Почему стоит задуматься о поведении топ-менеджеров вне офиса

Почему стоит задуматься о поведении топ-менеджеров вне офиса
|20 февраля 2020

В середине 2000-х США сотрясали корпоративные скандалы: World-Com, Enron, Tyco, AIG… Их бесконечная череда заставила Аишу Дей, в ту пору преподавателя бухучета в Чикагском университете, задуматься: влияет ли стиль жизни лидера на то, сколь сильно фирма страдает от скандалов? «Выходило множество статей о том, как топ-менеджеры проштрафившихся компаний закатывали вечеринки на миллионы долларов», — вспоминает Дей. Она и ее коллеги начали серию исследований о связи поведения лидера вне офиса с тем, что происходит в его фирме.

Основываясь на достижениях психологии и криминологии, ученые выбрали два типа отклонений: склонность к нарушениям закона (она связана с общим недостатком самоконтроля и пренебрежением к правилам) и страсть к материальным благам (показатель слабой чувствительности к проблемам других людей и окружающей среды).

Проведя четыре исследования, Дей (ныне доцент Гарвардской школы бизнеса) и ее соавторы выяснили корреляцию между этими факторами и пятью известными типами корпоративных нарушений.

Инсайдерская торговля. В своей последней работе ученые поставили вопрос о том, связано ли проблемное поведение топ-менеджеров — от нарушения ПДД до пьяного вождения и причинения вреда здоровью — со склонностью совершать сделки с использованием конфиденциальной инсайдерской информации. Про­анализировав базы данных США (как общенациональные, так и по отдельным штатам) и проведя проверки судимости с привлечением частных детективов, они определили фирмы, где в период с 1986 по 2017 год одновременно работали хотя бы один топ-менеджер без проблем с законом и хотя бы один с такими проблемами. Так получилась выборка из почти 1500 менеджеров, в том числе 503 гендиректора. Изучив сделки топ-менеджеров с акциями компании, ученые обнаружили, что для топ-менеджеров из числа нарушителей закона они были выгоднее, чем для других. Это наводило на мысль, что они пользуются инсайдерской информацией. Особенно выраженный эффект был для менеджеров с многочисленными и более серьезными, нежели превышение скорости, нарушениями.

Многие фирмы вводят специальные запреты инсайдерского трейдинга. Однако узнать о существовании подобного запрета в конкретной фирме непросто — данные об этом публикуют редко. Поэтому ученые использовали косвенный критерий: приходится ли большинство сделок ­менеджеров на первые три недели после выхода публичной отчетности (этот срок считается окном приемлемости). Они сравнили сделки топ-­менеджеров в компаниях с запретом инсайда и без оного и получили довольно грустный результат: запреты снижали частотность особо прибыльных сделок у тех, чьи проблемы с законом были незначительны, но никак не влияли на злостных нарушителей, которые заключали сделки в периоды ограничений и нарушали сроки сообщений о сделках в Комиссию по ценным бумагам и биржам. Кроме того, они чаще покупали или продавали акции перед важными ­объявлениями — например, о прибыли или о слиянии и поглощении, а также в трехлетний период перед банкротством компании, что тоже говорит об использовании инсайдерской информации. «Запреты действуют на более или менее законопослушных топ-менеджеров, но не на тех, чьи проблемы с законом более серьезные», — пишут авторы.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/management/korporativnyy-opyt/821999

2020-02-20T07:57:35.000+03:00

Harvard Business Review Россия

Thu, 20 Feb 2020 08:53:34 GMT

Почему стоит задуматься о поведении топ-менеджеров вне офиса

Как пьяное вождение и штрафы могут повысить профессиональные риски

Менеджмент / Корпоративный опыт

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/v/1b82uq/original-1p7c.png

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия