Как видят мир великие люди | Harvard Business Review Russia
Психология

Как видят мир великие люди

Адам Бранденбургер
Как видят мир великие люди
Фото: MICHAEL BLANN/GETTY IMAGES

«Думай иначе», — гласил знаменитый слоган рекламной кампании Apple в 1997 году. Он остается вечно актуальным для всех творцов, новаторов и предпринимателей.

Однако, чтобы дать миру революционные идеи или радикально новые продукты, нужно не только думать иначе, но и видеть иначе. Великие творцы, новаторы и предприниматели смотрят на мир совсем не так, как большинство из нас. Именно поэтому они способны увидеть возможности, которые другие не замечают.

Всем известна история застежки-липучки Velcro. Как-то раз швейцарский инженер Жорж де Местраль решил повнимательнее рассмотреть головки репейника, которые снял с одежды после прогулки в лесу. Под микроскопом стали видны крючочки, с помощью которых соцветия репейника зацеплялись за волокна ткани. Так в его голове возникла идея альтернативы застежке-молнии — застежка из крючков и петель, которую он стал выпускать под торговой маркой Velcro. (Сейчас в науке существует целое направление — биомиметика, в котором технологические элементы для нужных человеку устройств заимствуются из живой природы.)

История мыла Softsoap не у всех на слуху, но не менее примечательна. Американский предприниматель Роберт Тейлор однажды решил взглянуть на распакованный кусок мыла в ванной комнате через объектив фотоаппарата с функцией увеличения. Ванная была безупречно чистой, а мыло плавало в неприятной мутной жидкости. Так ему пришла в голову идея поместить жидкое мыло в красивый контейнер с дозатором, и на свет появился бренд Softsoap, который совершил настоящую революцию в индустрии мыловарения.

Этим двум блестящим умам удалось посмотреть на мир по-другому. Они сделали самый важный шаг — взглянули на знакомую вещь совершенно новым образом в прямом и переносном смысле (используя микроскоп и зум-объектив фотоаппарата). Как сказал выдающийся французский математик Блез Паскаль: «Мелкие умы интересуются всем необычным, а великие — обычным». Скорее всего, он имел в виду, что нужно смотреть на вещи, которые постоянно нас окружают, но так, как на них большинство и не подумает посмотреть.

Для этого подхода есть название — остранение. В начале XX века литературовед Виктор Шкловский отмечал (текст его статьи «Искусство как прием» доступен по ссылкеприм. ред.), что Толстой добивался значительной выразительности, используя искаженную перспективу для описания обыденных явлений, не называя вещь ее привычным именем и остраняя знакомые предметы и явления. Впоследствии такую же революцию в кино совершил великий французский режиссер Жан-Люк Годар, впервые применив рваный монтаж в фильме «На последнем дыхании». Сейчас это воспринимается как само собой разумеющееся, но в то время рваный монтаж шокировал зрителей. Кинематографисты прошлого стремились к логичному, последовательному потоку изображений (линейный монтаж). Все-таки наш мозг устроен так, что изображения, поступающие в него от органов зрения, интерпретируются последовательно. Это знакомо и привычно. Но Годар отказался от линейности, чтобы заставить зрителя отойти от условностей и принять персонажей такими, какими они являются — буквально оторванными от общества и друг от друга. Таким образом зритель чувствует одиночество персонажей, понимает, как они пытаются наладить контакт друг с другом, хоть им это не удается, и все заканчивается трагично. Прием остранения Годар перенес со страниц книг на большой экран.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать