Менеджмент / Управление изменениями

Мастера культуры: как антропология помогает управлять людьми

Мастера культуры: как антропология помогает управлять людьми

2 марта 2018|Даниэль БраунИтске Крамер

От редакции. Как выстраивать эффективную корпоративную культуру? Как наладить взаимоотношения между сотрудниками и руководством? Чем находки ученых-антропологов могут быть полезны в управлении организационными изменениями? На эти и другие вопросы в своей книге «Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера», перевод которой выходит в издательстве «Альпина Паблишер», отвечают Даниэль Браун и Итске Крамер. Мы публикуем несколько фрагментов из главы «Отношения с лидерами и властью. Кто определяет, что происходит?», в которых авторы знакомят нас с несколькими «культурными играми» и на их примере демонстрируют различные виды взаимодействия культуры и власти.

Думая об организациях, вы также думаете об их лидерах, менеджерах и генеральных директорах. О секретах лидерства написано множество книг. Мы часто обращаемся к царству животных. Как животные распределяют власть? Кто ее получает? Кто получает уважение? Право на размножение? Конечно, антропологи предпочитают наблюдать за людьми, а не за животными. Мы спрашиваем, как люди выстраивают отношения с лидерами и властью в разных местах планеты. Изучая такие темы, мы применяем термин «формирование иерархии». Это тонкая игра, в которую члены групп играют друг с другом, чтобы определить, кто обладает влиянием, кто определяет, что происходит и что является нормой. Иначе говоря: кто укрепляет, меняет или создает культуру.

Культура как результат власти

Власть и культура играют друг с другом в обманчивую игру теней. С одной стороны культура — это продукт, результат власти. Правители, лидеры, неформальные лидеры или агенты изменений определяют, какое поведение, ритуалы, символы, ценности и обычаи важны, а какие — нет. Они определяют, что такое хорошо и плохо, нормально и ненормально. Если вы как генеральный директор компании считаете, что в пятницу после работы надо пообщаться в неформальной обстановке, все приходят. Когда в Средние века епископ обвинял женщину в том, что она ведьма, все соглашались, что это так. Тот, кому принадлежит власть, создает и формирует культуру. Культура может быть оружием.

Культура как источник власти

Если взглянуть с другой стороны, то культура — это источник власти. Любой может добиться власти или влияния, если будет следовать культурным правилам и олицетворять культурные ценности. Люди, умеющие играть по культурным правилам, часто занимают положение лидера. Тот, кто может объяснить волю предков жителям гаитянской деревни, практикующим вуду, станет популярным жрецом. Кандидату в президенты США очень важно быть экстравертом и вести себя соответствующим образом во время выступлений и дебатов, а в тайских лидерах ценится способность демонстрировать самоконтроль и внутреннюю силу. Если вы понимаете культурные игры, вы получаете власть.

ХОРОШИЙ ЛИДЕР ИСПОЛНЯЕТ ХАКУ

Давайте отправимся…

…в Новую Зеландию, где маори по-прежнему исполняют древний танец хаку — когда грустят и празднуют. Известная команда регби All Blacks танцует хаку перед каждой игрой, здоровые мускулистые игроки выглядят дико и устрашающе. Они напрягают мускулы, хлопают себя по бедрам, рукам и локтям. Они издают вопли и высовывают языки, дико закатывают глаза и пучат их так, что видны белки. Тому, кто видит этот танец впервые, он может показаться ужасающим, агрессивным, как будто танцорами овладел злой дух. Дети туристов иногда начинают плакать во время представления. Слишком страшно.

Хаку часто называют танцем войны. Это верно лишь отчасти. Бывает военная хака, называемая периперу. В ней исполнители бегут на врага, высоко подпрыгивают и делают выпады оружием — разогреваются перед реальной битвой. Но бывает хака и для приветствия друзей, хака, которую танцуют на похоронах, и хака для праздников. Команда All Black обычно танцует особый тип хаки, известный как ка-матэ.

Цель хаки во всех ее формах, — произвести впечатление, показать качества лидера, которые ценят маори: физическую силу и смелость. Исполнители изо всех сил демонстрируют, что их статус выше, чем у зрителей. (Исключением является танец-приветствие, в котором исполнители становятся на колени.)

Роль лидеров в организациях

Вопрос лидерства — сложный вопрос. С одной стороны, люди хотят, чтобы лидеры брали на себя ответственность и «вели войска вперед». Мы жалуемся на политических и бизнес-лидеров, демонстрирующих нехватку решительности и дальновидности. В то же время мы ожидаем от лидеров демократичности, проявлений сочувствия и определенной скромности. Высокомерие, алчность или диктаторское поведение обычно считаются неприемлемыми. Учитывая, насколько двойственны ожидания, неудивительно, что курсы, коучи и книги, обещающие раскрыть секреты лидерства, пользуются высоким спросом.

В разных культурах представления о наиболее эффективном стиле лидерства разнятся. В Азии желательным считается интровертированное поведение, в частности умение владеть собой. В США лидер добивается более высокого статуса, если он экстраверт, произносящий жизнеутверждающие, мотивирующие речи. В Нидерландах лидеры приобретают статус, не демонстрируя, что они лидеры. В любом случае лидерство требует проявления каких-либо признаков. Хака демонстрирует, как важны внешние символы, ритуалы и убедительный язык телодвижений, когда нужно завоевать людей.

В прекрасном фильме «Обезьяночеловек» (Ape Man), снятом для канала National Geographic, Питер Эллиот проводит эксперименты, связанные с лидерским поведением. Один из них — эксперимент с прыжками на тарзанке. Эллиот попросил половину испытуемых продемонстрировать «язык телодвижений, говорящий о высоком статусе», то есть поднимать вверх руки, стучать себя в грудь, подпрыгивать и издавать вопли — все это очень напоминает хаку. Вторую половину он попросил изобразить «язык телодвижений, говорящий о низком статусе»: сидеть согнувшись, прятать лицо, говорить запинаясь. Затем он предложил испытуемым прыгнуть с тарзанкой. Эллиот измерил время, необходимое каждому участнику, чтобы собраться с духом перед прыжком. Он заметил, что группа, настроившаяся на высокий статус, прыгала быстрее. В интервью после прыжка члены этой группы говорили, что им понравилось и они хотели бы прыгнуть снова. В отличие от них, группе, демонстрировавшей более низкий статус, требовалось больше времени для прыжка, и позже они говорили, что сильно нервничали.

Социальный психолог Эми Кадди также обнаружила в своем исследовании доказательства того, что язык телодвижений, ассоциируемый с высоким статусом, может помочь, когда вы стоите перед лицом трудного решения или выбора, играя роль лидера. Ее работа показывает, что, изменив позу, мы можем повлиять на то, как люди воспринимают нас, как мы взаимодействуем с ними и как выполняем свою работу. Мы можем даже изменить химические процессы, происходящие в нашем организме. Используя «позы силы», как называет их Кадди, то есть стараясь выглядеть уверенно, когда мы не чувствуем уверенности, мы влияем на уровень тестостерона и кортизола в мозге. Язык телодвижений значительно влияет на наше самоощущение и помогает завоевать место лидера в группе. Аналогично Эллиот обнаружил, что когда человек, демонстрирующий высокий статус, дает четкие инструкции и берет на себя инициативу в сложных ситуациях, его значимость как лидера растет.

Так что, лидерам нужно целыми днями орать и бить себя в грудь? Увольте. Но вам нужно соответствовать роли. Проявления лидерства зависят от культуры и конкретного человека. Одно остается неизменным: если вы лидер, вы должны вести себя как лидер — человек, готовый брать бразды правления в свои руки, служить на благо племени и способствовать росту других. Люди не воспринимают как лидеров тех, кто не соответствует их представлению о лидерах. Лидерам следует ощущать свой статус и играть по правилам. Когда человек занимает позицию лидера, но не играет свою роль, это смущает окружающих, ведет к неправильному поведению, распаду команд и разрушительному неформальному лидерству. Мы слишком часто сталкиваемся с подобными случаями в своей практике. Иногда лидер сбивает с толку команду беспринципным поведением и криком; ему не удается установить с ней связь, понять эмоции людей. Но чаще встречается проблема, когда лидер не ведет за собой — и для группы нет ничего опаснее. Когда лидеры говорят, что «просто хотят быть частью команды», это вызывает симпатию, но людям нужно другое. Таким лидерам требуется больше хаки в совете директоров.

Используя правильный с культурной точки зрения язык телодвижений, символы и ритуалы, лидер может выглядеть сильным и решительным, а также уязвимым, искренним и понимающим. Власть и любовь. Ка-матэ рассказывает прекрасную историю лидерства. Это рассказ о храбром мифическом лидере маори по имени Те Раупахара, читаемый ритмично и нараспев. Сбежав из вражеского племени, Те Раупахара все время повторяет «ка матэ, ка матэ» («Я умираю, я умираю»). В конце концов он добирается до дружественного племени, которое прячет его. Тогда Те Раупахара начинает повторять «ка ора, ка ора» («Жизнь, жизнь») и «Солнце снова сияет».

Ка матэ! Ка матэ! Ка ора! Ка ора!

(Эта смерть! Эта смерть! Эта жизнь! Эта жизнь!)

Ка матэ! Ка матэ! Ка ора! Ка ора!

(Эта смерть! Эта смерть! Эта жизнь! Эта жизнь!)

Тенеи те тангата пухуру хуру

(Смотрите! Вот стоит волосатый человек)

Нана неи и тики маи

(Который привел солнце)

Вакавити те ра

(И дал ему засиять)

А упа… нэ! Ка упа… нэ!

(Шаг вперед! Еще шаг вперед!)

А упане каупане вити те ра!

(Шаг вперед! И еще… солнце сияет!)

Хи! Ха!

Группам нужны лидеры, которые не только знают свои роли, но ощущают свой статус и играют по правилам. Лидеры умеют пользоваться языком телодвижений и знают, что уверенные позы и «высокостатусное» поведение влияют не только на самоощущение, но и на отношение окружающих. Лидеры умело используют символы и ритуалы для демонстрации силы. Лидеры добиваются доверия и статуса, демонстрируя смелость и инициативу в сложных ситуациях. Они создают мир и безопасность в группе, четко ставя задачи и давая ясные инструкции. Культура — источник власти. Тот, кто играет по правилам, становится лидером.

НА КГОТЛА СЛЫШАТ МНЕНИЕ КАЖДОГО

Давайте отправимся…

…в Африку южнее Сахары, в Ботсвану. На жаркую пыльную равнину, где стоит высокое старое дерево, окруженное домами и хижинами. Пространство под деревом огорожено забором, образуя небольшую деревенскую площадь. Это кготла. Жители сидят вокруг дерева. Некоторые прямо на земле, другие — на деревянных табуретах или подушках. Поблизости бродят в поисках еды куры и собаки, маленькие дети бросают на собравшихся любопытные взгляды и смеются. С одной стороны дерева сидит мужчина в стильном пиджаке или традиционном костюме. Он старейшина деревни, вождь. Рядом с ним сидят несколько советников и родственников. Один из советников открывает собрание, также называемое кготла. Советник просит вождя рассказать свою мечту или сообщить, что в жизни деревни вызывает его беспокойство. Вождь начинает говорить. Сначала он рассказывает историю своего происхождения. Кто он, к какому клану или племени принадлежит, кем были его предки, на ком он женат, кто его дети. Вождь перечисляет все хорошее, что он сделал для деревни. Никто не спешит. Даже если эта история давно известна жителям, они внимательно слушают, так как величие вождя постепенно увлекает их.

Затем наступает время рассказать, о чем он мечтает или что его беспокоит. Тема может быть почти любая. Например, вождь мечтает нанести официальный визит в соседнюю деревню для укрепления дружеских связей или исследовать определенную часть леса, чтобы узнать, пригодна ли она под посев. Он может поднять вопрос о том, как заставить молодых людей вести себя приличнее по отношению к девушкам или как вылечить заболевший скот. Вождь говорит, жители слушают. Когда он заканчивает говорить, советник спрашивает присутствующих, поняли ли они мечту вождя или причины его беспокойства и есть ли у них вопросы. Если вопросы есть, жители деревни их задают.

Затем начинают выслушивать мнения каждого. Любой желающий может высказаться. Перебивать запрещено. Выступающего часто сначала представляют: кто он, откуда и о чем он мечтает. Никто не реагирует на слова другого. Каждый высказывает мнение, даже если оно совпадает с мнением предыдущего оратора. Некоторые прибегают к историям, танцам или песням. Время выступления не ограничено. Кготла продолжается столько, сколько нужно. Иногда час, иногда несколько дней. Во втором случае делаются перерывы на еду и питье. Тем временем жизнь продолжается. Вокруг рыскают собаки, младенцев кормят, детей ругают. После того как все желающие высказались, вождь принимает решение. Иногда он сначала уходит, чтобы поесть и обдумать услышанное или посоветоваться с приближенными и родственниками. Затем он возвращается и сообщает, что собирается делать. Иногда принимается сразу несколько решений. Жители деревни слушают. Они уверены, что вождь услышал их всех и решение принято коллективно всей деревней.

Кготла на языке сетсвана означает«суд». Это слово обозначает и место — здание, круглое открытое пространство или круглую хижину — и процесс собрания. В Ботсване кготлой называют место, где вождь выслушивает жителей деревни, как в вышеприведенной истории, но также и суд, где выносятся решения и назначаются наказания, иногда телесные. Это место, где заключают браки и проводят церемонии. Похожий обычай существует в ЮАР. Там он называется лекготла. Сегодня лекготла в ЮАР — крупное политическое собрание, где принимаются стратегические решения. Многие считают, что эта традиция заложила основу Южно-Африканской Республики в таком виде, в каком мы знаем ее сегодня.

Круглые или прямоугольные собрания

Мы можем рассматривать кготлу с разных точек зрения. Давайте начнем с аспекта пространства и формы. Если сравнить кготла с собраниями в западных организациях, то можно сразу заметить, что кготла круглая, в то время как наши собрания сформированы линиями и углами. Наши столы чаще бывают прямоугольными, а на мероприятиях выступающий обычно стоит напротив аудитории, которая сидит на прямых рядах стульев.

В переносном смысле тоже существует разница между «круглым» процессом принятия решений и нашими «прямоугольными» консультативными структурами, между круглым и прямоугольным лидерством. На наших собраниях больше обсуждают. Мы перебиваем, ставим под сомнение, отстаиваем свою позицию, пытаемся заставить замолчать противников и переманить людей на свою сторону. Во время «круглых» собраний выслушивается как можно больше мнений. Принимаются во внимание и мечты, и танцы, и оригинальные истории. Выступающего поддерживают и слушают. Прямоугольные собрания сосредоточены вокруг «я»; они индивидуалистичны. Лидер или член команды имеет мнение, которое хочет продать. Круглые собрания сосредоточены вокруг «мы»; они коллективистские. Решения еще не видно, но оно сокрыто в мудрости группы. Только группа в целом может вы явить его. Прямоугольные собрания предусматривают более строгие процедуры, повестку дня, протокол, поэтапное планирование и особенно время окончания. Круглые собрания более органичны, идут как получится и продолжаются сколько нужно.

Лучше понять кготла и суть «круглых» нам поможет южноафриканское слово «убунту». Его сложно перевести дословно. Оно связано с гуманностью, с принадлежностью к сообществу, глубоким сочувствием к боли и печали другого. Чаще всего его переводят фразой «Я есть, потому что есть мы». Большинство африканских культур более коллективистские, чем, например, культура США или Западной Европы. Ты не можешь считать, что у тебя все хорошо, если с твоей деревней, племенем или семьей не все хорошо. Ты связан даже с предками. Ты существуешь как часть чего-то большего. В Замбии у детей есть игра: они садятся, вытянув ноги друг к другу, чтобы образовался круг. Их задача придумать как можно больше «круглых» слов. Если у ребенка не получается вспомнить слово, он выбывает. Сначала придумывать легко: мяч, луна, апельсин, колесо… но затем простые слова заканчиваются. На этом месте мы, вероятно, выбыли бы из игры. Но замбийские дети легко переходят к словам, круглым в переносном смысле: семья, деревня, сотрудничество, собрание, кготла, добыча воды… их понимание «круглого» намного шире нашего.

«Круглые» собрания постепенно прокладывают путь в мир бизнеса. Лидеры меняют прямоугольные столы на круглые, и все больше западных организаций перенимают «круглые» ритуалы и процедуры собраний: глубокая демократия, сократовские обсуждения, формат «сельской площади».

Возможно, понимание того, что собрания и принятие решений станут «более круглыми», дает нам надежду. Надежду на большую поддержку решений со стороны сотрудников, более гладкие процессы организационных изменений, уменьшение инертности, более активное применение талантов и мудрости группы, больше гуманности внутри организации. Кготла — это и правда фантастическая и эффективная форма диалога.

Однако у всего этого есть оборотная сторона. В южной Африке кготла — еще и суд, место, где назначаются и исполняются телесные наказания. Более того, собраниями кготла можно манипулировать, как и любыми другими собраниями. Если вы собираетесь провести кготла, важно подойти к нему тщательно и вдумчиво, особенно потому, что вы просите людей искренне высказывать свое мнение. Если вы выступаете в роли фасилитатора, убедитесь, что процесс протекает открыто и никто потом не подвергнется нападкам из-за сказанного. Доверие между фасилитатором и участниками совершенно необходимо.

Все равны?

В теории на кготла все равны. Формальная иерархия отсутствует. Однако на практике неформальная иерархия очевидна. В Ботсване на кготла часто высказываются только старейшины и люди с высоким статусом. В некоторых общинах женщины едва принимают участие в разговоре. На кготла отсутствуют методы, позволяющие менее одаренным, опытным ораторам или интровертам чувствовать себя свободнее. В этом заключается сложность для фасилитатора в организациях, желающих работать в формате кготла. Главное — подготовка. Иногда необходимо найти способы сделать так, чтобы люди чувствовали себя более комфортно, выступая перед группой, или улучшить собственные навыки слушания, прежде чем проводить кготла.

Кготла — не инструмент демократии. Эти собрания проводит авторитарный лидер, который поднимает вопрос и принимает решение. Глубокая демократия, которая также практикуется в южной Африке и характерна для нее (этой теме мы посвятили отдельную книгу), представляет собой альтернативный способ использовать группы в принятии решений. Глубокая демократия имеет ряд характеристик, которые роднят ее с кготла (приветствуется всеобщая мудрость, ценится способность слушать, фасилитатор сохраняет нейтральную позицию), но демократия предусматривает голосование. И «проигравшие» в нем получают свою долю внимания, чтобы мудрость меньшинства не затерялась в процессе принятия решений.

Словом «кготла» обозначается здание или место, а также процесс консультаций и принятия решений. В кготле выделяются три важные роли: группы (деревни), лидера (вождя) и фасилитатора (шамана или политического советника).

Собрания кготла проходят в несколько этапов. Лидер объясняет, кто он такой и что представляет, затем рассказывает о своем видении или мечте или задает вопрос группе. Группа просит пояснений и высказывается. Обсуждений нет, перебивать запрещено. После того как всех желающих выслушали, лидер уходит, чтобы обдумать вопрос, один или с советниками. Наконец он возвращается к группе, чтобы объявить о решении.

Кготла представляет собой «круглое» собрание, которое обращается к мудрости группы. Круглое мышление и убунту составляют неотъемлемую часть многих африканских культур. Эти идеи все сильнее проникают в западный менеджмент и, по-видимому, могут многое дать нам. Однако, как и в случае с любым новым трендом, важно давать ему критическую оценку и применять с осторожностью.

(На фото: батальон маори исполняет хаку)

https://hbr-russia.ru/management/upravlenie-izmeneniyami/p25971

2018-03-02T03:00:00.000+03:00

Tue, 22 May 2018 17:39:46 GMT

Мастера культуры: как антропология помогает управлять людьми

Фрагменты из книги «Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера»

Менеджмент / Управление изменениями

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/2s/1a0mnl/original-1nmz.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия



Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия