Основатель ГК «Рики» Илья Попов: «Взрослые хотят дольше оставаться детьми»

Основатель ГК «Рики» Илья Попов: «Взрослые хотят дольше оставаться детьми»
16 сентября 2020| Юлия Фуколова

Группа «Рики» из Санкт-Петербурга, ведущий российский производитель анимационных сериалов, за последний год заключила масштабные контракты с технологическими гигантами — китайскими Alibaba и Tencent, российским «Яндексом». Теперь ее хиты «Смешарики», «Малышарики» и «Фиксики» укрепят свои позиции в Азии, появятся также новые сериалы и фильмы, в том числе для взрослой аудитории. О том, как продвигать бренды в России и за рубежом, «HBR Россия» рассказал основатель и генеральный продюсер ГК «Рики» Илья Попов.

HBR Россия: Пандемия помешала вашему бизнесу?

Попов: Скорее, мы столкнулись с определенными вызовами. Как раз перед началом эпидемии мы закрыли сделку и окончательно консолидировали 100% московской студии «Аэроплан» (бренд «Фиксики»), которую развиваем с 2011 года. К началу пандемии у нас уже были удаленные команды, однако проводить интеграцию двух компаний, не имея возможности ездить из Питера в Москву, было непросто. Нам было важно не допустить падения объемов производства, и компания с этим справилась. И даже удалось нарастить производственные темпы. За последние три месяца наши студии создали более 360 минут анимации — исторический максимум за всю историю компании (ранее мы выпускали в среднем 80 минут в месяц). Наша цель — стать ведущим производителем анимации не только в России, но и в мире. И для этого нужно много чего сделать.

Что именно?

Во-первых, нам нужно расширить пул проектов, чтобы иметь в активе не три успешных сериала, а пять-десять. Такой задел в компании уже создан. Три года назад мы приступили к разработке новых идей, потом искали партнеров, которые могли бы участвовать в софинансировании. И начали запускать проекты один за другим. Сейчас у нас в работе больше 10 франшиз, спродюсированных как самостоятельно, так и с привлечением внешних творческих команд. Например, «ДиноСити» — комедийный сериал про город динозавров, международный проект с участием партнеров из Франции, Великобритании и Украины. Первый сезон из 52 серий выйдет уже в следующем году. Или образовательный проект «Бодо Бородо» про лучшего учителя в мире, который помогает детям в игровой форме усваивать важные знания. Проект «Финник» о жизни домовых может вырасти в большую франшизу, но в данном случае мы решили стартовать не с сериала, а с полнометражного фильма.

Во-вторых, мы преобразуем компанию. Еще до пандемии начали процесс цифровой трансформации, будем использовать все технологии, которые есть как в нашем арсенале, так и у самых успешных зарубежных студий. Нам важно быть ближе к зрителю, оперативно получать обратную связь и использовать эту информацию в работе. Мы также активно развиваем новые партнерства, каналы продаж.

В последние месяцы вы заключили несколько крупных контрактов с азиатскими компаниями. Чем вы их заинтересовали?

С Alibaba мы начали плотно сотрудничать в прошлом году — в рамках сериала для дошкольников «Тима и Тома». Сначала в 2018 году в качестве эксперимента запустили первый сезон на видеопортале YouKu (китайский аналог YouTube, часть холдинга Alibaba). Партнер вложился в его промо, и за очень короткое время мы собрали почти 2 млрд просмотров. Это удивило не только нас, но и саму Alibaba, которая после этого согласилась стать нашим стратегическим партнером. Мы выкупили 100% прав на «Тиму и Тому», который в свое время запускали совместно с ВГТРК, а затем заключили контракт с Alibaba Cultural Media and Entertainment Group (подразделение Alibaba Group). Компания приобрела права на проект и софинансирует съемки второго сезона, который выйдет в 2020 году в России и Китае. А кроме того, будет участвовать в продаже лицензий на использование бренда в Китае.

В июле компания Tencent Video приобрела эксклюзивные права на онлайн-показ нового сезона сериала «Фиксики», а также на детское игровое шоу «Фиксилаб», которое будет производить местный канал Hebei TV. Для «Фиксиков» это крупнейший контракт за всю историю сериала (по оценкам СМИ, общая сумма сделки составила более 100 млн руб. — «HBR Россия»). Вообще «Фиксики» стали самым успешным нашим проектом в Азии. Мы впервые показали мультик на платформе Tencent в Китае в 2015 году, и к сегодняшнему дню его посмотрели более 13 млрд раз.

Азиатский регион, по сути, стал для вас основным. Как это получилось?

Впервые на зарубежный рынок мы вышли в 2005 году, совместно с партнером открыли офис в Мюнхене и три года плотно занимались продвижением «Смешариков» в Европе. Закрыли несколько больших сделок. Благодаря успешной работе этой команды заключили партнерство с американской компанией 4Kids, которая выводила «Покемонов» в США. К сожалению, во время кризиса 2008 года компания оказалась на грани банкротства. Мы тогда свернули нашу активность в США и во многом в Европе. И обратили внимание на китайский рынок. В Китае уже вовсю была представлена зарубежная анимация — американская, корейская, японская, но российских игроков еще не было. Хотя китайцы до сих пор сохраняют уважение к советскому прошлому, в том числе и к фильмам.

В 2005 году «Смешарики» получили гран-при на престижном анимационном фестивале в Гуанчжоу, и это позволило нам выйти на высокий уровень переговоров с телеканалами. Правда, наши 20 серий впечатления не произвели: «Когда будет 100, тогда и приходите». А для нас выпуск 100 серий — это работа чуть ли не на пятилетку. Мы тогда стали наращивать производство и вернулись в Китай уже с двумя сезонами (104 серии). В 2010-м широко представили проект на международном ЭКСПО в Шанхае, а спустя год «Смешарики» впервые вышли в эфире на Центральном телевидении Китая (CCTV) под названием «Кай Син Чиу», что переводится как «добрые шарики с открытой душой».

У вас есть еще партнеры в Китае?

Чтобы быть успешным в Китае, нужно иметь местного партнера. Сейчас это особенно важно, потому что китайцы жестко ограничивают иностранный контент — есть время показа, квоты. У нас есть партнер с российскими корнями — гонконгская компания Food Union. В числе ее основателей Андрей Бесхмельницкий, который занимается в Китае молочным производством (см. статью «Наша стратегия — муравьи против жука», «HBR Россия», май 2019 г.). Компания давно использует персонажей сериалов «Смешарики» и «ПинКод» для продвижения детской молочной продукции. Несколько лет назад ГК «Рики» и Food Union создали в Китае совместное предприятие Fun Union, которое инвестировало и в контент, и в его продвижение в странах Азии. Кстати, сериал «Малышарики» появился во многом благодаря этому партнерству.

В 2017 году, когда аудитория «Смешариков» в Китае уже составляла 300 млн человек, Fun Union подписала с CCTV Animation (анимационное подразделение Центрального телевидения Китая) соглашение о создании нового мультсериала «Панда и Крош». Его героями стали самый популярный персонаж из «Смешариков» и китайская Панда. Первый показ запланирован на осень 2020 года. Инвестировали мы в равных долях, каждая сторона ­сохраняет права на сериал в своей стране, а также на коммерческое использование собственного персонажа. Новые герои будут общей интеллектуальной собственностью.

Каким должен быть контент, чтобы понравиться азиатской аудитории?

Продвигать контент за рубежом сложно, а в Азии особенно. Дело не только в том, что нужно перевести имена героев на китайский. Мультик должен быть простым, понятным, с четкой структурой и содержанием, тогда выше вероятность, что детям он понравится. А родители должны понимать, в чем польза контента. Имея все это, мы получаем ключик к успеху. Именно поэтому в Китае чаще всего смотрят «Фиксиков» и «Малышариков». В «Смешариках» слишком много философского — отсылок, юмора, сложных тем, ориентированных на взрослых зрителей. По этой же причине перевод «Смешариков» на другие языки для нас всегда серьезный вызов, приходится опускать какие-то шутки и находить замены с учетом культурного контекста страны. Что касается технологий, то в Китае, как и в целом в Азии, вырос спрос на 3D-анимацию, поэтому мы изначально сделали «Малышариков» 3D-персонажами. Хотя успех «Свинки Пеппы» показывает, что рисованные проекты китайским зрителям тоже интересны.

«МЫ НА 100% МАРКЕТИНГОВАЯ КОМПАНИЯ»

Ваш флагманский сериал «Смешарики» не выходил почти 10 лет после последнего сезона. С чем был связан такой большой перерыв?

Мы в это время занимались другими проектами. Но «Смешарики» на самом деле выходили, просто в других форматах. Мы выпустили три полнометражных 3D-фильма, а также один сезон cпин-офф в 3D-формате. Впрочем, аудитория, которая привыкла к рисованным героям, восприняла новые технологии неоднозначно. Кроме того, продолжаем развивать «Смешарики» как трансмедийную франшизу — существует многопользовательская сетевая игра «Шарарам» с героями сериала, в нашем издательстве «Умная Маша» выходит ежемесячный журнал «Смешарики» и другие брендированные проекты. Мы также сделали цикл мини-сериалов под общим названием «Азбуки Смешариков», где освещали тему безопасности детей, финансовой грамотности, толерантности, здоровья. Наша аудитория росла и взрослела вместе со «Смешариками», и сейчас это не только семьи с детьми, но и взрослая публика, которая с удовольствием смотрит новые серии и пересматривает старые, находя в них новый актуальный для себя смысл. Сейчас в соцсетях набирает популярность хэштег #ВыроснаСмешариках, и уже сами зрители создают огромное число мемов и пользовательского контента, основываясь на образах героев.

Мы действительно выдержали довольно долгую паузу в 10 лет и не выпускали классических 2D -«Смешариков». Сейчас время пришло, и, как говорится, по многочисленным просьбам телезрителей мы приступили к производству пятого сезона. Генеральным партнером проекта стал «Яндекс» (по информации в СМИ, производство может обойтись в 130 млн руб. — «HBR Россия»). В конце мая 12 серий были опубликованы на КиноПоиск HD. Осенью сериал начнет выходить на телеканалах, а ближе к зиме появится на YouTube. Всего выпустим 52 новые серии.

«Яндекс» вложился не только в сериал. Что еще вы планируете делать совместно?

Наше сотрудничество с «Яндексом» не ограничивается подготовкой нового сезона, мы развиваем отношения дальше. Цель — продвижение детского контента, развитие онлайн-продаж лицензионной продукции. Взамен компания может использовать бренды в своих сервисах, которые нацелены в том числе на детскую и семейную аудиторию («Яндекс.Алиса», «Яндекс.Станция», «Яндекс.Афиша», «Яндекс.Эфир», «Яндекс.Музыка» и проч.). «Яндекс» даже собрал большую команду специалистов, которая в связке с нашей командой активно развивает новые сервисы и ­оригинальный контент. Так, в приложении «Яндекса» kids.yandex.ru появился детский раздел «Домик Смешариков». Это отдельная страница, где собраны видео, аудио, образовательная продукция, возможность покупки товаров (интеграция с площадкой «Беру»), отдельные возможности для лицензиатов. На «Яндекс.Музыке» мы совместно запустили проект «Зубочистки» и вошли в топ-10 самых популярных подкастов на этом сервисе. Пока ребенок чистит зубы, персонажи «Смешариков» ему за три минуты рассказывают забавные истории в формате мини-спектакля. Уже записали более 100 выпусков. Занимаемся коллаборацией с «Яндекс.Образованием», «Яндекс.Такси» и другими сервисами.

На чем зарабатывает ваша компания?

Мы на 100% маркетинговая компания — строим бренды, а затем продаем партнерам популярность наших героев, конвертируя ее в конкретные сделки. Когда-то мы полностью отказались от любой конкуренции с нашими лицензиатами, хотя смотрели и в эту сторону. Нам приносит доходы сам контент, дистрибуция, продажа лицензий на использование наших персонажей. Плату рассчитываем по определенному алгоритму, здесь большое разнообразие форм и направлений. Кроме того, мы зарабатываем на издательских проектах и онлайн-играх.

Какое из направлений генерирует наибольшую прибыль?

Тут нет однозначного ответа — наши направления надо рассматривать, скорее, как сообщающиеся сосуды, где содержимое перетекает из одного в другой. Например, когда выходит полнометражный фильм, мы можем собирать заметный бокс-офис. Когда запускаем новый сезон мультсериала, продаем премьерные права, они приносят многократно больше, чем использование библиотеки в дальнейшем. Стабильный источник дохода — лицензирование, он увеличивается по мере того, как растет популярность тех или иных наших брендов. После выхода нового сезона мультсериала мы зарабатываем больше на показах, но также привлекаем внимание лицензиатов. Понять, какую долю в доходах нам даст продажа лицензий, мы можем спустя год или два, когда проект становится достаточно заметным.

Какие ваши мультпроекты стали самыми успешными с финансовой точки зрения?

У крупного игрока не может быть одного проекта, который был бы абсолютным лидером, а все остальные существовали для фона. Наша задача — масштабировать линейку и зарабатывать на всех. Конечно, самые прибыльные — наша ­«большая тройка» («Смешарики», «Малышарики», «Фиксики»). «Смешарики» стали первым российским анимационным сериалом, добившимся коммерческого успеха. Сегодня его смотрят в 70 странах, а три полнометражных фильма были проданы в 45 стран. «Фиксики» стартовали на пять лет позднее, но также стали хедлайнером.

А какие бренды самые успешные в плане продажи лицензий?

В отношении лицензирования ситуация неровная, какие-то товарные категории успешно работают с «Фиксиками», какие-то со «Смешариками». Опять-таки не могу сказать, что какой-то проект приносит доход в 2—3 раза больше, чем остальные. Крупным производителям гораздо выгоднее работать с компаниями, которые могут закрыть все их потребности — например, предложить бренд для мальчиков, для девочек, для малышей и подростков. Если мы предоставляем такой пул проектов, значит, находимся в более выигрышном положении по сравнению с конкурентами.

У нас более 230 лицензиатов, которые производят 10 тыс. SKU в 80 товарных категориях. Например, «Смешарики» — отличная коллаборация для продуктов питания, мы также хотим развивать сотрудничество с fashion-игроками. В прошлом году продажи лицензий на «Смешарики» составили около 70% от всех доходов этого проекта, а в 2020 году соотношение будет на уровне 50/50 — это связано с запуском нового сезона и продажей премьерных прав на сериал.

«Фиксики» ассоциируются с игрушками, технологичными продуктами, гаджетами и электроникой. Этот проект стартовал позднее «Смешариков», но во многих нишах уже догоняет их или даже опережает.

«Малышарики» появились в конце 2015 года, но из всех проектов большой тройки они развиваются наиболее динамично. Недавно мы заключили партнерство с брендом Pampers, это крупная коллаборация с хорошим качественным продуктом. Компания выпустила лимитированную серию трусиков с изображением персонажей сериала. Понятно, что такая категория не подходит ни для «Смешариков», ни для «Фиксиков».

«ПРОИЗВОДИТЬ АНИМАЦИЮ В РОССИИ ВЫГОДНЕЕ, ЧЕМ В ДРУГИХ СТРАНАХ»

Как вы принимаете решение о запуске проекта?

Нам важно, чтобы была оригинальная идея, которую потенциально можно развивать. Мы заинтересованы в том, чтобы проект не потерял свою актуальность и через пять лет, и через 20. В игровом кино, на мой взгляд, запустить франшизу гораздо сложнее, и, как правило, они все высокобюджетные.

Кроме того, в проекте должен быть мир, который можно развивать и вне сериала — переносить его в книги, компьютерные игры, игрушки, воссоздавать в лицензионной продукции. Наконец, если идея родилась не в нашей студии (а таких проектов с годами будет становиться все больше), то мы внимательно смотрим на ее авторов. Если с людьми сработаться сложно, такие проекты стараемся не брать.

А как вы понимаете, что новая идея — именно та самая, с потенциалом?

Проект, который мы запускаем на годы, а то и десятилетия, не должен следовать за сиюминутной повесткой. Бывает, что автор пытается зацепиться за какие-то актуальные темы, что называется, на злобу дня. Для многих проектов это даже хорошо, как, например, для «Мультличностей», «Южного парка», «Симпсонов» или «Гриффинов». Но это другая ниша. «Симпсоны» стали брендом, однако многие старые серии со временем потеряли актуальность: отсылки к конкретным президентам, политикам сегодня работают, а завтра про них забудут. В «Смешариках» или «Фиксиках» такого нет. Понятно, что дети меняются, но базовые ценности остаются прежними. Для родителей также важно, какие смыслы несет анимационный контент.

Вы опираетесь на интуицию или как-то тестируете идеи?

И то, и другое, нет универсального ответа. Как нет и гуру, который мог бы принимать такие решения в одиночку. Есть некая насмотренность, творческий опыт, они повышают вероятность попадания. В нашей команде немало талантливых людей, как и среди наших партнеров, представителей лицензиатов, телеканалов, через них проходит много материалов. Есть также специалисты по детской психологии, эксперты в области образования, представители книжных и игровых издательств.

С детьми проводите фокус-группы?

Дети участвуют, скорее, в заключительной стадии тестирования. Нет смысла рассказывать им про идею или даже показывать нарисованных персонажей — нужно, чтобы у героя появился голос, история, то есть сформировалось полноценное аудиовизуальное произведение. Когда уже есть пилот, конечно, проводим фокус-группы. Если сериал снимаем от сезона к сезону, то фокус-группой, по сути, является вся наша аудитория.

Сколько времени занимает производство мультсериала?

Производственный цикл одного сезона сериала — в среднем 2—2,5 года. Обычно 6—9 месяцев уходит на девелоп­мент — так в нашей индустрии называют процесс поиска идей, разработку персонажей, подготовку к запуску, а потом 1,5—2 года идут съемки. К моменту производства уже подключается большая команда аниматоров, художников, продюсеров.

Во время разработки проекта мы проходим несколько чек-пойнтов, и на каждой стадии получаем обратную связь. Идею обычно оценивает один круг людей, визуальную составляющую — другой, пилотную серию — третий.

Из почти 15 сериалов, созданных нами за последние годы, мы выбрали пять и сфокусировались на них. Это не значит, что остальные 10 плохие или нам не нравятся, просто в данном случае нам удалось найти хороших партнеров и соинвесторов, а по другим пока ведем работу.

Сколько примерно стоит выпуск одной серии мультика?

Могу сказать, что производить анимацию в России выгоднее, чем в других странах, особенно в Европе или США. И как показал опыт последних лет, наши расходы даже ниже, чем в том же Китае и Азии. Что касается конкретных цифр, то бывают разные продукты. Если анимация полнометражная, то стоимость может составлять от нескольких десятков до сотен тысяч долларов за минуту. Средний диапазон для сериальный анимации — $5—15 тыс. за минуту. Вообще, продукт лучше оценивать полноценными сезонами, потому что стоимость минуты — это очень усредненная величина. Серьезный бюджет вкладывается в девелоп­мент, и если все идет быстро и хорошо, можно потратить немного, но в разы больше, если идет долгий творческий поиск. Иногда продукт может целиком пойти в корзину. Если мы начинаем проект переделывать, каждая новая версия увеличивает совокупные расходы. В любом случае, на девелоп­мент обычно тратят 10—15% или максимум 20% бюджета первого сезона.

ДОМ МУЛЬТФИЛЬМОВ

Группа «Рики» — один из лидеров российского рынка анимации, компания активно работает и на зарубежных рынках. Холдинг был основан в Санкт-Петербурге в 2003 году, занимается созданием, управлением, лицензированием и продвижением анимационных медиабрендов для семейной аудитории. В структуру входят 15 компаний, в том числе продюсерский центр «Рики», агентство по управлению правами «Мармелад Медиа», две анимационные студии — СКА «Петербург» и «Аэроплан» и т. д. В портфеле брендов «Рики» более 10 проектов, самые успешные — «Смешарики», «Фиксики», «Малышарики». По данным газеты «Ведомости», совокупный розничный оборот товаров и услуг под брендами «Рики» в 2019 году составил около 10 млрд руб.

«ДЕТИ СТАЛИ ВЗРОСЛЕТЬ ГОРАЗДО РАНЬШЕ»

Как меняется потребление анимационного контента, какие тренды вы замечаете?

Мы все выросли на мультиках, но такого обилия мультсериалов и мультвселенных никогда раньше не было. И у многих взрослых сегодня появилась интересная черта — они дольше хотят оставаться детьми и более открыты к анимации, чем, скажем, пару десятилетий назад. Это подстегивает и развивает анимационную культуру. Тот же Disney работает в том числе для взрослой аудитории, переснимает классические франшизы в новом формате («Аладдин», «Король Лев», «Маугли»). Могу совершенно точно сказать, что взрослые будут чаще потреблять анимационный контент — это тренд, и он будет развиваться.

В Азии подростки и многие взрослые любят смотреть аниме. Вы не планируете экспериментировать в этом направлении?

Формат аниме родился в Азии, там огромное количество талантливых команд. Нет смысла создавать еще один проект, да еще из России. Однако старшая аудитория нам интересна, и мы собираемся идти в эту нишу. Раньше компания фокусировалась исключительно на дошкольниках и младших школьниках, и мы уже охватили практически всю мат­рицу по возрастам и интересам. А с проектами для более старшего возраста были лишь осторожные эксперименты. Например, мы выпустили очень яркий сериал «Алиса знает, что делать» с Тимуром Бекмамбетовым, но с коммерческой точки зрения он не взлетел. Были проекты у других российских студий, и я уверен, что в ближайшие годы появится что-то интересное. Во всем мире анимация для взрослых набирает обороты, ярчайший пример успеха — альманах «Любовь, смерть и роботы» Netflix.

А как меняется детская аудитория?

Дети всегда остаются детьми, у них одни и те же мотивации, интересы. Но сейчас они взрослеют гораздо раньше. Если лет 15—20 назад мы запускали проект и ориентировали его на детей 7—8 лет, то сейчас этот же контент будут смотреть дети 5—6 лет. Кроме того, детям в основной массе доступны все новые медиа, в том числе социальные, и так называемое клиповое мышление сегодня влияет на потребление контента. Они хотят смотреть все более короткие видео, им сложно удерживать внимание на истории более 10 минут. Думаю, что будущее за короткими форматами.

Какие еще форматы будут развиваться в ближайшее время?

Количество контента в мире растет из года в год, поэтому успехом будут пользоваться проекты, нацеленные на конкретную аудиторию и конкретную задачу. Кроме того, сейчас во многих проектах присутствует интерактивность, возможность взаимодействовать с сюжетом, героями. Это привлекает зрителей. Например, в проекте «Бодо Бородо» у нас будут интерактивные задания.

Популярны гибридные форматы. Скажем, в сериале «Малышарики» анимационные герои живут в реальном мире. Мы снимаем на профессиональную кинокамеру интерьер, а потом встраиваем в него персонажей. А вообще техника сейчас упрощается, скоро анимацию можно будет создавать дома самостоятельно. Возможно, со временем в YouTube помимо игровых видео появится больше анимационных, которые легко сделать в одиночку.

А как меняется дистрибуция?

За минувшие годы мир успел глобально измениться. То, что работало 5—7 лет назад, сейчас уже бесполезно. С другой стороны, появилось много новых возможностей. Раньше нашими основными инвесторами были телеканалы — в России мы успели посотрудничать практически со всеми ключевыми медийными холдингами. А в последнее время, особенно год-два, появились новые каналы дистрибуции — мы наблюдаем развитие онлайн-кинотеатров по всему миру. Disney+, Amazon, Netflix, стали заметны российские игроки — Ivi.ru, Okko, «КиноПоиск», «Премьер» и другие. Эти компании готовы рисковать своими деньгами и бороться за эксклюзивный контент. Еще недавно было сложно представить, чтобы проект с бюджетом $5—10 млн мог отбиться в онлайн-кинотеатре, а сейчас площадки (по крайней мере, американские) могут заплатить за права, рассчитывая исключительно на показ на собственной платформе. Студия Universal весной выпустила премьеру мультфильма «Тролли: мировой тур» в диджитал-формате на платных платформах, и очень успешно. Это интересная модель для производителей контента и для потребителей.

Сегодня производители создают сетевые сообщества вокруг своих проектов. Что это дает бизнесу?

Мы тоже развиваем подобные комьюнити во всех соцсетях — это хороший инструмент для роста популярности брендов и монетизации. Самый яркий пример — в июне запустили с нуля канал «Смешариков» на TikTok и за два месяца набрали более полумиллиона подписчиков.

До недавних пор YouTube был одним из наших основных каналов коммуникации, однако недавно владелец изменил политику в отношении детского контента — в частности, запретил персонализированную рекламу, и детские проекты лишились существенной доли монетизации. Кроме того, пользователям закрыли возможность комментировать видео, и мы потеряли инструмент обратной связи. Но все равно число подписчиков в YouTube остается значительным. «Фиксики», например, преодолели отметку в 6 млн человек, а совокупная аудитория всех наших каналов в соцсетях превышает 19 млн. Эти цифры важны для формирования социальных связей.

Это как-то сказывается на продажах лицензий?

Как я уже сказал, мы продаем популярность наших героев — именно этот фактор стараются оценивать потенциальные партнеры, чтобы потом продвигать свою продукцию. Однако метрики, с помощью которых оценивают популярность, во многом субъективны. Создание комьюнити вокруг анимационного бренда не просто укрепляет известность сериала и его персонажей — здесь собираются люди, которые знают проект, регулярно его смотрят и теоретически готовы покупать товары с полюбившимися героями. В идеале мы бы хотели прийти к любому партнеру и максимально точно предсказать, что именно его продукт, созданный для аудитории нашего мультсериала, получит такие-то продажи по таким-то каналам. Если мы сможем обеспечить продажу, условно, 10 тыс. единиц товара за определенный срок, то ценность нашего предложения на рынке возрастает многократно. Любой лицензиат будет готов заплатить неизмеримо больше, чем платит сейчас. Компании, которые это сделают, совершат революцию на рынке лицензирования. Мы хотим быть одной из них.

Насколько сложно это сделать?

Думаю, что нерешаемых задач здесь нет, нужно собирать и анализировать данные, задействовать соцмедиа. Все маркетинговые функции берет на себя владелец бренда — надо понять, в каких каналах коммуникации присутствует та или иная аудитория, какие у нее потребности. Затем, поняв ее запросы, придумать идею продукта и идти с этим предложением к лицензиату. А ему уже останется только произвести продукт и обеспечить качественную дистрибуцию.

«МЫ ХОТИМ ОСТАВАТЬСЯ КОМПАКТНЫМИ»

В структуру ГК «Рики» входят 15 компаний. Как вы ими управляете?

Мы не стремимся централизовать управление. Сейчас у нас общий финансовый блок, юридический, ИТ, остальные подразделения — самостоятельные юниты, каждый из которых представляет собой определенное направление бизнеса. Никто так хорошо не разбирается в анимационном производстве, как директор студии, а руководитель агентства по управлению интеллектуальными правами больше всех понимает в лицензионных соглашениях. В целом юниты достаточно автономны, они генерируют доход, при этом результат деятельности одной бизнес-единицы может положительно влиять на работу другой. Когда кристаллизуется проект, продюсер может обращаться как к собственным подразделениям, так и работать с внешними подрядчиками, если считает, что это эффективнее.

Сколько человек работает в группе?

Во всей структуре у нас около 500 сотрудников, в этом году немного вырастем. Однако численность персонала никогда не будет измеряться тысячами — мы хотим оставаться компактными и развиваться как распределенная компания. Оптимальный вариант — предоставлять облачный доступ к нашим производственным процессам, подключать отдельных людей или целые коллективы к работе над проектами. Так что «удаленку» будем расширять.

В начале года вы создали в компании управляющий комитет, а через несколько месяцев его распустили. Зачем это было сделано?

Мы не распустили комитет, а, скорее, его преобразовали. В тот момент компания вырабатывала стратегию изменений, которую сейчас и реализуем, нам были нужны новые кадры. Сейчас мы продолжаем наращивать производство, по-прежнему работаем над привлечением ресурсов, в том числе финансовых от партнеров. Я давно искал человека, которому мог бы максимально полно передать управляющие функции. Бывший топ-менеджер российского офиса Alibaba Group и Сбербанка Марк Завадский, который возглавлял комитет, в июне стал управляющим директором группы компаний «Рики». Сам я взял на себя роль генерального продюсера — мой фронт работы связан с развитием продюсерского блока. В операционное управление стараюсь не вмешиваться, в большей степени занимаюсь творческой составляющей.

Вы планируете присоединять или покупать других игроков анимационного рынка?

Если всех российских производителей анимации взять и собрать в одну компанию, то даже в этом случае мы не будем особо заметны на мировом рынке. Конкуренция сейчас очень острая, поэтому путь предстоит огромный. Так или иначе он будет связан со сделками M&A, и не только с российскими игроками. Наша компания к этому открыта.

Беседовала Юлия Фуколова, старший редактор «Harvard Business Review Россия».

https://hbr-russia.ru/liderstvo/lidery/837220

2020-09-16T10:45:10.000+03:00

Wed, 13 Oct 2021 18:26:56 GMT

Основатель ГК «Рики» Илья Попов: «Взрослые хотят дольше оставаться детьми»

Интервью с основателем и генеральным продюсером ГК «Рики» Ильей Поповым

Лидерство / Лидеры

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/6h/s3mww/original-10f3.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Уважаемые подписчики! С 1 июля 2021 года издателем Harvard Business Review Россия является ООО «Бизнес Инсайт Медиа». По вопросам продления и переоформления текущей подписки, а также для подключения новой подписки, обращайтесь по e-mail: podpiska@hbrr.ru
Закрыть

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия