое экскурсионное бюро, о котором мечтала несколько лет. Но рассчитаться с долгом не успела: из-за внезапно разразившейся пандемии бизнес пришлось на время заморозить. Антон трудился за двоих, выплачивая кредит: работа в известной стабильной фирме помогала ему справляться с трудностями. Он как мог старался поддерживать жену, которая мучилась от нереализованных амбиций, но в семье все равно участились скандалы. Как только ситуация немного стабилизировалась, жена вернулась к своему бизнесу.

До пандемии с Марусей часто сидела теща, которая временно жила у них и водила внучку в кружки и детский сад. Но, заболев коронавирусом, она надолго слегла, а потом вернулась в родной город. Жена с головой ушла в свой бизнес: его нельзя было бросить, да и кредит нужно было быстрее погашать. Ситуация обострились ранней весной, когда уже почти удалось расплатиться с долгами: жена нашла инвестора, который пообещал вложиться в ее новый проект экскурсий-квестов. Дополнительные обязательства потребовали еще более длительных поездок.

На семейном совете супруги решили, что Антон уедет с Марусей к матери в дальнее Подмосковье, где все было в шаговой доступности. В начале мая Антон перебрался в маленький зеленый городок, подальше от пыльной Москвы. Удаленка позволяла много времени проводить с ребенком, который часто грустил в последнее время, скучая по матери. Они очень сблизились, и Антон старался не оставлять дочь надолго одну. Осенью он планировал отдать ее в школу, которая находилась рядом с домом. И вот сейчас как снег на голову — новость о том, что вскоре придется вернуться в офис. 

Ситуация проясняется

Путаясь в мыслях, Антон решил поговорить с Арсением, близким другом, который работал в той же компании заместителем гендиректора по продажам. Антон связался с ним по видеосвязи.

— Сень, привет. Слушай, что происходит, почему так резко отменяют удаленку?

— Подожди, Тоха, я за рулем, сейчас перестроюсь.

Арсений, яростно с кем-то переругиваясь через открытое окно, прервал разговор и через несколько минут продолжил по громкой связи:

— Насколько я понял, компания собирается выходить в другой регион, да еще и запускать новый продукт. Сейчас как раз ведутся переговоры с поставщиками ингредиентов. Собственники решили, что надо сделать рывок, иначе в ближайшее время мы можем потерять долю рынка. По инсайдерской информации, скоро появится новый и очень сильный конкурент, буквально в ближайшие месяцы. На рынок выйдет какой-то суперинновационный продукт, в разработку которого вложены огромные деньги. Вроде даже из Китая, но не знаю точно.

— Понятно. Черт, как не вовремя сейчас все это.

Арсений продолжил:

— Я понимаю, что тебе это неудобно. Но ты погоди, не нервничай. Попробуй поговорить с гендиректором, он же не в курсе твоей ситуации, не знает, какие у тебя перемены. Ну в крайнем случае няню найдешь, все устроится.

— Да, Сень, Маруся только привыкла к нашей новой жизни. Она очень скучает по матери, еще и я буду пропадать дни напролет. На свою маму я ее оставить не могу, а поручать чужому человеку рука не поднимается. Скоро школа — первый класс, постоянные стрессы.

— Я думаю, ты должен поговорить с женой, старик. Проблема ваша общая.

— Ну не могу я ее сейчас дергать. Она только нашла инвестора, только появилась надежда раскрутить бизнес. Ей это тоже непросто дается.

Антон повесил трубку и в дурном настроении пошел на кухню. Он понимал, что медленно, но верно загоняет себя в тупик. Изо всех сил гнал мысль о том, что может потерять любимую стабильную работу, но оставлять дочь на целый день с больной матерью хотелось еще меньше. Между тем, она уже пришла домой и мирно беседовала с Марусей на кухне.

Дочь вертела в руках упаковки пастилы и печенья, которые бабушка купила к чаю, и, громко читая названия, сразу подбирала к ним рифмы — с некоторых пор она упражнялась в сочинении стихов и порой помогала Антону придумывать забавные слоганы.

— Пап, давай на картинке вашего нового батончика будет лягушка. Я сочиню какой-нибудь смешной стишок.

Антон улыбнулся, а потом, в шутку нахмурив брови, спросил:

— А кто мне обещал убрать наконец с пола детали лего? Мы с бабушкой уже все ноги искололи.

Маруся закрыла глаза руками и жалобно попросила:

— Папочка, ну давай потом. Я так устала, я хочу отдохнуть.

Антон погрозил ей пальцем:

— Как говорил Марк Твен, «если с утра съесть лягушку, остаток дня обещает быть чудесным, поскольку худшее на сегодня уже позади». Лягушка — это неприятное или сложно дело. Давай-ка иди убирайся. Да и я, пожалуй, пойду съем свою лягушку сейчас.

Маруся хитро посмотрела на отца и засмеялась:

— Ладно. Съем лягушку, хотя уже не утро, а почти обед. А этот противный Твен не придумал ничего такого про майского жука и вечер? Жука я не съем.

Антон снова улыбнулся и вернулся к себе, решив поговорить с начальником.

Разговор с директором

Павел Юрьевич ответил не сразу. Он не любил общаться через секретаря и всегда говорил, что каждый может связаться с ним лично. Правда, дозвониться было непросто: телефон директора был вечно занят. После нескольких попыток Антону это удалось.

— Павел Юрьевич, добрый день еще раз. Мне нужно с вами поговорить.

— Да, Антон, слушаю, у тебя десять минут.

Антон собрался с мыслями и выпалил:

— Я не смогу вернуться в офис. Мне необходим удаленный график, хотя бы на ближайший год.

Повисла пауза, затем гендиректор кратко проговорил:

— Обоснуй.

Понимая, что каждое слово сейчас может иметь решающее значение, Антон медленно произнес:

— У меня проблемы в семье: не с кем надолго оставлять ребенка.

Павел Юрьевич, не задумываясь, ответил:

— Антон, все понимаю, но мы все родители, и у всех свои сложности. Я не смогу сделать исключение для тебя: слишком интенсивной будет работа.  Впереди большие перемены, и на твое подразделение ляжет основная нагрузка. Пожалуйста, реши проблемы поскорее — уверен, ты сможешь это сделать. Все, у меня другая встреча, договорим потом.

Директор повесил трубку. За стеной над чем-то громко смеялась Маруся, а Антон чувствовал себя так, будто на него вылили ушат холодной воды.

Комментарии экспертов: как поступить Антону?

Елена Волковская, директор по стратегическому маркетингу компании КРОК

Сегодня мы все ближе к новой постковидной реальности, в которой средства индивидуальной защиты и социальная дистанция становятся нормой, а людей, привившихся от коронавируса, все больше с каждым днем. Неудивительно, что многие организации, в том числе в России, задумываются о возвращении персонала в офис и о гибридном формате работы.

За полтора года удаленки бизнес-процессы перестроили не только компании, но и сотрудники и их семьи. Для кого-то совмещать работу и быт оказалось настоящей проблемой. Но для значительной доли тех, кто помимо роли сотрудника выполняет обязанности родителя и попечителя, домашний офис стал инструментом, позволяющим эффективно трудиться и при этом проводить больше времени с семьей.

История Антона — один из многих примеров того, что сотрудник, успешно выполняющий рабочие задачи из дома, должен вернуться в офис, но не может сделать это по личным причинам. Антон далеко не первый, кто столкнулся с выбором между семьей и карьерой, но его проблему можно решить. Главное, на мой взгляд: выбирать что-то одно точно не нужно. Антон — опытный менеджер, который в силах представить руководству железные аргументы в пользу того, что без потери личной и командной эффективности можно плавно вернуться в офис, пройдя через гибридный формат работы.

Я бы рекомендовала ему предложить руководству выбрать определенные дни или недели, когда он будет трудиться офлайн — например, в случае важных переговоров, презентаций продуктов и т. д. Думаю, всем было бы удобно взаимодействовать в таком режиме ближайшие полгода: Антон не будет отвлекаться на переживания, связанные с ребенком, и сфокусируется на рабочих задачах. За это время ситуация в семье может наладиться, с большой вероятностью мужчина успеет найти квалифицированного помощника, который будет заниматься ребенком в его отсутствие и помогать больной матери. Но главное — его дочь постепенно привыкнет к большей самостоятельности, и Антон окончательно перейдет в офлайн.

Хочу подчеркнуть, что новые вызовы — это всегда новые возможности: для развития, роста и поиска удобных форматов, и Антону как успешному менеджеру и специалисту в своей сфере стоит взглянуть на ситуацию под таким углом.

 Екатерина Мельникова, директор по управлению персоналом Yota

Пандемия кардинально изменила режим работы компаний — в 2020 году 54% российских фирм (по данным исследования Ассоциации электронных коммуникаций) перешли на удаленку. В первые месяцы 2021 года, когда ограничения стали постепенно ослабевать, не все торопились вернуться в офис. Такая же ситуация на протяжении полугода сохранялась и в других странах. Кроме того, по данным Knight Frank, две трети крупнейших организаций мира решили сократить офисные расходы в ближайшее время. Это значит, что многие сотрудники продолжат либо полностью, либо частично трудиться из дома.

Вынужденный эксперимент с дистанционной работой открыл новые возможности. Исследование PwC 2021 года показало, что 73% американских фирм признают удаленку успешным форматом организации труда. Большинство российских сотрудников (60%) также высказываются в пользу домашнего или гибридного режима занятости.

Описанный в кейсе случай стал довольно распространенным во время пандемии. По мнению гендиректора, планирующего реализовать масштабную кампанию, отсутствие Антона (ключевого сотрудника) в офисе может привести к тому, что фирма не достигнет ожидаемых показателей. Чтобы отстоять право на работу из дома, директору по маркетингу стоит еще раз поговорить с руководителем, подготовившись к встрече заранее и проработав все возможные вопросы, которые ему, скорее всего, зададут.

В беседе с Павлом Юрьевичем Антону стоит апеллировать к собственным успехам. В качестве аргумента можно использовать тот факт, что команда под его управлением показала хорошие результаты, работая именно из дома, — проведенные акции позволили повысить продажи в некоторых регионах на 15%. Кроме того, за время пандемии Антон и его команда адаптировались к новым реалиям и решают важные вопросы в Zoom, то есть взаимодействие с коллегами удаленка не ухудшила.

В данной ситуации можно также попросить Павла Юрьевича пойти на компромисс. Например, Антон будет присутствовать в офисе 2—3 дня в неделю, чтобы вместе с коллегами обсудить идеи и распределить задачи. В качестве альтернативы можно договориться с директором о тестовом периоде (например, месячном), когда Антон, как и прежде, будет работать из дома. Эксперимент точно покажет, сможет ли он так же успешно, как и раньше, трудиться удаленно уже над новыми задачами.

Об авторе. Ирина Пешкова — старший редактор HBR Россия.

советуем прочитать
Ошибки реформаторов
Жан-Луи Барсу,  Н. Ананд