«Если сотрудники опустошены, мы должны спросить себя, в чем дело»

«Если сотрудники опустошены, мы должны спросить себя, в чем дело»
|10 января 2020| Дженнифер Мосс

Мы склонны считать эмоциональное выгорание сугубо личной проблемой, которая решится, если научиться говорить «нет», заниматься йогой и дыхательными упражнениями, вырабатывать жизнестойкость — список можно продолжать. Но появляется все больше свидетельств тому, что персональный, «точечный» подход к приобретающей все большие масштабы проблеме не столько помогает, сколько вредит. Учитывая, что выгорание теперь официально признано Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), ответственность за преодоление этого недуга возлагается теперь не на сотрудника, а на организацию. Руководители, примите к сведению: теперь вы должны создавать стратегию борьбы с выгоранием.

Внеклассификационная категория

Термин «выгорание» возник в 1970-е годы. В последние 50 лет медицинское сообщество пыталось дать ему научное определение. Споры по-прежнему не утихают, а последнее заявление ВОЗ внесло больше путаницы, чем ясности. В мае организация включила выгорание в Международную классификацию болезней (МКБ-11). Общественность предположила, что это состояние теперь считается заболеванием. Тогда ВОЗ выпустила срочное разъяснение: «Выгорание включено в Международную классификацию болезней 11-го пересмотра (МКБ-11) как профессиональное явление, а не заболевание...» Это только причина, по которой люди обращаются в учреждения здравоохранения, но не болезнь.

ВОЗ работает над рекомендациями по профилактике выгорания, но в большинстве организаций не знают, что с ним делать. Поскольку оно не было классифицировано как заболевание, для работодателей это вопрос не столько ответственности, сколько влияния на психологический и физический комфорт сотрудников, а также огромных издержек, связанных с выгоранием.

Эмоциональные и финансовые потери

Исследователи из Стэнфорда проанализировали, как стресс на работе влияет на расходы на здравоохранение и смертность в США. Оказалось, что ежегодно из-за него экономика теряет почти $190 млрд (это примерно 8% от национальных расходов на здравоохранение), он становится причиной примерно 120 тыс. смертей в год. Во всем мире 615 млн человек страдают от депрессии и тревожности, что, согласно недавнему исследованию ВОЗ, ежегодный ущерб из-за падения производительности оценивается примерно в $1 трлн. Работники эмоционально затратных профессий, например, врачи и медсестры, — из числа тех, кто наиболее подвержен выгоранию. И последствия могут быть очень серьезными: уровень самоубийств среди представителей специальностей, связанных с уходом и заботой о других, значительно выше, чем по населению в целом: на 40% для мужчин и на 130% — для женщин.

Если эти цифры не впечатляют, есть и другая статистика: компании, которые не вкладываются в здоровые условия труда для своих сотрудников, имеют более высокую текучесть кадров, более низкую производительность и высокие расходы на здравоохранение, утверждает Американская психологическая ассоциация (АPA). В организациях с высокой рабочей нагрузкой расходы на медицинское обслуживание на 50% выше, чем в остальных. По оценкам APA, стресс на рабочем месте обходится экономике США в более чем $500 млрд и 550 млн рабочих дней ежегодно. Согласно другому исследованию APA, подверженные выгоранию сотрудники в 2,6 раза чаще ищут другую работу, на 63% чаще берут больничный и на 23% чаще попадают в отделения скорой помощи.

Очевидно, что это реальная проблема, которая может показаться непосильной для руководителей: выгорание происходит повсеместно, а что с ним делать — неясно. Как научить менеджеров бороться с выгоранием, если эксперты еще не дали ему определение?

Это не моя вина, а твоя

По мнению самого известного эксперта по выгоранию Кристины Маслач, социального психолога и почетного профессора психологии в Калифорнийском университете в Беркли, проблема рассматривается под неверным углом. Маслач — одна из трех создателей «Опросника выгорания Маслач» (MBI), золотого стандарта в диагностике выгорания, и соавтор исследования Areas of Worklife Survey. Исследовательницу беспокоит новая классификация ВОЗ МКБ-11. «Классифицируя выгорание как болезнь, ВОЗ пытается определить, что не так с людьми, а не с компаниями, — поясняет она. — Если рассматривать отдельные случаи, получается так: “Человека нужно вылечить”, “Вы не можете работать здесь, потому что у вас проблема”, “Нужно от него избавиться”. И это становится проблемой сотрудника, а не ответственностью организации, которая его наняла».

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/management/upravlenie-personalom/819955

2020-01-10T15:39:44.487+03:00

Fri, 10 Jan 2020 12:39:51 GMT

«Если сотрудники опустошены, мы должны спросить себя, в чем дело»

Как организации и их руководители могут спасти людей от выгорания

Менеджмент / Управление персоналом

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/a1/16kjdn/original-1j66.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия