Таможенный блюз | Harvard Business Review Russia
Принятие решений

Таможенный блюз

Анна Натитник
Таможенный блюз

Не то чтобы Алексей Воронцов был наивным. Или не понимал, в какой стране живет. Не то чтобы он был неисправимым идеалистом и романтиком. Вовсе нет. Просто врожденная честность и интеллигент-юность часто брали верх над разумом и заставляли действовать исходя из простой человеческой логики без поправок на время и место событий.

Внук известного реставратора, Алексей с детства любил дерево. Он выжигал, выпиливал, занимался резьбой и постоянно что-то мастерил. Окончив биофак ЛГУ и защитив кандидатскую, он остался на родной кафедре, где и проработал несколько лет, очарованный человекоподобной жизнью лабораторных мышей. Но гены взяли свое. С помощью друга — предпринимателя со стажем и родителей, выделивших ему необходимый капитал, Алексей открыл столярную мастерскую, которая со временем выросла в компанию по производству, ремонту и реставрации мебели. Нанимая только высокопрофессиональных дизайнеров, краснодеревщиков и столяров, Алексей заработал на рынке неплохую репутацию, и вскоре представители музеев, антиквары, состоятельные любители старины и «индивидульного дизайна» выстроились к нему в длинную нескончаемую очередь.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать