Беар Гриллс: «Неудача — это как дверь, вы должны через нее пройти»

Беар Гриллс: «Неудача — это как дверь, вы должны через нее пройти»
20 июня 2019

Беар Гриллс (настоящее имя — Эдвард Майкл Гриллс) — бывший британский спецназовец, телеведущий и путешественник-экстремал. В 23 года он стал самым молодым британцем, совершившим восхождение на Эверест, а его телепроект «Выжить любой ценой» на канале Discovery принес ему мировую известность. Но мало кто знает об обратной стороне его работы: сомнениях, провалах и травмах. На прошедшем в Лондоне форуме SAP Success Connect Беар Гриллс рассказал, почему он боится прыгать с парашютом, где ищет внутренний огонь и когда стойкость может стать важнее знаний. Мы публикуем самые интересные фрагменты его выступления.

Я никакой не герой: часто нервничаю, попадаю в сложные ситуации, и мне хорошо знакомы парализующие сомнения и страх. Все, что связано со славой и известностью, дается нелегко. Знаковые моменты в жизни каждого из нас оставляют следы, и, если честно, на мне таких отметин не сосчитать. Но я знаю, какое оружие помогает мне лучше всего. Это четыре F: failure (неудача), fear (страх), fire (огонь) и faith (вера). Эти четыре слова были иногда болезненными, но именно они меня закалили и определили значительную часть моего пути.

Однажды я стоял весь промокший под дождем и ветром у подножия горы Брекон-Биконс в Уэльсе, дрожал и страшно переживал о том, что ждет меня дальше. Это был первый день отбора кандидатов в британскую десантную службу SAS. Я находился среди огромных мускулистых парней и думал о том, что никогда себя не чувствовал до такой степени не на своем месте. Я с ужасом думал, что вызвался делать то, что лежит далеко за пределами моих возможностей. Многие не знают этого, но в первый раз отбор в SAS я не прошел. Моя попытка провалилась: я был недостаточно скор, недостаточно умен, недостаточно хорош, и это была горькая правда. Но нет короткого пути к цели, на котором не было бы провалов. Неудача — это как дверь, вы должны через нее пройти, если хотите добиться успеха.

Мои провалы во многом перевешивают мои успехи. Провальные экспедиции, неудавшиеся проекты, моменты, когда я был на волосок от смерти, — они иногда мне снятся. Но неудачи помогли выработать сопротивляемость, заставили приспосабливаться и становиться сильнее. Во время отбора в SAS мы спустились с горного пика в Уэльсе. Дорога шла по болоту, у всех распухли ноги, спины скрючены, и тут вдали показалась колонна армейских грузовиков. Их огни означали отдых и окончание очередного этапа испытаний. Но когда мы добрались до грузовиков, они завели моторы и уехали. От нас шел пар, капал пот, а мы просто стояли как ходячие мертвецы с оружием наперевес. Мой внутренний голос не выдержал: «Я тебе говорил, это дурацкая идея!» Но это было еще не все: капралы объявили, что грузовики будут ждать нас с другой стороны пика. То есть нам нужно было вернуться обратно, туда, откуда мы только что пришли. Неожиданно один из участников испытаний бросил рюкзак и рухнул на землю. Потом еще один, и еще. В три часа ночи под унылым дождем шесть человек отказались от затеи стать десантниками. Но знаете, что случилось после этого? Когда оставшиеся парни чуть ли не ползком двинулись на гору, грузовики развернулись и подобрали нас. Командиры просто хотели посмотреть на нашу реакцию. К концу отбора нас осталось четверо, мы стали как братья и дружим до сих пор. Кстати, трое из нас потерпели неудачу при первой попытке, но добились успеха во второй раз. Тот первый провал стал ключом ко всему.

Жизнь — это порой страшная штука, она всегда нас будет проверять на прочность (физически, ментально, эмоционально). Мы все участвуем в битвах и часто должны противостоять гигантам. Жизнь не всегда вознаграждает умных или талантливых. Ей наплевать на нашу квалификацию, ум, привлекательную внешность, звания. Жизнь вознаграждает сильных, решительных, тех, кто готов идти к тому, что их пугает и не обращать внимание на препятствия.

После трех лет в армии моя жизнь изменилась навсегда. Во время штатного прыжка с парашютом в Африке почти в темноте я попытался открыть купол, но ничего не вышло. Для запасного парашюта было уже очень низко, я летел вниз и готовился к удару. Потом помню госпиталь, вокруг врачи, у меня раздроблен позвоночник в трех местах. Был тяжелый путь домой, месяцы реабилитации. Прыгал ли я с тех пор? Да, все время — это часть моей жизни. Но не буду скрывать, что прыжки вызывают у меня страх. А момент, когда открывается дверь самолета и ветер бьет в лицо, просто ужасен. Но я знаю, как отвечать на страх. Не нужно бежать от него. Подружитесь с ним. Используйте страх, сделайте его движущей силой, эмоцией. Когда мы делаем шаг навстречу нашим страхам, они часто начинают исчезать. И единственный способ побороть страх — броситься прямо на него.

Раньше мне было очень тяжело находиться в помещении с незнакомцами. Это потому, что я знаю, что не так силен, как кажется многим людям. Но это нормально, у всех есть слабые места, и страх по поводу чего угодно — это всего лишь часть жизни, он делает нас настоящими. Знаете, как говорят: свет проходит только через трещины в сосуде.

Однажды мне довелось путешествовать с Бараком Обамой. Нам позвонили из Белого дома, рассказали, что президент любит наше шоу, и поинтересовались, не согласимся ли мы взять его в экспедицию на Аляску, чтобы продемонстрировать изменения климата. Мы сначала не поверили, но потом убедились, что это правда. Все происходило стремительно. Все ужасно нервничали, потому что времени на подготовку было мало. К тому же мы думали, что из спецслужбы, охраняющей президента, на съемки приедет 6-8 человек, но их оказалось больше: 66 человек на четырех вертолетах. Смотреть на это все было просто невероятно. Обаме понравилось. Нам было весело, и мы общались как обычные люди. Он сказал, что это был лучший день его президентства: «Я не в офисе, мне не задают бесконечные вопросы о мировой политике, я могу говорить о своей семье, о своих трудностях».

Никто не проявляет поразительный ум или храбрость все время. Это просто невозможно. Делать шаг вперед нужно тогда, когда это в самом деле имеет смысл.

Чтобы добраться до своего внутреннего огня, иногда нужно копать и копать. Он бывает глубоко запрятан, тлеет, как уголек. Но именно ему под силу все изменить. Никогда не забуду последние несколько часов на Эвересте. Восхождение продолжалось уже больше 55 дней, было очень холодно и темно. Я был невероятно слаб, мозг изнурен. Но надо было пройти по ледяному склону последние метры до вершины. Отчетливо помню свой страх и ужас. И тут я заскользил вниз, у меня пропала уверенность, что я доберусь до конца пути. Внутренний голос беспрестанно повторяет: «Это не твое, тебе здесь не место. Сдавайся». Я медленно уступаю голосу. Но тут же говорю себе: «Не сдавайся, иди». Этот внутренний огонь, этот уголек оказался самым ценным оружием в жизни. Не таланты, не умения, не знания, а стойкость. Неослабевающая, непоколебимая стойкость.

Нам помогает выстоять вера. Вера в себя, вера в других. Мой отец учил меня: никогда не сдавайся. Он призывал совершать восхождения, когда я был еще совсем юным и робким. И вот на склоне Эвереста впервые после реабилитационного госпиталя я почувствовал новый голос внутри себя. Он подбадривал меня, говорил: «Я с тобой, обопрись на меня, вперед, вставай!» Мы все стоим перед Эверестом, не важно, настоящая это вершина, больничная палата, попытка удержаться на работе или прокормить семью. И мы должны делать все, что от нас зависит. Когда я покорил высочайшую вершину мира, это были поразительные ощущения. Ветер, наконец, утих, и я просто рухнул на колени. Голос сомнений постепенно замолк. Он утонул в чем-то лучшем, что трудно описать. Но я точно знаю, что в самые трудные моменты мне помогала вера. Отец был еще жив, когда я вернулся и смог сказать ему, что мы совершили это восхождение вместе. Я растопил немного снега с вершины и привез ему в бутылке. Он иногда делал глоток-другой из нее. Это было как будто волшебное зелье, которое придает силы.

Я поднимался в горах с людьми, которые потеряли ноги на войне, но не переставали улыбаться. Мы должны быть благодарны судьбе за все хорошее, что происходит с нами. Я насчитал 21 случай во время съемок первых телевизионных шоу, когда я мог погибнуть. Я не очень-то горжусь этой цифрой, но тогда мы понятия не имели об опасности. Меня жалили змеи, я падал в трещины, попадал под лавины и камнепады. Из этого опыта я извлек несколько простых уроков. Во-первых, не будь идиотом. Во-вторых, будь благодарен за жизнь. И третье: будь добрым. Это, пожалуй, самое важное в деле обучения молодых ребят. Я возглавляю Ассоциацию скаутов Великобритании, и у нас сейчас больше 15 млн участников. И я вижу, как доброта может менять все вокруг, когда молодые скауты в домах престарелых держат за руки людей, страдающих от деменции. Это прекрасное напоминание о том, как доброта способна улучшить наш мир.

Записала Юлия Фуколова

https://hbr-russia.ru/liderstvo/delo-zhizni/804672

2019-06-20T17:15:53.157+03:00

Harvard Business Review Россия

Thu, 20 Jun 2019 15:09:21 GMT

Беар Гриллс: «Неудача — это как дверь, вы должны через нее пройти»

Знаменитый путешественник и телеведущий Беар Гриллс о страхах, стойкости и внутреннем огне

Лидерство / Дело жизни

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/4r/11u6cn/original-1d1e.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Читать полностью

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия