Менеджеры и лидеры — синонимы или антонимы? | Harvard Business Review Russia
Стратегия

Менеджеры и лидеры — синонимы или антонимы?

Абрахам Залезник
Менеджеры и лидеры — синонимы или антонимы?

Откуда берутся настоящие лидеры, как их воспитать? Каждое общество отвечает на этот вопрос по-разному: все зависит от бытующих представлений о предназначении и разделении власти, о допустимых методах ее применения. Свою лепту в понимание вопроса внес и бизнес, выведя на авансцену новую породу людей — менеджеров-администраторов.

В деловом мире сложилась целая философия власти: она отдает предпочтение коллективному, а не единоличному руководству, команде, а не ее предводителю. В утилитарном отношении менеджеров к проблеме руководства много хорошего: оно гарантирует высокий профессионализм и контроль, равновесие групп с противоположными интересами. К сожалению, это не всегда служит залогом творческого мышления и порядочности тех, кто вершит судьбами корпораций.

Руководить — значит воздействовать на мысли и дела других, используя власть. Но наделить властью одного человека опасно по ряду причин. Во-первых, он может оказаться неспособным добиваться цели. Во-вторых, забыть, что другие не менее достойны права руководить. В-третьих, одержимость властью зачастую приводит к сомнительным поступкам. Чтобы снизить риск этих опасностей, организации предпочитают следовать принципам коллегиального управления и управленческой этики. Именно поэтому корпоративной культуре крупных компаний присущ консерватизм. Вот что пишет в книге «The Second American Revolution» Джон Рокфеллер III: «Любая организация — это система со своей собственной логикой развития, инерцией и неизбежным грузом традиций. Ее суть такова, что она всегда будет выбирать испытанные, проторенные пути, противиться риску и поиску нового».

Консерватизм и инертность объясняют, почему на смену уходящему начальнику часто приходит поднявшийся на очередную ступеньку менеджер-администратор, а не лидер. Из-за этого в бизнесе расцветает бюрократическая культура, хотя бизнес и считается последним бастионом на пути бюрократии, уже заполонившей госорганы и систему образования.

Менеджер и лидер — два типа личности

Рациональность и контроль — вот что ставит администратор во главу угла. Неважно, о чем идет речь: о целевых показателях, ресурсах, оргструктуре или персонале — он всегда «решает вопросы». Он выявляет проблемы­, которые требуют его срочного вмешательства, и ищет способы их решения. Чтобы выполнить свою задачу, менеджеру нужно заставить подчиненных работать в полную силу. Для такого управления не нужны ни особые таланты, ни героизм. Достаточно настойчивости, здравого смысла, усердия, аналитических способностей, а также, самое важное, терпения и доброжелательности.

Есть, однако, и иное понимание руководителя — как человека, наделенного сверхъестественными способностями. Только особенным людям по силам бремя власти и политического руководства. Лидером становится тот, кто выдержал психологическое испытание: талантливый одиночка должен научиться властвовать собой, только так он сможет управлять другими. Этот взгляд расходится с практическим и приземленным, но вовсе не лишенным смысла мнением о том, что руководитель — это по сути просто человек, направляющий работу подчиненных.

Обе трактовки вызывают вопросы. Может быть, трепетное, почти мистическое отношение к особе начальника идет из детства, от тогдашнего ощущения зависимости и страстного желания иметь добрых, мудрых, сильных родителей? Или у менеджеров и вправду, независимо от профессионализма, нет лидерских способностей, им попросту не дано заразить людей своей мечтой и помочь им найти смысл в работе? Может быть, ставя перед собой узкие цели, менеджеры, лишенные воображения и дара красноречия, только на время гасят конфликты во вверенных им коллективах, потому что им не удается сплотить людей вокруг общих, более широких интересов и нарисовать им заманчивые перспективы?

И даже если организации дей­ствительно необходимы руководители недюжинного масштаба, их отбор и подготовка — все равно дело случая. Мы не знаем надежного способа воспитать великого лидера. К тому же не ясно, в ком на самом деле больше заинтересована организация — в квалифицированных менеджерах или в талантливых лидерах. Условия, подходящие для подготовки управленцев-практиков, могут оказаться неблагоприятными для формирования лидеров. И наоборот, менеджерам непросто профессионально развиваться и делать карьеру в организации, где есть яркие лидеры: их обычно охватывает растерянность в атмосфере неупорядоченности, которую те создают вокруг себя.

Бывает, конечно, что нам нужны лишь лидеры и мы готовы пожертвовать менеджерскими качествами в пользу лидерских. В целом дилемму подготовки руководителей можно было бы решить довольно просто, сказав, что нам нужны люди, которые сочетают в себе черты и тех и других. Однако управленческая культура менеджеров сильно отличается от духа предпринимательства, который приносят с собой лидеры. Точно так же непохожи друг на друга и они сами: менеджеры и лидеры — люди совершенно разных типов с непохожими целями, мировоззрением, поведением, жизненным опытом.

Отношение к задачам

Менеджеры выполняют свою работу бесстрастно, если не сказать пассивно. Они решают задачи, потому что должны это делать, а не потому, что это отвечает их внутренним потребностям и желаниям: эти задачи определяются прошлым и настоящим организации.

Рассказывая о том, как в General Motors формировалась корпоративная политика в области разработки новой продукции, Фредерик Доннер, глава компании в 1958—1967 годах, демонстрирует именно такое отношение к делу: «Чтобы устоять перед напором конкурентов, мы должны предвидеть, как изменятся предпочтения по­требителей. Только тогда мы успеем вовремя поставить нужный продукт в нужных объемах и в нужное место. Более того, нужно учесть рыночные тенденции и понять, под силу ли нам будут производственные компромиссы, на которые придется пойти, чтобы сделать наш продукт надежным и симпатичным внешне, качественным и доступным по цене. Мы должны делать автомобили, которые захотят купить люди».

В этом пассаже нет и намека на то, что производители могут формировать вкусы и предпочтения потребителей. Но ведь у производителей все козыри на руках: стильный дизайн, реклама и стимулирование продаж. Если умело пользоваться всем этим, то можно приучить людей к новому товару и убедить их в том, что без него им уже не обойтись. В свое время вряд ли кому-нибудь пришло в голову утверждать, что фотографам нужна камера, которая сама проявляет снимки. Но когда появился фотоаппарат Polaroid, он тут же завоевал популярность: людям нравилось сразу получать готовый снимок. Эдвин Лэнд, изобретатель чудо-камеры и основатель компании Polaroid, не шел на поводу у потребителей — он прислушивался только к себе, дей­ствуя как истинный творец. Новый товар, в котором он воплотил технологию поляризации света, вызвал у людей огромный интерес.

Пример Лэнда показывает, как понимают свои задачи лидеры. Они не реагируют на события, а опережают их: сами выдвигают идеи, а не усваивают чужие. По отношению к любой цели лидеры занимают активную, эмоциональную позицию. Их влияние на настроение людей, способность расшевелить их воображение, пробудить новые ожидания — все это задает курс развития компании. В итоге лидер изменяет желания людей, их возможности и потребности.

Представление о работе

Администраторы воспринимают свою работу как процесс принятия управленческих решений и выработки стратегии. В его основе — конкретные идеи, и для их воплощения требуются определенные люди. Чтобы все шло гладко, менеджеры учитывают интересы разных сторон, понимают, когда стоит обсудить спорные вопросы, сглаживают острые углы. Они действуют гибко: ведут переговоры с подчиненными и договариваются с ними и в то же время применяют меры поощрения, наказания и т. д.

Как это происходит в условиях реального корпоративного конфликта, мы покажем на примере Альфреда Слоуна. В начале 20-х годов XX века General Motors, в которой он был вице-президентом, оснащала автомобили стандартным двигателем с водяным охлаждением, как и тогдашний лидер отрасли Ford Motor Company. При полной поддержке главы GM Пьера Дюпона главный инженер Чарлз Кеттеринг разрабатывал новый автомобильный двигатель — с воздушной си­с­темой охлаждения, ребра которого были сделаны из меди. Если бы его усилия увенчались успехом, это стало бы большой технической и маркетинговой удачей для GM. Кеттеринг верил в свое детище, но производственники смотрели на дело иначе: они считали, что, во-первых, его двигатель технически ненадежен, а во-вторых, корпорация сильно рискует, вкладывая все средства в новый продукт, вместо того чтобы удовлетворять уже известные потребности автомобилистов.

Летом 1923 года после ряда отказов новых двигателей GM решила отозвать первую (и единственную) партию оснащенных ими Chevrolet. Машины выкупили у дилеров и покупателей и утопили в озере. Руководство забраковало проект Кеттеринга. Узнав об этом, он написал Слоуну гневное письмо, в котором объяснял происшедшее кознями противников. Изобретатель грозился сразу же уйти из компании, если разработки медного двигателя остановят.

Альфред Слоун понимал, что Кеттеринг вне себя и его угроза покинуть General Motors — не просто слова. Слоун также знал, что, хотя против новой модели двигателя, за Кеттеринга горой стоит Пьер Дюпон. Более того, за два года до того Слоун сам написал Кеттерингу письмо, в котором высказывал полное доверие к его изобретению. Перед Слоуном стояла сложная задача: добиться, чтобы Кеттеринг остался в GM, не поссориться с Дюпоном, но сделать так, чтобы заводы и дальше оснащали автомобили обычными двигателями с водяным охлаждением.

Действия Слоуна многое говорят об особенностях работы менеджера-администратора. Во-первых, он постарался успокоить Кеттеринга, заверив того, что и он сам, и все правление целиком «за», но, мол, просто невозможно заставить производственников делать то, что они не хотят. Он обрисовал обстоятельства так, будто вся проблема в человеческих отношениях, а качество самой разработки у него не вызывает сомнений. Во-вторых, он предложил учредить в GM подразделение, которое будет целиком отвечать за проектирование, производство и продажи нового двигателя. Это решение было не менее лукавым, чем попытки успокоить Кеттеринга. В книге «My Years with General Motors» Слоун вспоминал: «План мой был таков: создать отдельное конструкторское бюро под единоличным руководством Кеттеринга. Кеттеринг должен был сам назначить главного инженера и подобрать специалистов, способных решить все технические проблемы нового автомобиля».

В своих мемуарах Слоун опускает вопрос о реализуемости его идеи, предполагавшей, в частности, что на изобретателя ляжет тяжкий груз управленческой работы. Ведь всю эту хитроумную конструкцию Слоун придумал, лишь бы избежать конфликта с Пьером Дюпоном.

Слоун хотел, устранив формальные поводы для бунта, ограничить свободу маневра остальным участникам конфликта. Затевая структурную перестройку, он частично удовлетворил притязания ключевых сотрудников, и им ничего не оставалось, как согласиться с ним. В служебной записке на имя Дюпона Слоун так излагал обстоятельства дела: «Сегодня утром мы ­обсудили вопрос с господином Кеттерингом, и он согласился с нами по всем пунктам. Похоже, ему понравилось наше предложение, и он уверен в успехе нашего плана».

Слоуну удалось унять своих противников: новое подразделение вроде бы было им на пользу. Но на самом деле оно просто не оставляло им выбора. И теперь Слоун мог со спокойной душой распорядиться, чтобы начальник производства, мнение которого он разделял, побыстрее наладил выпуск новой марки автомобилей с обычными двигателями. Много лет спустя Слоун, лукавя, написал: «Больше о машине с медным двигателем никто ничего и не услышал. Эта инициатива как-то заглохла, даже не знаю почему».

Чтобы убеждать людей в правильности своего решения, менеджеры постоянно балансируют между противоположными точками зрения. Это имеет много общего с работой посредников и дипломатов, среди которых один из самых ярких, безусловно, — Генри Киссинджер. Менеджеры тоже стараются уравновесить силы противников, чтобы помочь им достичь компромисса.

Руководители лидерского типа во всем действуют иначе, чем менеджеры. Им не нравятся наезженные пути и узкое простран­ство выбора, они ищут неординарные решения застарелых проблем и поддерживают новые идеи. Прежде всего они показывают цели, способные увлечь людей, и только после этого решают, как именно воплотить в жизнь задуманное.

Лидеры вызывают в людях мощный эмоциональный отклик, но у этой способности есть оборотная сторона, что демонстрирует история недолгого президентства Джона Кеннеди. В своей инаугурационной речи он сказал: «Пусть каждая страна, желает ли она нам добра или зла, знает, что мы готовы заплатить любую цену, вынести любые тяготы, преодолеть любые испытания, поддержать любого союзника и противостоять любому противнику ради сохранения и торжества свободы». Мало кто остался равнодушным: люди откликались на призыв, пренебрегая сиюминутными интересами, потому что чувствовали солидарность с Кеннеди и разделяли его идеалы. Но, если вдуматься, становится очевидной вся абсурдность заявления президента: безоглядное следование выраженной в нем позиции не может не привести к катастрофе (что и случилось, когда началась война во Вьетнаме). В то же время нельзя забывать: если не воодушевить людей стремлением к лучшему, новое мышление и новый курс никогда не станут реальностью.

Деятельность лидеров всегда сопряжена с рис­ком. Да и по своему­ психологическому складу они «ищут бури», их не страшат опасности, особенно если перспективы кажутся заманчивыми, а благоприятный исход — вероятным. Человек обычно бессознательно выбирает рискованную или, наоборот, осторожную стратегию — это зависит от склада его личности. Менеджером становится тот, у кого тягу к риску заглушает более развитый инстинкт самосохранения, а этому, кстати, обычно сопутствует и большее терпение в будничной, практической работе. Лидеры же, наоборот, часто воспринимают рутину как ­наказание и тяготятся однообразием.

Взаимоотношения с окружающими

Менеджеры предпочитают трудиться в коллективе. Они не любят работать в одиночестве — это выбивает их из колеи. Несколько лет назад я руководил исследованиями, связанными с психологическими аспектами карьерного роста.

В ходе работы мне удалось выяснить, что важная отличительная черта менеджеров — именно эта выраженная потребность в общении и сотрудничестве с сослуживцами. Так, например, когда менеджерам показывали рисунок с изображением одинокой фигуры (мальчика, рассматривающего скрипку) и просили сочинить об этом историю, они вводили в сюжет дополнительных персонажей. Вот что увидел на картинке один менеджер: «Родители хотят, чтобы сын учился музыке и стал профессиональным музыкантом. Они покупают инструмент. Мальчик размышляет: что лучше — пойти во двор гонять мяч с ребятами или остаться дома и заниматься музыкой. И как это мама с папой могут думать, будто пиликать на скрипке интереснее, чем забивать голы? Прошло четыре месяца: ребенок сыт по горло, отец тихо сходит с ума от его пиликанья, и мать нехотя уступает. Футбольный сезон окончен, но будущей весной мальчик восполнит упущенное».

Эта история высвечивает две особенности отношения менеджеров к людям. Во-первых, они тяготеют к коллективу (здесь речь идет об игре в футбольной команде), а во-вторых, не принимают такие отношения близко к сердцу. Эмоциональная отстраненность проявляется в форме и содержании текста: менеджер описывает ситуацию сухо и невыразительно, к тому же, по его мнению, восстановить семейную идиллию проще простого: родители разрешают мальчику бросить музыку ради спорта.

Эти две психологические особенности вроде бы противоречат друг другу. Но именно благодаря такому складу менеджер и может выполнять свои функции, улаживать разногласия, находить компромиссные решения и добиваться равенства сторон. Кроме того, это небольшое сочинение показывает нам, что менеджерам порой не хватает эмпатии. Теперь посмотрим, что сочинил человек, которого коллеги считают настоящим лидером: «Судя по лицу паренька, у него артистическая натура. Музыка глубоко волнует его, и он страстно мечтает научиться ­играть на скрипке. Похоже, урок только что закончился, и маленький музыкант огорчен тем, что пока не может извлекать из ин­струмента волшебные звуки. Думаю, в этот момент он клянется себе не жалеть времени и сил на занятия: он хочет стать настоящим виртуозом, чтобы своей игрой передавать все оттенки музыки, которые чувствует сердцем. Увлеченность принесла плоды, и мальчик стал великим скрипачом».

Эмпатия — это не просто внимание к людям. Это еще и способность воспринимать эмоции собеседника и чувствовать его настроение. Тот, кто описывает состояние другого человека, употребляя выражения вроде «глубоко волновать», «страст­но мечтать» и «поклясться себе», наделен проницательностью и интуицией.

Менеджер воcпринимает окружающих с точки зрения функции, которую они выполняют в ходе каких-либо событий или в процессах. Другое дело — лидеры: в человеке они видят личность и потому устанавливают с ним душевный контакт. Проще говоря, разница между двумя типами руководителей в том, что для менеджеров главное, как выполняется работа, а для лидеров — что значат те или иные события или решения для их участников.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать