«Сейчас мы вновь переживаем тяжелые времена» | Harvard Business Review Russia
Дело жизни

«Сейчас мы вновь переживаем тяжелые времена»

Анна Натитник
«Сейчас мы вновь переживаем тяжелые времена»
Фото: Олег Яковлев

В Государственную публичную историческую библиотеку Михаил Дмитриевич Афанасьев пришел 30 лет назад, выиграв конкурс на замещение должности директора. Историк библиотечного дела, библиофил, социолог, Афанасьев не только руководит одной из крупнейших библиотек страны, но и возглавляет Российскую библиотечную ассоциацию и входит в Совет при президенте Российской Федерации по культуре и искусству.

Почему вы решили заняться библиотечным делом?

Меня эта профессия выбрала сама. Сколько себя помню, я всегда ходил в библиотеку — в первую очередь, в школьную. И там пропадал. Учитель математики говорил: «Увижу в библиотеке — убью», — потому что с математикой у меня были сложности. Когда библиотекарь ушла на пенсию, я, старшеклассник, стал ее замещать, а стажироваться ходил в районную библиотеку.

В детстве я сам организовал библиотеку в заброшенной части дома: прошелся с приятелями по квартирам, собрал ненужные книги, проставил на них инвентарные номера. Мне все это страшно нравилось. Когда встал вопрос, куда идти учиться, я выбирал между истфаком и библиотечным. Все говорило за то, что надо идти в библиотечный.

Чем вас привлекала работа в библиотеке?

Некоторые приходят в библиотеку, говорят: «Хочу тут работать, потому что люблю книжки читать». Но библиотекарь не читает на работе. Он живет с книгами, видит их, знает, чувствует, организовывает. Книжный мир безумно интересный.

Какова, с вашей точки зрения, роль и функция библиотеки в жизни общества?

Это самый сложный вопрос, который можно было задать. Библиотека — концентрированный символ культуры. Это видно даже на практике. Например, если в небольшом селе закрывают библиотеку, всем становится ясно: место неперспективное, жизни здесь уже не будет. Это первое.

Второе: библиотека — единственное место, где можно бесплатно получить ответы на вопросы, которые тебя волнуют. Везде за информацию так или иначе приходится платить. Библиотека — так уж сложилось последние 200 лет — общедоступна и бесплатна. И в этом ее роль, которая не очень осознается.

Третье, тоже не очень осознаваемое. В библиотеке есть люди, которые готовят для тебя информацию и предоставляют в нужном тебе виде.

И четвертое. У библиотеки, во всяком случае в нашем обществе, есть социальная функция. Библиотека традиционно компенсирует отсутствие важных институтов, дающих людям возможность общаться, выговариваться, раскрывать душу. Это пошло с советских времен, когда люди зачастую не могли пойти в церковь на исповедь или на прием к психотерапевту — это было не принято. А библиотека — культурное место, библиотекарь — культурный человек: с ним можно поговорить, он тебя выслушает. И даже сейчас, если вы пройдетесь по библиотеке, то увидите: рядом с консультантом всегда сидит пожилой человек и рассказывает о своей жизни. Многие ходят к нам каждый день и сидят в читальном зале с утра до вечера. Это образ жизни.

Не мешает ли социальная функция полноценной работе библиотеки?

Люди приходят в библиотеку общаться не от хорошей жизни. Чем больше у них проблем, тем острее потребность в общении. А библиотека создает культурный контекст, у нее есть авторитет, который привлекает людей. Это побочный эффект ее деятельности. Конечно, это часто мешает. Мы бы хотели, чтобы к нам приходили не поговорить, а получить информацию. Для таких библиотек, как наша, очень важно не забыть свое академическое предназначение. Вне зависимости от того, что думают по этому поводу органы власти и люди, которые сюда приходят. Пока мы собираем необходимую информацию и обеспечиваем комфорт для читателей, я считаю, мы свою миссию выполняем.

Вы обратили внимание на важную вещь, о которой мы редко задумываемся: библиотеки всегда бесплатные. Не могут ли они в какой-то момент стать платными?

Нет. Потому что тогда они перестанут быть библиотеками. Это будет уже что-то другое — например, книжный магазин.

Как менялась ситуация в библиотечном деле за те годы, что вы им занимаетесь?

Библиотечное дело зависит от общества. На моем веку библиотеки несколько раз оказывались в кризисе, когда казалось: их авторитету уже ничто не поможет. Так было, например, накануне перестройки. В стране сложился книжный голод: все хотели читать, но книг, которые были интересны людям, никто не выпускал. Дефицит был страшный. Библиотеки жили своей жизнью: с одной стороны, в них почти не было хороших книг, а с другой — нужно было проводить идеологическую работу. В результате читатели перестали доверять библиотекарям, а библиотекари — читателям: те крали книги.

В перестройку начала выходить новая литература. Она попадала в библиотеки, и кризис закончился: к нам стояли очереди. Сейчас мы вновь переживаем тяжелые времена. Библиотеки перестали быть единственным источником информации: студенты, например, могут написать реферат, не выходя из дома. Читальные залы пустеют.

Любопытно, что на Западе картина противоположная. Читальные залы, особенно в университетах, переполнены. Это напрямую связано с уровнем образования. Студенты приходят в библиотеки не потому, что те проводят яркие пиар-компании, а потому что понимают: одного интернета для учебы им не хватит. Так что отсутствие студентов в библиотеках — приговор не библиотекам, а образовательной системе и обществу. Если можно учиться, строить карьеру, не читая, не ходя в библиотеки, грустно представить себе, что за общество мы строим.

Входит ли в круг ваших обязанностей привлечение новых читателей?

Перед нами такую задачу ставит Министерство культуры. Органы власти считают посещаемость показателем результативности. Но это неправильно. Библиотека — не театр и не музей. Для нас главное — выдача книг, предоставление информации. Более того, в первую очередь для читателя удобнее и, значит, лучше, если он не будет к нам ходить или станет проводить у нас меньше времени. Для этого мы выставили каталог в интернет. Раньше человек должен был прийти в библиотеку, заказать книжку, на следующий день вернуться, получить ее, посидеть в читальном зале и выписать из книги все, что нужно. А сегодня он может заказать книгу из дома и даже получить ее электронную копию.

Мы делаем все, чтобы люди к нам не ходили, но показатель, по которому мы отчитываемся, — количество посетителей, значит, мы должны искусственным образом привлекать в библиотеку людей, проводить какие-то акции. Библиотека все больше превращается в клуб. Этот диссонанс пугает профессионалов.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Тайные преобразователи
Паскаль Тэннер Ричард,  Стернин Джерри
История о человеке и хлебе
Барановым Василием расказанная