Почему агрессивных лидеров чаще наказывают за ошибки

Почему агрессивных лидеров чаще наказывают за ошибки
|3 декабря 2019| Хемант Каккар

В 2009 году тогда еще президент Барак Обама выдвинул кандидатуру Тимоти Гайтнера на должность министра финансов, а Тома Дэшла — на пост министра здравоохранения и социальных служб. Гайтнер был известным лидером в финансовой сфере и, будучи президентом Федерального резервного банка Нью-Йорка, сыграл важную роль в преодолении финансового кризиса 2007—2008 годов. Дэшл был известной фигурой в политических кругах: многие годы он был сенатором от Южной Дакоты, успевшим побывать лидером как меньшинства, так и большинства в сенате. Примерно в то же время обоих политиков обвинили в указании ложных данных в налоговых декларациях.

И Гайтнер, и Дэшл утверждали, что это была непреднамеренная ошибка. Однако последствия скандала для двух кандидатов были совершенно разными. Гайтнер стал 75-м министром финансов; Дэшлу же пришлось отозвать свою кандидатуру из-за растущей негативной реакции общественности на обвинения. Оба были одинаково влиятельны в своих областях; им ставили в вину аналогичные нарушения; пытаясь оправдать себя, политики давали похожие объяснения; тем не менее только один из них столкнулся со всей тяжестью последствий. Как же объяснить эту разницу?

В идеальном случае наказания за одинаковые нарушения не должны различаться, но это не всегда так. Бизнес-лидеров это тоже касается. Например, управляющий фондом Bayou Hedge Fund Group был приговорен к двадцати годам тюремного заключения за мошенничество и обман клиентов на сумму более $400 млн. Однако руководители Olympus, также обвинявшиеся в корпоративном мошенничестве на сумму $1,7 млрд, смогли избежать тюремного заключения.

Почему некоторые лидеры сталкиваются с более негативной реакцией и более тяжелыми последствиями, тогда как другие остаются безнаказанными? По данным нашего исследования, недавно опубликованного в журнале Academy of Management Journal, это связано с тем, как лидеры добивались своего статуса.

Наша теория — и как мы ее проверяли

В социальной психологии существует теория о том, как лидеры достигают статуса и влияния в группах. По сути есть два главных источника лидерства: либо доминантное поведение, либо престиж и авторитет. Наше предположение заключается в том, что тяжесть наказания лидеров за нарушения может зависеть от способа, которым они добились своего положения.

Лидеры, достигающие статуса путем доминирования, настойчиво и убедительно выражают свое мнение и не преминут использовать тактики, основанные на принуждении и запугивании, чтобы повлиять на окружающих. Из-за их активной позиции окружающие считают их участие важным для успеха группы. Стив Балмер, бывший генеральный директор Microsoft, был известен своим жестким стилем управления и может служить примером доминирующего лидера.

В противоположность этому — лидеры, статус которых обусловлен их авторитетом, выступают в роли учителей, делящихся своими знаниями, навыками и опытом с другими членами группы. Поскольку они помогают окружающим учиться и повышать компетентность, такие лидеры тоже воспринимаются как способствующие успеху группы. Яркий пример авторитетного лидера — Сатья Наделла, нынешний генеральный директор Microsoft, известный своим основательным подходом к работе и умением сотрудничать.

Мы предположили, что в случае нарушений или ошибок, в которых злой умысел не может быть точно доказан (например, заполняя налоговую декларацию, человек мог или преднамеренно исказить информацию, чтобы меньше платить, или действительно ошибиться из-за слишком сложного налогового законодательства), воспринимаемая степень ответственности и, следовательно, наказание обычно суровее по отношению к лидерам, чей статус основан на доминировании. Напротив, что касается лидеров, чей статус основывался на престиже, их злой умысел ставится под сомнение, и они с большей вероятностью могут избежать наказания. На это есть две причины. Первая связана с тем, насколько действия нарушителей представляются преднамеренными. Если окружающие уже считают поведение доминирующего лидера эгоистичным и неэтичным, убедить их в том, что нарушение действительно было случайной ошибкой, а не сознательным проступком, будет очень трудно. Так как люди, чье лидерство основано на престиже, воспринимаются как менее заинтересованные в собственной выгоде, в случае аналогичных нарушений и попыток объяснить их обычной погрешностью им с большей вероятностью поверят.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/liderstvo/lidery/817447

2019-12-03T14:01:27.995+03:00

Tue, 03 Dec 2019 11:01:28 GMT

Почему агрессивных лидеров чаще наказывают за ошибки

Какому руководителю лучше доверить урегулирование кризиса

Лидерство / Лидеры

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/98/186zk5/original-1l9x.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия