Все мы немного китайцы | Harvard Business Review Russia
Эмоциональный интеллект

Все мы немного китайцы

Алтер Адам
Все мы немного китайцы

Утверждение: Непродолжительное воздействие чужеродной культуры, даже представленной символом, влияет на идеи и манеры человека.

Исследование: Адам Алтер и его коллега по научной работе Вирджиния Кван из Университета штата Аризона предложили 50 американцам европейского происхождения прогуляться по одному из нью-йоркских районов: по Китайскому кварталу или по респектабельному Верхнему Ист-Сайду. Во время прогулки они просили их предположить, какой будет погода после двух дождливых или двух солнечных дней подряд. Люди, гуляющие по Китайскому кварталу, значительно чаще предсказывали перемену погоды. Такие прогнозы характерны для носителей восточного менталитета — они считают, что мир развивается не линейно, а циклично и одна противоположность переходит в другую. Аналогичные ответы давали американцы европейского происхождения, побывавшие в азиатском продуктовом магазине в Нью-Джерси, а также смотревшие на китайский символ инь-ян.

Вопрос: Действительно ли небольшие мимолетные культурные сигналы меняют наше восприятие мира

Профессор Алтер, защищайте свою идею!

Алтер: Многим кажется, что чужеземная культура влияет только на тех, кто надолго в нее погружается. Но это не так. Попасть под ее воздействие куда проще, чем кажется. Благодаря интернету и развитию международной торговли и туризма за последние 15—20 лет мы многое узнали о идеях и символах других стран. Многие города буквально испещрены этими самыми символами. Попадаясь нам на пути, они оставляют отпечаток в нашем сознании. И, оказавшись в китайском квартале или супермаркете, мы начинаем думать немного по-азиатски.

HBR: Почему вы заинтересовались именно темой перемен?

Потому что именно в этом вопросе западная и восточная философия сильно ­расходятся. Восточные люди расценивают перемены как неизбежность и считают, что противоположности, например свет и тьма, постоянно переходят друг в друга, что и символизирует знак инь-ян. На Западе изменение рассматривается как поступательное движение в одном направлении — взять хотя бы такие клише, как «прямиком к успеху» или «катиться по наклонной».

Чтобы убедиться в этом, мы провели эксперимент: попросили 185 американцев и китайцев инвестировать условные 1000 долларов в акции, некоторые из которых росли, а некоторые — нет. Американцы европейского происхождения вкладывали большую часть денег в хорошо зарекомендовавшие себя акции, китайцы же предпочитали «плохие» ценные бумаги — они ожидали, что ситуация вскоре выправится.

А если бы американцы отведали китайских пельменей в Чайнатауне или приобрели дайкон в азиатском супермаркете, они бы повели себя иначе?

Мы полагаем, что на наше сознание влияют не пельмени или дайкон, а самые узнаваемые символы — скажем, инь-ян. Когда мы спрашивали людей, побывавших в китайском квартале, что им там больше всего запомнилось, они называли именно этот знак. Символы аккумулируют в себе массу информации, и обрабатываем мы ее быстрее, чем слова, — часто неосознанно. Самые мощные культурные знаки, по всей видимости, «работают» и в своем естественном окружении, и за его пределами. Например, в ходе трех ­отдельных ­экспериментов мы давали задание на покупку акций или на предсказание погоды посетителям торгового центра в Нью-Джерси, студентам в университетском городке и служащим с Уолл-стрит.

Во всех трех случаях мы полагались на так называемый эффект прайминга — влияние неосознаваемой информации на поведение человека. В роли прайма, или не воспринимаемой осознанно «подсказки», выступали маленькие изображения, напечатанные на вопросниках или на майках лаборантов. Люди, которым в качестве прайма предъявляли символ инь-ян, прогнозировали перемены чаще, чем те, кто видел перед собой знак «#» или изображение китайского дракона.

Разве дракон не заставляет людей думать «по-китайски»?

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать