Прочие / Прочее

Исследуем причинно-следственные связи как аналитики

Исследуем причинно-следственные связи как аналитики

7 марта 2014|Томас Редман

Способность аналитически мыслить чрезвычайно полезна для современного руководителя. Она, как я объяснял раньше, начинается с умения собрать данные, составить простые схемы, сделать первые выводы и спланировать дальнейшие шаги. Но данные не так-то легко расстаются со своими тайнами. Мы достаточно быстро устанавливаем некие соотношения, но для глубокого понимания причинно-следственных связей требуется нечто большее. И особенно опасно путать причину со следствием.

Каждый менеджер должен строго различать корреляции и причинно-следственные связи, поскольку путаница возникает регулярно. Запуск новых продуктов, маркетинг, планирование, инвестиции — все это требует внимания и все это поминутно меняется. Большие данные и сложные аналитические инструменты устанавливают неожиданные соотношения между событиями, и главное здесь — это умение отличать действительно прекрасную возможность от сомнительной приманки. Ведь едва ли не главная задача менеджера — делать то, что в его власти, чтобы повлиять на конечный результат.

В качестве иллюстрации расскажу о своих попытках посидеть на диете.

Изначально судьба одарила меня отменным здоровьем. Я люблю заниматься спортом и никогда не отлыниваю. И все же с годами я стал набирать вес. Беда в том, что покушать я тоже люблю. Порой я задумывался насчет диеты, но не вникал ни в какие тонкости, за исключением общеизвестных («поменьше мяса, в нем холестерин!»), и до прошлого сентября всегда находил себе оправдание. Однако с 22 сентября я начал выполнять те предписания, о которых сам же рассказал в своем недавнем блоге. Это оказалось немного сложнее, чем я надеялся, но я совладал. Нашел в интернете программу, позволяющую учитывать съеденное. Через три месяца я смог нарисовать графики — я помещаю их здесь, потому именно такие методы исследования я успешно применяю в работе.

На первом графике я отмечал свой вес (синие точки) и ежедневное количество потребленных калорий (синяя линия). Здесь также указано «рекомендуемое количество калорий» (зеленая линия).

image

image

Потребление калорий с 22 сентября по 17 декабря 2013 года.

А теперь вникнем. Нетрудно заметить, что я ел чересчур много со второй недели по четвертую и прибавил в весе. Это ясно: между количеством потребляемых калорий и прибавкой веса существует причинно-следственная связь. Корреляция имеет реальное объяснение.

К сожалению, очевидный вывод — «Ешь меньше!» — меня не устраивает. Если б я мог есть меньше, я бы и не толстел. Придется разобраться с этим повнимательнее.

Еще одно возможное объяснение: в эти недели я путешествовал. Я нанес на график эту поездку и последующие. График подтвердил мою гипотезу: и без того не слишком правильное пищевое поведение в дороге усугубляется.

Заметьте: хотя корреляция между путешествием и прибавкой веса представляется интересной, график сам по себе не может служить доказательством причинно-следственной связи. Разумеется, путешествую я не оттого, что много ем, — но я пока что не мог объяснить, почему я переедаю, когда путешествую. Требовалось выявить еще какие-то скрытые факторы. Может быть, тут совпадает сразу несколько причин: незнакомая еда, слишком много ужинов с напитками плюс аэропортовский фаст-фуд — а может быть, проблема заключается в чем-то другом. Об этом было попросту рано судить. Путешествие оказалось «ближайшей» причиной ослабления контроля веса, но не «коренной» причиной, с которой следовало бы разобраться.

Мы подошли к ключевому моменту: выявить корреляцию — еще не значит установить причину, но это тот исходный пункт, отрываясь от которого можно изучать имеющиеся данные, рассматривать другие факты и т. д.

Например, прибавка веса в две ноябрьские недели поначалу озадачивала, ведь в это время я контролировал количество калорий. Тогда я добавил к графику занятия спортом. Оказалось, что как раз в эту пору занятия спортом резко сократились. Опять же все разумно: физические упражнения сжигают калории, меньше упражнений — больше вес. Ни в коем случае не нарушать график тренировок!

image

image

Занятие спортом с с 22 сентября по 17 декабря 2013 года.

Но осторожность и еще раз осторожность! Хотя с виду недостаток занятий спортом годится в качестве основной причины прибавки веса, зависимость может оказаться не такой простой. Скажем, дополнительные занятия могут пробудить аппетит и свести на нет эффект сожженных калорий. Например, летом по воскресеньям я люблю прокатиться на велосипеде и, если не ошибаюсь, после долгой поездки так и набрасываюсь на ужин. Но на этом этапе я не располагаю данными для дополнительной проверки, поэтому физические упражнения признаются в качестве «основной причины при прочих равных» и не более того.

Последний график отражает ежедневное потребление жира. Даже в последние недели, когда в целом удалось снизить потребление калорий и вес стабилизировался, жира в моей диете все еще было многовато. Я проконсультировался с диетологом, и она предупредила: в грамме жира содержится девять калорий, в то время как в грамме углеводов — всего четыре! Заметьте, что, хотя я не установил корреляцию между этими данными, мои подозрения насчет лишнего потребления жира убедительно подтверждаются реальными фактами.

image

image

Потребление жира с 22 сентября по 17 декабря 2013 года.

Следующий шаг: я проверяю девять дней максимального потребления жира, выявляю три основных вида пищи, в которых содержится жир, и сокращаю их в своем рационе.

Вот почему подобный анализ так полезен. Во-первых, необходимы данные. Интуиция подсказывает, что физические упражнения пойдут на пользу, но та же интуиция неоднократно обманывала меня, когда дело касалось диеты! Точно так же обстоят дела и в бизнесе. Клиенты, обратившиеся ко мне за консультацией, твердят: «я знаю то», «я знаю се» — и порой оказываются правы, но гораздо чаще заблуждаются.

Во-вторых, не бойтесь задавать трудные вопросы и о данных, и на другие темы. Я не психолог, но думаю, что отчасти не всегда полезная психология «знания» проистекает из страха ошибки. Я чувствовал себя полным дураком, обращаясь к диетологу, зато она помогла мне разобраться, чем вреден жир.

В-третьих, нужно отсеивать сомнительные данные. Дважды мой дневной рацион калорий оказывался чересчур низким, и я пометил эти дни красным крестиком. Так бывает всегда: какие-то данные оказываются ненадежными, и правильная обработка их особенно важна, когда нужна точная калибровка или когда высоки ставки. Однако если таких подозрительных точек на графике не много, можно спокойно проводить анализ.

В-четвертых, чтобы добраться до коренных причин, выбирайте не слишком много факторов — причем хорошо обоснованных. В моем случае удалось прояснить все потенциальные факторы, влияющие на вес: путешествие, физкультуру и количество жира в пище. Но пока мы еще не уверены, что эти причины — действительно коренные, нужно разобраться, что именно происходит, как один фактор соотносится с другим. Точно так же полагается действовать и в бизнесе.

В-пятых, корреляцию часто путают с причиной. Вот недавний пример: мой сын со своей женой отправился на семинар и услышал там такую фразу: «В семьях, где мужья помогают по дому и в воспитании ребенка, секса гораздо больше». Занятное совпадение, но как установить причинно-следственную связь? Когда мужья помогают, их усилия вознаграждаются сексом — или хорошая сексуальная жизнь побуждает помогать по дому? А может быть, тут задействованы какие-то скрытые факторы? Да и верна ли эта корреляция? Итак, не нужно в каждом совпадении видеть причинно-следственную связь — это лишь один из ключей, которые нужно соединить с другими, прежде чем прийти к окончательному выводу. Корреляция — не причинно-следственная связь. Но это — правильный отправной пункт.

На момент, когда я пишу это (прошло шесть недель после составления графика), я похудел на полтора килограмма. Здорово? Да нет, ничего особенно. В таких пределах прибавки и убавки веса случаются довольно часто. Тут опять же, как в бизнесе, важнее другой вопрос: надолго ли это? И хватит ли у меня силы воли, чтобы продержаться? Ведь эти графики — только начало. Диета, как и бизнес, штука сложная. Кто понимает, тот, конечно же, задаст вопросы вроде: «А вы едите фрукты?», «А как обстоит дело с насыщенными жирами?», «Сколько нужно пить?» и т. п. Чтобы от анализа была польза, приходится от первоначальных схем переходить к следующим.

И я надеюсь, что, как и в прошлый раз, читатели обрадовались, осознав, как использовать данные в поисках причинно-следственных связей. Анализ — это же пиршество мозга, не одним специалистам им тешиться!

Читайте по теме:

https://hbr-russia.ru/other/other/p13397

2014-03-07T04:00:00.000+04:00

Tue, 22 May 2018 15:31:14 GMT

Исследуем причинно-следственные связи как аналитики

Мы достаточно быстро устанавливаем некие соотношения, но для глубокого понимания причинно-следственных связей требуется нечто большее. И особенно опасно путать причину со следствием.

Прочие / Прочее

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/2s/1ew2mx/original-1tyd.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия