Вознаграждают ли рынки экологичные производства?

Вознаграждают ли рынки экологичные производства?
|4 мая 2021

Металлургия — отрасль, сопряженная с огромными затратами энергии и выбросами в атмосферу вредных газов, которые до сих пор не удается полностью уловить самыми изощренными фильтрами. А если в добыче сырья и производстве металла использована энергия от электростанций, работающих на угле или другом ископаемом топливе, выбросы CO2 в пересчете на тонну металла возрастают в несколько раз. На фоне угрозы изменения климата миром овладела идея чистой энергии: Всемирный банк, Управление энергетической информации США и Международное энергетическое агентство в один голос прогнозируют взрывной рост ее производства.

«Зеленая» энергетика и металлургия находятся в сложной зависимости друг от друга, ведь сами технологии чистой энергии потребуют беспрецедентного роста потребления цветных металлов. Какое сырье и источники энергии будут использовать металлурги? Будут ли страны — квазимонополисты в производстве определенных редких и цветных металлов, такие как Китай, ЮАР, Конго или Индонезия, — улучшать экологические характеристики заводов при росте цены? Будет ли отражаться в цене металла размер выбросов в ходе его производства, то есть смогут ли металлурги, использующие «чистую энергию», получить премию на рынке?

Этот вопрос активисты задают Лондонской бирже металлов (ЛБМ), которая устанавливает уровень текущих цен. В июне 2020 года ЛБМ в ответ на призывы производителей алюминия объявила о будущих планах образовать отдельную платформу для торговли алюминием с низким углеродным следом. Однако ближе к концу 2020 года биржа решила отложить открытие отдельной платформы для низкоуглеродного алюминия, предложив вместо этого ввести новый паспорт производителя, в котором будут содержаться его данные по КСО. Утверждалось, что рынок не готов к отдельной цене за низкоуглеродный алюминий, потому что на нем нет единого понимания, что такое низкий углеродный след.

Энергетическое агентство Platts, принадлежащее компании S&P, решило восполнить этот пробел. В марте 2021 года оно объявило, что начиная с 6 апреля будет ежедневно определять цену алюминия с низким углеродным следом (LCAP1), а также цену алюминия с «нулевым» углеродным следом (ZCAP2).

Производство тонны алюминия, от добычи до отправки потребителю, в среднем сопровождается выбросом в атмосферу 16,7 тонны CO2. Однако некоторые мировые производители, такие как Alcoa, «Русал», Rio Tinto, Century и Hydro, добились существенного снижения выбросов, сообщает агентство Platts. У каждой из этих компаний есть линейки продукции, в которых карбоновый след составляет менее 4 тонн на тонну металла.

В марте 2021 года Международный институт алюминия (IAI) выпустил отчет, в котором описываются «проверенные и реалистичные подходы к снижению эмиссии в алюминиевой промышленности». Вот выводы экспертов института: «Наиболее верные пути к серьезному снижению выбросов — это, во-первых, применение чистой энергии ­и, во-вторых, улавливание исходящего CO2 методом абсорбции». (При улавливании выделяемый углекислый газ либо используют для производства новых продуктов, либо закачивают в подземные хранилища, но пока это — технология будущего.) Главным фактором снижения выбросов алюминиевой промышленности является чистый источник энергии.

Полная версия статьи доступна подписчикам

https://hbr-russia.ru/management/korporativnyy-opyt/870319

2021-05-04T09:53:13.000+03:00

Harvard Business Review Россия

Fri, 04 Jun 2021 15:57:40 GMT

Вознаграждают ли рынки экологичные производства?

Цены на биржевые товары мало-помалу начинают дифференцировать производителей по величине углеродного следа в их продукции

Менеджмент / Корпоративный опыт

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2021/3v/o4itw/original-v9m.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Уважаемые подписчики! С 1 июля 2021 года издателем Harvard Business Review Россия является ООО «Бизнес Инсайт Медиа». По вопросам продления и переоформления текущей подписки, а также для подключения новой подписки, обращайтесь по e-mail: podpiska@hbrr.ru
Закрыть

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия