Кто владеет интернетом? | Harvard Business Review Russia
Маркетинговая стратегия

Кто владеет интернетом?

Евгения Чернозатонская
Кто владеет интернетом?

В марте 1916 года на банкете в честь Американской теле­фонной и телеграфной компании, наследницы корпорации Bell, в Вашингтоне собралось 800 человек: сенаторы, адмиралы, основатели Bell, министры правительства Вудро Вильсона. У каждого столового прибора телефонный аппарат. На стене — гигантская электрифицированная карта, показывающая сеть телефонных линий, уже проложенных и будущих. Президент AT&T Теодор Вейл демонстрирует новые возможности телефонии — междугородние звонки. После обеда всем присутствующим предлагают снять трубки. На связи генерал Першинг, находящийся в Аль Пасо, у самой мексиканской границы. «Здравствуйте, генерал Першинг! Как там на границе?» — «На границе все спокойно». Аудитория поражена. Человеческий голос, преобразованный в электромагнитные волны, преодолел пространство от океана до океана. Но и это еще не все. Демонстрируется новейшее изобретение: беспроводной телефон, прообраз нынешнего мобильного. И в завершение — первая в истории человечества мультимедийная презентация: радио транслирует гимн Old Glory прямо в телефонные трубки, а на экране плещется американский флаг. Все встают. Воистину, распространению информации больше нет преград: каждый может говорить с каждым.

Этой сценой — триумфаль­ного приобщения элит к но-вым технологиям — начинается книга «Master Switch: The Rise and Fall of Information Empires» («Главный рубильник: рассвет и закат информационных империй») профессора права Колумбийского университета Тима Ву.

Но AT&T и другие информационно-коммуникационные гиганты прошлого века: радио-, теле- и кинокомпании — интересны ему не сами по себе. В их развитии он подметил закономерность, которая, возможно, позволит предсказать будущее главной технологии нашего века — интернета. «Средства коммуникации, — пишет Ву, — проходят путь от чьего-то хобби до чьей-то отрасли, от канала, доступного всем, — к централизованной сети, контролируемой одной-единственной корпорацией, от открытой системы — к закрытой». И лишь когда закрытость и централизация становится абсолютными, регулятор или смелые предприниматели разбивают монополию и цикл повторяется снова.

Исключений не бывает: радио, телевидение, телефония, кино — во всех этих индустриях и во всех странах есть или были свои гиганты- монополисты. Можно самому снять кино, но распространять его без поддержки могущественной студии мало кому удавалось. Можно выйти в радиоэфир, но кто вас будет слушать? Чем крупнее сеть, тем труднее с ней конкурировать новому игроку, потому что в информационно- коммуникационной сфере размер — это главное. Консолидация и стремление соединить контент и каналы и прибрать все к рукам присущи любой информационной экосистеме.

В 1930-е годы Голливуд представлял собой олигополию из нескольких студий, они поделили между собой не только актеров-звезд, режиссеров и продюсеров, но также дистрибуцию и даже кинотеатры. AT&T 70 лет существовала как супермонополия, подмявшая под себя междугородную, местную, беспроводную и офисную телефонию, производство коммутационного оборудования, модемов, автоответчиков. Затем она по требованию регулятора разделилась, но спустя 15 лет вновь возродилась как единое целое, став крупнейшим оператором сотовой связи, беспроводного телевещания и широкополосного интернета.

советуем прочитать

* деятельность на территории РФ запрещена

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Выгорание в цифрах и фактах
Гретхен Гэветт,  Маколей Кэмпбелл
Четыре ловушки мотивации
Брор Саксберг,  Ричард Кларк
Утечка на $100 млн
Абхишек Борах,  Келли Мартин,  Роберт Палматир