«Мне хорошо, когда ничего не понятно и все нестабильно» | Harvard Business Review Russia
Дело жизни

«Мне хорошо, когда ничего не понятно и все нестабильно»

«Мне хорошо, когда ничего не понятно и все нестабильно»
Из личного архива

Желтый человек в дурацких красных тапочках, Асисяй, который пытается дозвониться в какие-то параллельные миры, трио мимов с гармошками и сачками, поющие Blue Canary, — это все Слава Полунин. Он попробовал себя во множестве амплуа: вдохновителя Цирка на Фонтанке, лектора TED X, руководителя секции «Цирк и уличный театр» Международного культурного форума. И готов говорить обо всем — кроме политики, религии, семьи и секса. Даже упоминание этих тем уже политика, по мнению Полунина. А клоуны — не про политику, они про установление мира. Полунин давно стал гражданином мира и сегодня живет на четыре города — Петербург, Москву, Париж и Лондон. «Снежное шоу» Полунина объехало весь мир, а теперь клоун привез в Москву новый спектакль — «Снежную симфонию», совместный проект со скрипачом и дирижером Гидоном Кремером.

В интервью для «Ведомостей» Полунин рассказал о новом спектакле, внутреннем детском возрасте, совмещении творчества и административных функций и умении радоваться и хохотать, которое можно натренировать. Мы публикуем сокращенную версию этой беседы.

Противостояние рыжего и белого клоуна — классика. У вас же в «Снежной симфонии» в роли белого клоуна будет музыка?

Да, можно и так сказать. Гидон Кремер здесь белый клоун — и, конечно же, весь его оркестр.

Как родился этот проект?

Как-то Гидон обмолвился об этом, и я, конечно, ответил, что это отличная идея. Нам обоим очень понравилась эта история, мы болтали несколько часов, а потом целый год переписывались. Весь этот спектакль мы сделали за год через интернет. То есть Гидон мне присылал музыку, я в ответ ему видео и т. д. Потом мы приехали в Израильскую оперу и за три дня свели все, что придумали заранее. Как придумали — так и сделали. И там, в Израиле, премьера и прошла. С успехом.

Неужели все получилось так, как вы рассчитали, общаясь в интернете?

Нет, намного лучше, чем мы рассчитывали. Потому что у Гидона прекрасная музыка, удивительные артисты: они настолько гармоничны, что кажутся единым целым. И они с таким удовольствием начали вместе с нами шутить и развлекаться, что было уже не понять, где в спектакле клоуны, а где музыканты.

Менталитет у клоунов и музыкантов все-таки разный? Вы чувствовали эту разницу?

Сначала, конечно, и они думали, что мы… Ну совсем. И мы тоже так думали.

И кто же на самом деле оказался «совсем»?

Теперь это уже команда музыкальных клоунов и клоунских музыкантов. Так что сейчас нас уже не отличить. Сейчас мы просто команда, которая с большим удовольствием отправляется во всякие глупости. Так что «Снежная симфония» — это один из наших самых любимых спектаклей. Фантастическая музыка, и клоуны, как на цыпочках, ходят прямо на каждую ноту.

После «Снежной симфонии» в Москве вы будете готовиться к Культурному форуму в Петербурге в ноябре?

Да мы уже готовы, чего нам готовиться! Мы готовы были еще лет 20 назад. Мы долго этим занимались. И очень большая удача, что у нас есть возможность все это не только дома для друзей хранить, но и со всем миром поделиться.

Почему на форуме вы решили посвятить время карнавалам, а не клоунаде, например?

У нас секция «Цирк и уличный театр». Но уличный театр уже включает в себя клоунаду. И цирк включает в себя клоунаду. Это все просто шире, чем клоунада. А карнавалы мы взяли для себя как тему. Карнавал — это высшая форма театра. На карнавале весь мир вовлечен в игру, это ситуация, когда нет границ, когда человеку, которого держат рамки приличий, законов и ответственности, дается возможность вдруг отпустить себя и быть самим собой. Собой как космосом. То есть королям можно быть дураками, дуракам — королями и т. д.

У вас есть гипотеза, почему в России все как-то не очень с уличными театрами, с карнавалами, а городские мероприятия, которые могут быть уличным театром, часто выглядят очень уныло?

Это, так сказать, наследство советской власти. Дело в том, что во время этого 70-летнего периода строгость была в моде. А карнавал и строгость — очень разные стихии. И поэтому карнавалы потихонечку свели до минимума, отрегулировали, так сказать. И традиция была потеряна. А ведь еще Петр I заложил такие фантастические традиции русской клоунады, русского карнавала! Просто, следуя за ним по этой дороге, можно удивительный праздник сделать. Кстати, на форуме мы и будем исследовать истоки русского карнавала. Соберутся наши старинные друзья. И уже не столько артисты будут выступать, сколько зрители, да и вообще все люди, вовлеченные в это действо, станут артистами.

А есть кто-то в российском уличном театре, за кем вы следите? Кого считаете своими коллегами?

Ну, надо сказать, что в последнее время я не успеваю за всем уследить, потому что столько интересов одновременно и хочется везде и все успеть. Но вот Антоша Адасинский и его Derevo — один из замечательных театров. «Огненные люди» замечательные, они учились в моей школе уличного театра. Вообще, я десяток приличных театров могу назвать.

Я думаю, что что-то приличное и конкурентное на международном уровне у нас уже есть. Но и сложности есть. Во-первых, у нас все-таки похолоднее будет, чем в Европе, уже поэтому нашему уличному театру сложнее. Зато у нас есть Масленица и ряженые — это прекрасные истории, которые можно довести до уровня карнавала. Они дают возможность фактически оказаться в карнавале.

Что за выставку вы готовите в Музее Москвы?

Пока я еще не собрал нужное количество финансов. Все-таки хочется, чтобы это было на самом высоком технологическом уровне. И поэтому мы к осени не успели, теперь стараемся к весне. Для выставки я выбрал около 40 моих разных самых любимых проектов, и на огромной территории зрители смогут стать действующими лицами. Никаких актеров не будет. Это такое погружение в другие миры, поэтому я очень люблю этот проект. Несколько месяцев уже сижу и с утра до ночи с огромным удовольствием в этом всем купаюсь.

То, что вы описываете, немного похоже на иммерсивный театр.

Я не очень знаю, что такое иммерсивный театр. Но я думаю, что занимался им лет 30 назад, только под другим названием. Мы же все равно делаем то же самое, что любили делать всегда, т. е. нарушать все границы между искусствами и делать то, что нам хочется, независимо от того, как это называется. Поэтому мы будем создавать ситуации, в которых зрители будут сами участвовать.

Вы сказали, что ищете деньги, и я вспомнила одно ваше интервью, где вы рассказывали, как вы выменивали чугун на автомобили…

О, это в молодости я мог потратить несколько месяцев или лет своей жизни на поиск денег. Теперь я ищу другим способом. Я лежу на диване и говорю: «Ну, скоро вы придете?» Я, конечно, шучу, но все-таки мои друзья мне помогают, кто-то где-то что-то ищет, кто-то что-то уже нашел. И понемножку, понемножку, глядишь, что-нибудь и наберется.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать
Экономика после пандемии: кто выиграет и кто проиграет
Филипп Карлссон-Шлезак,  Пол Шварц,  Мартин Ривз
Самые цифровые страны мира
Бхаскар Чакраворти,  Аджай Бхалла,  Рави Шанкар Чатурведи