«Когда вы так говорите россиянам, то они легко вас понимают» | Harvard Business Review Russia
Лидеры

«Когда вы так говорите россиянам, то они легко вас понимают»

Александр Губский/"Ведомости" , Владимир Штанов
«Когда вы так говорите россиянам, то они легко вас понимают»
Максим Стулов / Ведомости

Француз Николя Мор не испугался принять вызов и променять президентство в крупной и успешной компании Dacia на аналогичную должность в небольшом (по меркам мирового автопрома) и убыточном «АвтоВАЗе». Переехав в Тольятти в 2016 г., Мор заявил, что благодаря реформам «АвтоВАЗ» должен достичь операционной безубыточности в 2018 году. Это обещание Мор выполнил на год раньше срока – компания стала прибыльной на операционном уровне уже в 2017 году. Казалось, что наконец-то волжский автозавод получил эффективного и профессионального менеджера из автопрома, под руководством которого «АвтоВАЗ» может строить долгосрочную стратегию. Тем неожиданнее оказались новость о назначении Мора старшим вице-президентом Renault (его предшественник был переведен на должность председателя правления Nissan North America) и последовавшее затем заявление гендиректора «Ростеха» (акционер «АвтоВАЗа») Сергея Чемезова о том, что Мор уйдет из «АвтоВАЗа» в Renault.

В интервью «Ведомостям», которое мы публикуем с сокращениями, Мор рассказал, как совмещает две должности и как планирует развивать «АвтоВАЗ» и Renault.

С января 2018 г. вы стали старшим вице-президентом Renault и операционным директором региона Евразия, сохранив при этом пост президента «АвтоВАЗа». Но в феврале гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов заявил, что вы покинете «АвтоВАЗ», поскольку пошли на повышение в Renault. Каковы причины этого?

Вопрос о причинах лучше задать ему. Также я не хотел бы комментировать переход [в Nissan North America] моего предшественника на этой должности [Дени Ле Вота]. Что касается моего перехода в Renault, я думаю, что меня выбрали на эту должность из-за того, что я знаю Россию по текущей работе, знаю Румынию по работе предыдущей, достаточно хорошо знаю Турцию. С точки зрения знания экономики региона я, пожалуй, был самым опытным кандидатом. Как мне удается совмещать две эти работы? Конечно, большую часть своего времени я посвящаю «АвтоВАЗу». Это нужно для выполнения среднесрочного плана развития компании. Тем не менее я значительную часть времени посвящаю и Renault. С начала января я организую свою работу так, чтобы больше делегировать. Могу сказать, что пока все идет нормально. Это другой опыт. Для меня было проще, конечно, находиться в основном в Тольятти. Теперь ситуация несколько сложнее с организационной точки зрения, но это не мешает эффективно управлять «АвтоВАЗом».

Но вы собираетесь уйти с «АвтоВАЗа»? Ищете себе замену?

В настоящий момент я работаю в двух должностях. Таково указание со стороны [председателя совета директоров и гендиректора Renault Карлоса] Гона и Чемезова, чтобы «АвтоВАЗ» был в хороших руках – я говорю сейчас о себе.

Информация о вашем возможном уходе прозвучала неожиданно, ведь с момента вашего приезда в Тольятти прошло менее двух лет, вы только разобрались в такой сложной компании, как «АвтоВАЗ», добились первых положительных результатов...

Я был бы очень огорчен, если бы мне пришлось уйти с «АвтоВАЗа» именно сейчас. Это всегда одинаково: в первый год вы готовите план, во второй его выполняете, а в третий год пожинаете плоды его реализации. Третий год – очень хороший. (Улыбается.)

Именно поэтому вы хотите остаться? Чтобы собрать плоды?

Не без этого. Но в любом случае и в другой своей должности я заинтересован в хороших результатах «АвтоВАЗа».

Что касается вашего продвижения в Renault... Было ли это частью сделки, когда вам предложили уйти из Dacia и возглавить менее крупную компанию – «АвтоВАЗ»: как только вы выводите компанию в операционную прибыль, вас возвращают в Renault c повышением?

Я не знаю про такую сделку. (Смеется.) Если говорить серьезно, то я верю, что одновременно заниматься обоими направлениями возможно. «АвтоВАЗ» сейчас входит в новый этап трансформации, особенно это касается разработки новых автомобилей. И необходимо обеспечить правильное выполнение нашего среднесрочного плана. Факт того, что я сижу сейчас на двух стульях, даже помогает: связи между «АвтоВАЗом» и Renault стали сильнее, чем были раньше. Это не первый мой опыт работы в двух должностях одновременно. Когда я работал в RNPO (Renault-Nissan Purchasing Organization, общая закупочная компания альянса. – прим. ред.), у меня была команда во Франции и Японии. Я работал в двух офисах, ездил и управлял на расстоянии. Я знаю, как это работает. Это просто другой опыт. Он не такой простой, как когда вы сосредоточены на одном деле и находитесь в одной локации. Но сейчас есть различные эффективные инструменты контроля и управления (показывает на смартфон).

Для «Рено Россия» вы, получается, сейчас тоже руководитель?

Да, «Рено Россия» также находится в сфере моей ответственности в рамках второй должности в Renault. Я был недавно на заводе в Москве. У нас был обзор эффективности этой производственной площадки. Хороший завод, хорошая команда, хорошие результаты.

Сейчас вы больше времени проводите в Москве или Тольятти?

Офис и дом есть в Тольятти, офис и дом есть в Москве, офис и дом есть в Париже.

А ваши дочери и супруга где живут?

В Париже.

Достаточно сложно вам...

Это необычный опыт. (Смеется.) Иногда вы просыпаетесь и пытаетесь понять, где находитесь.

«АвтоВАЗ» по итогам 2017 г. впервые за пять лет стал прибыльным на операционном уровне. Что позволило этого добиться?

По среднесрочному плану развития мы должны были достичь операционной безубыточности в 2018 г., а с 2019 г. – положительного свободного денежного потока. Конечно, мы довольны, что смогли достичь позитивной операционной маржи на год раньше. Это результат командной работы.

Что касается чистого результата, то в связи со значительной процентной нагрузкой мы по-прежнему находимся в отрицательной зоне – минус 9,7 млрд руб. Но это намного лучше, чем было в предыдущем году (чистый убыток за год сократился в 4,6 раза. – прим. ред.). Следующая цель – начать получать чистую прибыль, есть намерение достичь этой цели в ближайшие три года. Это основано на допущении дальнейшего восстановления российского рынка, развития экспортных продаж, послепродажного обслуживания, производства по заказам партнеров по альянсу Renault-Nissan-Mitsubishi и постепенного улучшения балансовой отчетности, сокращения долга, снижения процентной нагрузки.

В прошлом году вы уже заметно снизили процентные расходы.

Да, с 10 млрд руб. в 2016 г. до 7,3 млрд в 2017 г. В дальнейшем планируем эти расходы и дальше снижать. Но не надо недооценивать того факта, что мы уже по итогам 2017 г. смогли показать положительную операционную маржу. Если вы детально посмотрите [на отчетность], то увидите, что больше нет обесценения, мы находимся в более здоровой ситуации.

Что еще помогло сократить чистый убыток компании?

Благоприятный курс рубля в 2017 г., а также оптимизация расходов – в работе с поставщиками и внутри компании, включая оптимизацию численности. Причем мы это сделали так, что все нашли работу.

Насколько снизилась численность работников «АвтоВАЗа»?

На конец 2015 г. численность сотрудников группы «АвтоВАЗ» составляла 56 500 человек, в конце 2016 г. – 51 500 и в конце 2017 г. – 46 500. То есть ежегодно численность снижалась примерно на 5000 человек. Но мы и новых людей принимали на работу. В этом году, например, собираемся нанять около 350 инженеров – со всей России.

Инженерный центр остается в России?

Он в Тольятти и остается там.

Ваши предшественники полагали, что в реальности «АвтоВАЗу» необходимо только 35 000 человек.

Возможно, это было справедливо с учетом объемов [производства и продаж] в 2016 г. Но при текущих объемах мы считаем, что численность сбалансирована. Возможно, у нас будет небольшая корректировка в некоторых департаментах и дочерних компаниях. Но отдельные предприятия очень эффективны. Например, «Lada-Ижевск» по эффективности может входить в топ-10 заводов Renault.

Как измеряется эта эффективность?

У нас много KPI – например, по качеству, и Ижевск по этому показателю сходен с заводом [Renault] в Москве. Еще один показатель – эффективность производства. Мы сравниваем стандартное время для производства автомобилей с фактическим. Здесь Ижевск тоже сравним с заводом в Москве, где, к слову, произошли значительные изменения. Я был там дважды – в 2013 г. и в начале февраля 2018 г. Они идут в правильном направлении. Есть и другие KPI, включая эффективность логистики, потребления электроэнергии, использования запасных частей и прочего.

Возвращаясь к Ижевску: его модернизацией занимались японские коллеги [из Nissan]. От них было 14 экспертов. На «Lada-Ижевск» вы чувствуете себя как на японском заводе. [Хотя] японцы уже уехали, передав свои знания российской команде, которая теперь управляет предприятием. Большое преимущество производственной системы альянса [Renault-Nissan] в том, что его участники становятся членами мирового клуба. Они могут посетить любое предприятие, посмотреть, скопировать что-то. Эффективность завода хорошая. Что касается Тольятти, линии сборки автомобилей на платформе B0 и Kalina/Granta развиваются в правильном направлении.

Когда будет ликвидировано нидерландское СП Renault с «Ростехом», которое контролирует «АвтоВАЗ», – Alliance Rostec Auto B.V.?

Есть глобальный запрос со стороны российских властей – российские активы, находящиеся за рубежом, должны по возможности возвращаться в Россию. Акционеры «АвтоВАЗа» обсудят и согласуют это между собой.

Продажи Lada в России растут с лета 2016 г., рынок – с весны 2017 г. Вы говорили, что хотите добиться 20%-ной доли Lada в России. В 2017 г. вы заняли 19,5% от всех продаж легковых и легких коммерческих автомобилей в России. В 2018 г. сможете занять 20%?

Мы планировали занять 20% в сегменте легковых автомобилей, и эту долю мы получили в прошлом году. Новая цель – 20% всего рынка [легковых и легких коммерческих автомобилей].

Почему вы так оптимистичны?

Прежде всего – видя потрясающий успех наших новых автомобилей Vesta и Xray. Плюс новые продукты, которые мы будем выводить на рынок в ближайшие месяцы и годы. Некоторые из них можно будет увидеть на Московском автосалоне [в конце августа 2018 года]. Мы считаем, что у Lada будет увеличение доли рынка уже во второй половине года.

А какие у вас планы по экспорту?

Команда, которая занимается экспортом автомобилей Lada, частично находится в Москве, частично в Тольятти. Некоторые люди пришли из Renault. Управляет этой командой Макс Миссана. До прихода на «АвтоВАЗ» [в 2016 году] он занимался всеми импортерами Renault, так что у него хорошие знания о мире, конкретных рынках, это очень помогает. Что мы стараемся делать? Первое – это использование глобальной сети Renault для поддержки продаж Lada. Например, в Белоруссии мы выбрали в качестве импортера ту же компанию, что у Renault. В Ливане у нас тот же импортер, что у Nissan. Это нам поможет и в долгосрочной перспективе, когда будем делать некоторые автомобили Lada на платформах альянса. Мы могли бы также рассматривать возможность сборки автомобилей Lada на любом заводе Renault или Nissan при возникновении такой рыночной конъюнктуры.

Планируете ли перевести на платформы альянса все автомобили Lada?

Пока еще не принято решение по всем моделям, но многие из них будут базироваться на платформах альянса.

Тогда, получается, нужно будет договариваться с альянсом, в каких странах вам можно продавать автомобили Lada, а в каких нет...

Основной бренд в регионах сегодня – это Renault. Есть и другие бренды, например, Samsung – локальный в Корее, Dacia – в странах Европы. В остальных регионах у Renault нет второго бренда. Если мы хотим увеличить долю рынка и ввести второй бренд – им может стать Lada. Такое предложение прозвучало на конференции Renault, которая прошла осенью 2017 г.

Г-н Гон несколько раз говорил, что альянс хочет получить в России 40% рынка. Сможете?

Это достижимо – с учетом текущей доли в 36,2% (34,7% без учета Mitsubishi. – прим. ред.) и планов по выводу новых автомобилей.

А мощности для этого у вас есть?

У нас есть производственные мощности. Плюс дилеры Lada проходят этап ребрендинга. Дилеры Renault, Nissan тоже эволюционируют. Я уверен, что мы достигнем доли в 40%.

Дилеры Lada готовы менять свои шоурумы, инвестировать в них?

У Lada сейчас 300 точек продаж, и 50 из них уже полностью соответствуют новым требованиям. Когда приехал Ян Птачек [исполнительный вице-президент «АвтоВАЗа» по продажам и маркетингу], мы перезапустили коммуникации с дилерами. Провели четыре конференции и поняли, что дилеры заинтересованы в развитии бренда Lada. Конечно, этому помогает система мотивации. Проводимый ребрендинг центров продаж учитывается при выплате бонусов дилерам (1%-ный инвестиционный бонус. – прим. ред.).

Устраивают ли вас темпы обновления дилерских центров под требования нового фирменного стиля? Когда планируете завершить процесс?

Так же как и с операционной маржей, мы идем впереди плана. Первоначально предполагалось, что к концу 2017 г. будет 20 дилерских центров, полностью соответствующих новому фирменному стилю. Мы достигли, как я уже упомянул, 50. Завершить процесс планируется в течение трех лет.

Думаете ли изменить систему премирования дилеров?

Мы ее изменили в 2017 г. и довольны той системой, которая есть сегодня. Дилеры ею тоже, кажется, довольны.

Ваша розничная сеть сокращается – в 2015 г., например, дилерских центров было более 350. Компании сами уходили или вы расставались с ними из-за несоответствия стандартам?

И так и так. Но это было сделано мирным путем – так же, как и при оптимизации численности [сотрудников «АвтоВАЗа»]. Сейчас один из вызовов для нас – увеличить долю в Санкт-Петербурге, Москве, городах Сибири и на Дальнем Востоке. И для нас важно, чтобы мы были способны удовлетворить требования потребителя. При этом мы достаточно реалистичны: в Москве внутри Садового кольца больше европейских автомобилей, чем российских. Но, например, в Подмосковье ситуация другая. Похожая ситуация и в Санкт-Петербурге. У нас уже достаточно хороший прогресс в двух столицах, мы видим здесь все больше автомобилей Vesta. Сейчас мы стараемся развивать корпоративные продажи – такси, каршеринг и т. д. Мы усиливаем нашу команду по корпоративным продажам: есть стратегия, как развивать это направление, в том числе за счет госзакупок – для полиции и прочего.

Текущее количество дилеров в России вас устраивает?

Мы думаем о необходимости создания точек технического обслуживания в небольших городах, чтобы клиентам не нужно было ехать за несколько сотен километров для сервиса. Кроме того, не забывайте, что у нас есть еще 1300 дилеров сети «Lada деталь», которые занимаются продажей запасных частей.

Вы, в принципе, можете принять новые компании, которые ранее не были вашими дилерами, но готовы сразу инвестировать в создание современных центров Lada?

Это возможно. Мы открываем новые центры. Некоторые ранее открытые центры нерентабельны, и с ними можно прекратить отношения, заменив новыми. Но это похоже на ситуацию с численностью – сегодня мы достигли уровня, соответствующего спросу. В дальнейшем будут появляться преимущественно точки в менее крупных городах.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Соскочить  с крючка эмоций
Кристина Конглтон,  Сьюзен Дэвид