Менеджмент / Стратегия

Сетевой ­эффект как новый двигатель экономики

Сетевой ­эффект как новый двигатель экономики

|1 февраля 2017|Альстайн ван МаршаллПаркер ДжеффриЧаудари Пол Сангит

Еще в 2007 году пять ведущих производителей мобильных телефонов — Nokia, Samsung, Motorola, Sony Ericsson и LG — контролировали 90% прибыли мировой ­отрасли. В том же году Apple выпустила, как джинна из бутылки, свой iPhone, и он начал завоевывать рынок. К 2015 году iPhone генерировал 92% глобальной прибыли, а старожилам, кроме одного, ее уже не доставалось вообще.

Как объяснить, что iPhone так быстро стал верховодить в отрасли? И как объяснить столь резкое падение его конкурентов? У Nokia и остальных компаний было немало традиционных преимуществ, которые должны были защитить их: уникальная продукция, заслуживающие доверия бренды, основные операционные сис­темы, превосходная логистика, колоссальные бюджеты на НИОКР и огромный объем производства. В целом бизнес этих компаний казался стабильным, рентабельным и в высшей степени жизнеспособным.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:
Подпишитесь, чтобы иметь доступ ко всем материалам hbr‑russia.ru:

https://hbr-russia.ru/management/strategiya/a18781

2017-02-01T03:00:00.000+03:00

Fri, 20 Apr 2018 10:47:00 GMT

Сетевой ­эффект как новый двигатель экономики

Платформы, которые сводят производителей и потребителей, захватывают рынки и изменяют конкуренцию

Менеджмент / Стратегия

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/2s/vieil/original-14u6.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия



Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия