Менеджмент / Принятие решений

Это может только гендиректор

Это может только гендиректор

|28 февраля 2010|Лафли Алан

Я стал генеральным директором Procter & Gamble в июне 2000 года, в разгар кризиса. За три месяца до того, 7 марта, компания объявила, что в третьем квартале не получит запланированной прибыли, и стоимость акций за день рухнула с $86 до $60. После объявления о моем назначении акции за неделю подешевели еще на 11%. В столь плачевном положении мы оказались в силу многих обстоятельств. Главную причину я вижу в том, что мы взялись за неподъемное дело — захотели слишком быстро слишком многое изменить и потому не могли как следует управлять текущими делами — нам просто не хватало на это времени и сил. Но тогда, летом 2000 года, хуже всего было не то, что рыночная капитализация P&G упала на $85 млрд. Куда опаснее был повальный пессимизм. Многие руководители P&G окопались и затаились. Подразделения и головной офис перекладывали ответственность за убытки друг на друга. Инвесторы и финансовые аналитики удивлялись и возмущались. Сотрудники требовали наказать виновных. Гневу пенсионеров — держателей акций родного предприятия, не было предела, ведь их сбережения уменьшились вдвое. СМИ следили за ходом событий и не скупились на броские формулировки: «Доверие инвесторов подорвано»; «В P&G пришла беда. Мы любим ее товары. Но рынок помешался на технике и разлюбил ее акции», «Стоит ли еще принимать в расчет P&G?» В первый свой день на посту главы P&G, в 18:00, я стоял в телестудии, словно ослепленный фарами олень на шоссе, и меня допрашивали о том, что у нас не так и как мы собираемся выпутываться. Все ждали от меня ответов, но я не имел понятия, как вернуть P&G былую славу. С почином: добро пожаловать на пост генерального директора — на работу, которой я никогда прежде не занимался.

Работа генерального директора

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:
Подпишитесь, чтобы иметь доступ ко всем материалам hbr‑russia.ru:

https://hbr-russia.ru/management/prinyatie-resheniy/a9911

2010-02-28T03:00:00.000+03:00

Fri, 20 Apr 2018 09:24:18 GMT

Это может только гендиректор

Генеральный директор Procter & Gamble размышляет о самом важном в работе главы компании — о том, чем он должен заниматься всегда, на какой бы стадии экономического цикла ни находился его бизнес.

Менеджмент / Принятие решений

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/2s/xzcg6/original-181g.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия



Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия