«Все мы сейчас стараемся изо всех сил»

«Все мы сейчас стараемся изо всех сил»
7 апреля 2020| Эми Галло

Не знаю, как вы, а я заметила, что сегодня так легко осуждать других. На прошлой неделе коллега написала мне в Slack, что отойдет от компьютера, потому что ей нужно встретить няню. И я сразу подумала: «Это нарушение социального дистанцирования!» Какую-то секунду я злилась на нее. Как можно в такое время пускать в свой дом чужого человека? Почему она не старается препятствовать росту заболеваемости? Но вскоре на смену этому чувству пришла вина, а затем грусть и тоска. Я не хотела раздражаться на коллегу. Почему же так произошло?

Я слышала от многих друзей, что у них за последние несколько недель случались аналогичные напряженные моменты с коллегами. И это понятно: многие из нас работают в новых, сложных условиях. Мы живем в ситуации беспрецедентного уровня стресса и тревоги. И будущее нашей работы, наших компаний и экономики в целом неопределенно.

Все это закладывает основу для напряжения, считает Брианна Каза, доцент кафедры управления Школы бизнеса и экономики имени Брайана Университета Северной Каролины в Гринсборо. Вместе с группой коллег она изучила 300 исследований, посвященных взаимоотношениям на рабочем месте, ошибкам в офисной коммуникации и их исправлению. Они обнаружили, что «эмоциональное напряжение, полученное извне, может проявляться и в отношениях между коллегами».

К сожалению, при повышенном стрессе наше сочувствие испаряется, считает Моника Уорлайн, научный сотрудник Стэнфордского исследовательского и образовательного центра по вопросам сострадания и альтруизма. «Испытывая сильный стресс, мы обращаемся к привычным устоявшимся моделям его преодоления, и нам трудно увидеть иные возможности. Мы думаем, что мы правы, а другие — ошибаются», — поясняет она. Это плохо влияет на взаимодействие с коллегами, Мы непреднамеренно разрушаем отношения с людьми, вызывая еще больше страданий.

Сейчас не время отказываться от доброты и заботы, хотя подобные мысли могут возникнуть. Важно искать способы оставаться открытыми к состраданию, даже когда мы перенапряжены. Уорлайн и ее коллега Джейн Даттон провели исследование, которое показывает, что сострадание коррелирует с уровнем удовлетворенности работой и степенью ее значимости для нас. Но как находить в себе и демонстрировать коллегам эмпатию, когда ваши когнитивные ресурсы истощены? Вот что советуют ученые.

Помните, что есть возможности для общения

В своем исследовании Брианна Каза и ее соавторы обнаружили, что «существует множество возможностей разрушить отношения», но «в эти сложные времена есть потенциал и для их укрепления: каждый раз, когда происходит встряска, могут произойти позитивные сдвиги». И поскольку кризис носит глобальный характер, он тем или иным образом затронет каждого. Я наблюдаю это в последние несколько недель. Коллеги, с которыми я не очень часто пересекаюсь, связываются со мной, чтобы узнать, как дела, и я в свою очередь делаю то же самое. Чувство, что мы все оказались в одинаковой ситуации, может объединять, вопреки или потому что все мы находимся под серьезным давлением.

Смиритесь с тем, что все справляются со стрессом по-разному

Еще одна коллега поделилась со мной статьей о том, какому напряжению подвергается во время кризиса брак. Этот текст проливает свет и на то, почему могут усложниться наши взаимоотношения с коллегами. Эксперт в области отношений Эстер Перел указывает, что люди обладают разными механизмами преодоления стресса. Некоторым нравится получать как можно больше информации, и они часами просиживают в Twitter или читают статью за статьей. Другие предпочитают ограничить объем получаемой информации. Кто-то может относиться к социальному дистанцированию очень серьезно (как я), а кто-то — более расслабленно. Некоторые люди могут с головой погружаться в работу, лучше чувствуя себя, когда заняты, а другие не могут сосредоточиться и работать в прежнем темпе.

Кроме того, люди делятся на оптимистов и пессимистов. Я ежедневно наблюдаю во время виртуальных встреч, как на вопрос «Как дела?» кто-то отвечает: «Отлично!», — а другой бормочет: «Ну так себе». Обе реакции имеют право на существование, и мы не обязаны справляться со стрессом одинаково.

Брианна Каза говорит, что, помимо прочего, люди находятся в разных обстоятельствах. Не на всех коллег кризис влияет одинаково. Некоторые работают из дома, и им приходится заниматься школьным обучением своих детей. Другие беспокоятся о родителях или других пожилых родственниках. У кого-то работы стало больше, а у других нагрузка снизилась. Несколько моих коллег регулярно работают дома в течение многих лет, и привыкли к такому режиму. У других дома нет тихого места для звонков, не говоря уже о видеоконференциях.

Будьте великодушны к другим

Учитывая вероятные различия между вами и вашими коллегами, и Моника Уорлайн, и Брианна Каза напоминают, что сейчас как никогда важно проявлять великодушие в интерпретации поступков и поведении других людей. Если вы получили немногословное письмо, не думайте, что его автор раздражен или груб. Лучше представьте, что у него не хватает времени на обычные любезности.

Это трудно, говорит Уорлайн. «Когда мы переживаем кризис, то начинаем по-другому интерпретировать происходящее вокруг. Наша собственная боль и страдания кажутся очень сильными, и мы преуменьшаем чувства людей, переживающих то же самое. Мы не справляемся с чужими нуждами и страданиями, и в этот момент в первую очередь возникают мысли: “Я ничем не могу помочь” или “Это не моя проблема”».

Когда возникает напряженность в общении с коллегой, задумайтесь о причинах. Не зацикливайтесь на том, кто прав, а кто виноват. Уорлайн предлагает сказать себе: «Я дееспособный человек, и меня окружают дееспособные люди». Затем спросите себя, где возникают узкие места в вашем общении. Сфокусировавшись на причинах и обстоятельствах, а не на конкретном человеке, вы сможете понять, в чем проблема, никого не обвиняя.

Признайте свои чувства

Дайте ясно понять человеку, что вы испытываете в данный момент, и вы сможете избежать недопонимания и оскорбленных чувств. Например, Брианна Каза предлагает прямо сообщать коллегам, что вам нужно больше времени, особенно в быстро меняющихся обстоятельствах. Можно сказать: «Я очень беспокоюсь и испытываю стресс, поэтому позвольте мне взять время на размышления». Общайтесь больше, чем при обычных обстоятельствах, сознательно выбирая слова и тон голоса. На днях одна коллега написала мне в Slack: «Я только сейчас поняла, что нагрубила тебе некоторое время назад. Я не хотела. Мы все делаем очень много всего сейчас!» Я заметила, что упомянутое ею сообщение было резким, но не приняла это близко к сердцу. Если вам кажется, что между вами и коллегой назревает что-то нездоровое, не доводите ситуацию до крайности. Лучше разобраться во всем как можно раньше, советует Каза. И не терзайтесь, если сказали что-то, о чем жалеете. «Проявляя больше милосердия к себе и своим неудачным попыткам соответствовать идеалу, вы быстрее справитесь со стрессом», — говорит Моника Уорлайн.

Смиритесь с тем, что личная жизнь коллег теперь касается и вас

Мы склонны дистанцироваться от чужих страданий, когда испытываем стресс, поэтому, вероятно, вы считаете, что вас не касаются проблемы коллеги, который вынужден справляться с двумя детьми без помощников. Может быть, это было нормой еще несколько недель назад, но только не теперь, поясняет Моника Уорлайн: «Признайте, что актуальность многих вещей изменилась в связи с новой ситуацией». Она предлагает зафиксировать в своем сознании еще кое-что: «Все мы сейчас стараемся изо всех сил». Не раздражайтесь на коллегу, который постоянно отвлекается на ребенка, а лучше подумайте, как вместе приспособиться к работе в новых условиях. Как вы можете проявить гибкость, чтобы каждый мог выполнять свою работу?

Не сравнивайте, кому тяжелее

По моим наблюдениям, когда в социальных сетях люди жалуются на свои проблемы, в ответ сыплются комментарии в духе: «По крайней мере, ты не работаешь в здравоохранении». Моника Уорлайн считает, что подобное сравнение «грубо принижает» чужие переживания. «Люди ошибочно думают, что демонстрируют более широкую картину. Но это не облегчает страдания человека, а только добавляет к ним осуждение и чувство вины, а в итоге — усиливает боль». Уорлайн отмечает, что сложности могут принимать огромное множество форм, и «сочувствие не предполагает оценку величины чужих страданий».

Прислушиваясь к этим советам, я стараюсь ежедневно напоминать себе о нескольких вещах, чтобы сознательно и намеренно проявлять эмпатию и доброту:

  • Мои коллеги и я видим мир по-своему, и это нормально.

  • Мы по-разному справляемся с неопределенностью, грустью и стрессом.

  • Люди испытывают стресс из-за вещей, которые я не всегда вижу и понимаю (и, вероятно, это не мое дело).

  • И им, и мне бесполезно сравнивать наши проблемы.

  • Мы все делаем, что можем.

Не всегда легко быть терпеливой и понимающей, учитывая все происходящее. Но я буду стараться, потому что мы с коллегами этого заслуживаем.

Об авторе. Эми Галло (Amy Gallo) — редактор и автор Harvard Business Review, автор HBR Guide to Dealing with Conflict.

https://hbr-russia.ru/liderstvo/psikhologiya/827408

2020-04-07T21:33:39.477+03:00

Tue, 07 Apr 2020 18:33:52 GMT

«Все мы сейчас стараемся изо всех сил»

Почему не нужно осуждать своих коллег во время кризиса

Лидерство / Психология

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/2q/1a6qry/original-1nuw.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия