Дерк Сауэр | Harvard Business Review Russia
Дело жизни

Дерк Сауэр

Анна Натитник
Дерк Сауэр

image

Дерк Сауэр переехал из Амстердама в Москву в 1989 году и основал издательский дом Independent Media, ставший со временем одним из самых крупных и влиятельных в стране. В 2006-м он продал свою долю в компании, а в 2012-м возглавил совет директоров РБК.

Как изменилось российское общество за те годы, что вы здесь живете?

Очень сильно. Оно перешло от надежды к цинизму, от глобализма, открытости миру — к национализму.

То есть становится только хуже?

Уж точно не лучше. С другой стороны, 25 лет — небольшой срок. Я имею в виду, не для нас с вами, а в масштабах истории. Пройдет сто-двести лет, и, возможно, окажется, что все не так плохо, как мы думаем сейчас, находясь в эпицентре событий.

Меняется не только Россия. Конечно, мы живем здесь и думаем в первую очередь об этой стране, о Путине. Но Путин — лишь часть большой картины. Весь мир распадается на части, кажется, что сдвигаются какие-то тектонические плиты. Европа, Америка — все пытаются нащупать новое место в истории, обрести новую стабильность, новый порядок. Никто не знает, что в итоге получится и какой будет новая реальность.

Но вам все равно интересно здесь жить?

Очень! Хорошо это или плохо, Россия играет важную роль в мировой истории. А журналисты или, как в моем случае, издатели, медиа-менеджеры — называйте, как хотите, активно во всем участвуют. Быть частью истории — безумно интересно. Разумеется, не все, что я вижу, мне нравится. Но что поделать...

Чем, по-вашему, отличается российский бизнес от западного?

Особой разницы в ведении бизнеса нет. Конечно, российское общество и экономика сильно зависят от государства. А на Западе на экономику значительно больше влияют финансовые институты, банки. Основное отличие сегодня, мне кажется, в том, как люди воспринимают реальность. Мы словно обитаем на разных планетах. Я приезжаю в Голландию — и вот я на Марсе, возвращаюсь в Москву — на Венере. Здесь люди называют зеленое красным; там — синим. Для человека вроде меня, живущего меж двух культур, это так странно, что иногда голова идет кругом.

Как вы с этим справляетесь?

Чтобы выжить, прежде всего надо обладать чувством юмора. И еще — руководствоваться собственными ценностями. Надеюсь, я не пал жертвой информационной войны между Россией и Западом. Я стараюсь противостоять пропаганде и самостоятельно делать все выводы.

Каковы ваши основные ценности?

Думаю, главное для меня — как человека и как менеджера — это скромность. В мире власти и денег это, согласитесь, довольно редкое качество. И, конечно, честность. Я стараюсь рассказывать обо всем беспристрастно и не плясать ни под чью дудку.

Не кажется ли вам, что у русских есть некие особенности менталитета, определяющие (я бы даже сказала, тормозящие) экономическое развитие страны?

Я стараюсь избегать стереотипов, но думаю, что основное препятствие на пути развития российской экономики и общества в целом — это недостаток открытости. И в первую очередь, умения критиковать и воспринимать критику в свой адрес. Открытость порождает инновации. Российская экономика совершенно не инновационная, и это большая проблема. Она дает очень мало открытий и разработок. Но если не создавать ничего нового, общество не сможет обновляться.

Инновации — детище чокнутых людей с безумными идеями. Конечно, 90% этих идей бесплодны, но некоторые оказываются гениальными — они-то и двигают страну вперед. В сегодняшней России нет места нестандартному мышлению. Все должны думать под копирку. Я родился в стране, расцвет которой пришелся на XVIII век, когда в Голландию хлынули люди со всего света, из разных культур. Самые динамично развивающиеся страны — те, в которые стекаются лучшие умы мира. А Россия, к сожалению, предпочитает изгонять чужаков, и светлые головы сюда не стремятся.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать