Что не так с офисными «плюшками»

Что не так с офисными «плюшками»
|25 сентября 2019| Шарлотта Либерман

Идея проявлять заботу о здоровье работников не нова, но она не всегда была отраслью стоимостью $8 млрд, в которой оплаченные работодателем абонементы на фитнес, уроки медитации и программы питания стали нормой. В 1864 году был принят Закон об охране труда при проведении горных работ в Пенсильвании, который в целях предотвращения болезни «черных легких», гарантировал работникам горнодобывающей промышленности штата минимальное проветривание шахт и ознаменовал тем самым появление в США законодательства об охране труда. Несколько лет спустя власти штата Массачусетс начали воплощать более инициативный план по обеспечению охраны труда, и он стал первым штатом, где была введена программа заводской инспекции. К 1891 году активизировалось и федеральное правительство, установив минимальные требования к вентиляции на шахтах по всей стране и запретив горнодобывающим компаниям нанимать детей младше 12 лет.

С тех пор, особенно в последние 50 лет, полемика о благополучии на рабочем месте стала обширнее, а экономика перешла от промышленной к цифровой. Сегодня гораздо меньше профессий представляют ежедневную угрозу для физического здоровья и безопасности работников, но хронический стресс — это опасность, которая подстерегает каждого из нас. Все больше работодателей обращают внимание на важность эмоционального благополучия сотрудников, ведь проблемы психического здоровья являются основной причиной нетрудоспособности и болезней. А недавние исследования показывают, что психологическая атмосфера на рабочем месте служит основным препятствием на пути к хорошему самочувствию. Игнорирование этих проблем дорого обходится бизнесу. Ежегодно в США каждый пятый трудоспособный человек сталкивается с проблемами психологического характера, что обходится компаниям в 200 млн потерянных рабочих дней и $200 млрд убытков.

В результате многие американские работодатели уже не просто предлагают медицинскую страховку и соблюдают правила техники безопасности: они ищут способы создания благоприятных условий, основанных на идее «психологической безопасности» и повышения благополучия сотрудников с помощью соблазнительных привилегий, часто называемых «велнес-программами». (Сразу вспоминаются красочные игровые зоны, тематические конференц-залы и грамотно выложенные закуски в глобальных офисах Google.)

По этой причине велнес-индустрия приготовилась к изменениям. Многие бренды распространенных велнес-программ и услуг изменили свои бизнес-модели, превратившись из брендов, ориентированных на непосредственного потребителя, в гигантов корпоративных бонусов. Headspace for Work «оптом» продает компаниям по всему миру подписки на свое популярное приложение для медитации, привлекая работодателей простым, но важным обещанием: «Счастливее люди — здоровее бизнес». Представители компании FitBit Health Solutions еще более прямолинейно заявляют: «Бизнес-лидеры осознают бремя растущих расходов на здравоохранение для своих компаний и своих сотрудников». Затем они сообщают «хорошие новости» в форме рекламного предложения: «Инвестиции в корпоративную велнес-программу… — это хороший бизнес».

И они не ошибаются. Мотивация работодателей от угольных шахт до конференц-залов проста: необходимо сделать так, чтобы работники оставались здоровыми, а расходы компании — низкими.

Но то, что эти программы могут положительно сказаться на результатах бизнеса, не означает, что их основная цель — улучшить повседневную жизнь сотрудников. Если потенциальный соискатель откроет сайт отзывов о работодателях Glassdoor, то ему в глаза бросятся россыпи пятизвездочных отзывов, в которых упоминаются такие бонусы, как бесплатные салаты из кейла и массаж на работе. Но сотрудниками такие привилегии могут восприниматься как негласная сделка. Я взял интервью у дизайнера и программиста Бена, который страдает биполярным расстройством. Он работает в компании, которая предлагает широкий спектр бонусов, таких как кулинарные мероприятия (в том числе приготовление свежих кукурузных лепешек) и еженедельная йога после обеда. «В обращениях компании подчеркивается, что эти мероприятия предлагаются, чтобы компенсировать рабочую нагрузку, но одновременно это косвенно усиливает идею, что стресс на работе — неотъемлемый побочный эффект вашего усердия и профессионализма. Получается, что такие бонусы часто становятся взятками, которые работодатель снисходительно предлагает, чтобы компенсировать высокие ожидания», — отмечает он.

Сегодня девять из десяти организаций по всему миру предлагают сотрудникам хотя бы один вид оздоровительных бонусов, а три из пяти выделили «бюджеты на велнес», которые, как ожидается, в ближайшие годы увеличатся на 7,8%. Но действительно ли все эти привилегии нужны нам для того, чтобы чувствовать себя здоровыми, увлеченными и нужными на работе? Руководствуются ли работодатели нашими интересами, или они в основном сосредоточены на получении конкурентного преимущества и на защите своей репутации (а в некоторых случаях и своей прибыли)?

Я не считаю, что йога в обеденное время и стеклянные баночки со смесью сухофруктов являются противоядием от глобальной эпидемии стресса и выгорания на рабочем месте. Несмотря на все внимание (и потраченные деньги), которое уделяется благополучной психологической атмосфере на рабочем месте, вопрос о полезности этих программ для нашего здоровья остается открытым. Недавнее исследование, в котором участвовало более 30 тысяч складских рабочих, показало, что те, кто воспользовался корпоративными велнес-программами, не сообщали о существенных различиях в количестве прогулов, расходов на лечение или производительности труда по сравнению с теми, кто этого не сделал, хотя они и отмечали некоторые позитивные изменения в отношении здоровья (например, утверждали, что стали регулярно заниматься спортом).

В ходе другого недавнего исследования выяснилось, что корпоративные привилегии находят больше отклика среди здоровых сотрудников, а тех, у кого есть настоящие проблемы с психическим или физическим здоровьем, такие программы могут и вовсе оттолкнуть. Обратите внимание, что 97% крупных американских компаний (более 5 тысяч) предлагают программы психологической поддержки (ПППС) тем сотрудникам, которые нуждаются в помощи психотерапевта. Учитывая растущую распространенность проблем психического здоровья в США, можно предположить, что сотрудники охотно используют программы ПППС. Тем не менее недавний отчет о тенденциях в сфере ПППС показывает, что на практике ими пользуются лишь 6,9% сотрудников.

Частично это связано с недостаточным уровнем информированности в отношении доступных ресурсов для охраны психического здоровья. Как консультант по маркетингу, который работал в различных оздоровительных и велнес-компаниях на потребительском и корпоративном рынках, в том числе в компании, занимающейся технологическим лечением расстройств поведения, я знаю с обеих сторон, что компаниям проще предоставлять привлекательные офисные «плюшки» (такие как «счастливые часы» и напиток из чайного гриба), чем связываться с коварным и бюрократическим миром здравоохранения в области психотерапии. Для людей с острыми проблемами психического здоровья непропорциональное внимание к оздоровлению может быть в лучшем случае неуместным, а в худшем усилить их страдания.

«Единственная работа, которая действительно улучшала мое самочувствие, подвела меня в самый критический момент», — сказала мне Лорен, бывший шеф-повар всемирно известного ретрит-центра. Центр предоставлял сотрудникам бесплатный доступ в тренажерный зал, скидки на спа-процедуры, частные консультации по питанию и блюда на любой вкус. Но взять больничный даже на один день по причине проблем с психическим здоровьем было невозможно. Когда страдающая биполярным расстройством Лорен была госпитализирована на три недели после того, что, по ее словам, было «нервным срывом», ее уволили за прогулы.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/management/upravlenie-personalom/812054

2019-09-25T14:55:52.225+03:00

Wed, 25 Sep 2019 19:04:17 GMT

Что не так с офисными «плюшками»

Почему велнес-программы для работников не приносят им счастья

Менеджмент / Управление персоналом

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/7g/vv8n4/original-15au.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия