Расширение бизнеса в пандемию: to be or not to be | Harvard Business Review Russia
На правах рекламы

Расширение бизнеса в пандемию: to be or not to be

2020 год подходит к концу, и пришло время подводить некоторые итоги, делать прогнозы, пусть и недолгосрочные. Главным событием года, безусловно, стала пандемия, которая заставила изменить привычные модели ведения бизнеса и всей социальной жизни. Некоторые компании с большими сложностями преодолели рубеж первой волны короновируса, другие, напротив, получили импульс для дальнейшего развития и освоения новых рынков.  Об экстенсивном курсе в новых реалиях рассказал директор по развитию международного бизнеса крупной российской ИТ-компании ICL Services Виктор Мясников.

ИТ-компания ICL Services занимает прочное место среди лидирующих игроков российского ИТ-рынка. Компания также имеет хорошие компетенции в деле ведения бизнеса с зарубежными заказчиками: на сегодняшний момент ICL Services работает с клиентами из 30 стран мира. Расскажите, как и когда начинался выход компании на зарубежные рынки?

Компания ICL Services работает на международном рынке уже более 15 лет. Изначально работа с зарубежными заказчиками протекала в составе одного из лидеров мирового ИТ-рынка — компании Fujitsu — ныне нашего ключевого бизнес-партнера. На сегодняшний момент компания ICL Services, продолжая успешно развивать партнерские отношения с Fujitsu, выстраивает собственную стратегию работы на международном рынке.

Директор по развитию международного бизнеса компании ICL Services – Виктор Мясников
Директор по развитию международного бизнеса компании ICL Services – Виктор Мясников

Какие сложности возникали в начале пути?

Как и любая компания, начинающая выход на новые для себя рынки, мы проделали большой путь и преодолели много сложностей. Одна из них – это ресурсный голод. С самого начала к нам предъявлялись очень высокие требования к качеству предоставляемых услуг и к квалификациям разработчиков, инженеров. Собирая требования от клиентов из разных отраслей, мы выстраивали защищенные каналы связи, осваивали новые компетенции, изучали особенности работы с зарубежными клиентами в разных отраслях. Мы всегда ставили перед собой самые амбициозные цели, и для их успешной реализации было необходимо решать задачи самого разного уровня и масштаба: формировать принципиально новые для России компетенции, востребованные на зарубежных рынках, разрабатывать программные продукты и решения с прицелом на глобальный рынок.

15 лет назад наиболее популярными специальностями среди абитуриентов были менеджмент и юриспруденция, и ИТ-профессия еще не пользовалась широкой популярностью. Как вы решали проблему кадрового голода?

Да. Проблема нехватки ИТ-ресурсов существовала еще 15 лет назад, но и на сегодняшний день она не теряет своей актуальности. Если кадров нет, то их нужно создавать. Поэтому мы плотно работали и продолжаем работать с ведущими ВУЗами, создаем на их базе профильные школы, работающие на бесплатной основе.

В компании функционирует собственный корпоративный университет. Получив лицензию на право преподавания еще в 90-х годах, мы стали обучать собственных сотрудников и прививать им практические навыки в целях повышения квалификации для работы на новых проектах. В рамках университета мы не готовим специалистов широкого профиля. Это скорее прерогатива высших учебных заведений. Мы в основном обучаем узкопрофильным навыкам и умениям.

На сегодняшний день более 40 экспертов компании параллельно являются преподавателями корпоративного университета. Специалисты компании, получая новые знания как в рамках повышения квалификации, так и непосредственно работая на международных рынках, осваивают широкий спектр профессий и опыт, которые, казалось бы, на текущий момент не пользуются спросом на российском рынке. Но, как показывает практика, спустя время российский бизнес тоже начинает проявлять интерес к данным профессиям и специалистам. Таким образом, мы зачастую работаем на опережение.

Чем работа на международных рынках в ИТ-аутсорсинге отличается от российского аналога?

В первую очередь необходимо отметить разный уровень зрелости: рынок ИТ-аутсорсинга в Европе и США развивается десятилетиями, в то время как отечественный рынок сформировался относительно недавно. На Западе как для частного, так и для государственного секторов вполне естественно отдавать свои ИТ-процессы и ИТ-инфраструктуру – всю или частично – на поддержку специализированным ИТ-сервисным компаниям. В России же компании предпочитают развивать свои ИТ-департаменты, привлекая подрядчиков в основном к выполнению проектных работ.

Меняется ли сейчас отношение к аутсорсингу со стороны российского бизнеса?

Компания ICL Services является одним из пионеров становления ИТ-аутсорсинга в России. Мы активно формировали этот рынок совместно с клиентами и заказчиками, и в настоящее время видим, что ситуация постепенно начинает меняться. Изначально наибольший интерес к нашим услугам мы наблюдали в российских филиалах западных компаний, но, осознав возможности, открывающиеся на пути использования профессионального сервиса, отечественнее компании также стали активнее прибегать к услугам ИТ-аутсорсинга. На сегодняшний день со стороны российского бизнеса мы наблюдаем высокий спрос на решения с использованием ИИ, в их числе решения по поддержке пользователей (Сервис Деск), а также направленные на проектирование, модернизацию и поддержку ИТ-инфраструктуры.

Опишите Вашего типичного иностранного заказчика? Кто он? Представитель малого, среднего или крупного бизнеса? К какой отрасли принадлежит?

В первую очередь мы ориентируемся на крупный бизнес, на так называемый enterprise- сегмент, который предполагает создание и обслуживание инфраструктур на сотни-тысячи пользователей и ожидает соответствующее высокое качество сервиса. Если говорить об отраслевой принадлежности, то мы предоставляем услуги для крупнейших международных компаний в сфере ритейла, логистики, производства, финансовых и нефтегазовых секторов.

Работая с крупным бизнесом, необходимо ему соответствовать? Порекомендуйте тем, кто еще только встает на этот путь, как сформировать и удержать свои конкурентные преимущества?

В первую очередь, нужно определить стратегию, наметить план действий и рассчитать объем необходимых для этого инвестиций. Затем нужно четко следовать плану, внося корректировки и адаптируя, но не сворачивая с пути. Второе – всегда нужно верить в свой успех. И тогда все получится.

Одной из проблем в освоении зарубежных рынков принято считать нехватку оборотных средств у российских компаний. В этом случае поиск партнеров становится одним из решений проблемы. Вы уже упоминали компанию Fujitsu. Есть ли у компании еще партнеры, с которыми вы совместно работаете на международных рынках?

В 2020 году мы подписали соглашение о стратегическом партнерстве на международных рынках c компанией Softline, крупным провайдером ИТ-решений в области цифровой трансформации и информационной безопасности. Мы ожидаем, что партнерство с Softline позволит нам благоприятно развиваться на международных рынках, реализуя совместные проекты. Для нас важно расширение географического присутствия, выход на новые рынки и в новые регионы, туда, где мы еще не работали.

Кроме того, мы успешно работаем с рядом других партнеров на географических рынках Западной Европы и в странах Персидского Залива.

«Одним из наиболее перспективных, и одновременно сложных рынков для освоения мы считаем страны Азии. Здесь наблюдается и хороший спрос на ИТ-услуги, и в то же время — очень высокая конкуренция»
«Одним из наиболее перспективных, и одновременно сложных рынков для освоения мы считаем страны Азии. Здесь наблюдается и хороший спрос на ИТ-услуги, и в то же время — очень высокая конкуренция»

Какие услуги и решения являются наиболее востребованными со стороны иностранных заказчиков?

В текущий момент мы наблюдаем определенную разницу в спросе со стороны разных отраслей экономики. Для отраслей, активно растущих в кризис — e-commerce, digital banking, логистика, last mile delivery, e-learning – требуются как традиционные ИТ-сервисы, позволяющие обеспечить бесперебойность бизнеса, так и услуги, позволяющие масштабировать бизнес, такие как: миграция в облака, трансформация бизнес-приложений и другие. В этих отраслях мы также видим высокий спрос на инновационные наукоемкие услуги, технологии непрерывной интеграции и доставки.

Компании, пострадавшие от кризиса, заинтересованы в решениях и услугах, позволяющих сократить расходы и повысить уровень автоматизации. Поэтому с их стороны мы наблюдаем повышенный спрос на RPA-решения и услуги.

Для всех отраслей будут оставаться востребованными решения, обеспечивающие и поддерживающие удаленную работу персонала, а также решения информационной безопасности.

Поскольку мы заговорили о кризисе, хотелось бы спросить, изменила ли пандемия процессы работы на зарубежных рынках? Можно ли обозначить географические зоны, наиболее пострадавшие от COVID-19?

Пандемия напрямую затронула экономику всех стран. Однако, некоторые были лучше к ней подготовлены и более успешно применяли карантинные меры. В их числе, к примеру, азиатские страны, которые первыми столкнулись с вирусом.

К наиболее пострадавшим странам можно отнести те, где пандемия совпала с кризисным положением национальной экономики и девальвацией местной валюты, значительно усугубив эти процессы. Такую ситуацию, к сожалению, мы наблюдаем в ряде стран Латинской Америки.

Какие географические рынки, из тех, где Вы на данный момент работаете, являются наиболее динамично развивающимися, наиболее перспективными с точки зрения потребности в ваших услугах?

В 2020 году мы начали активную экспансию в новые для нас рынки – Восточную Европу, Азию, страны Персидского Залива и Латинской Америки. Мы наблюдаем высокий интерес к нашим услугам во всех новых регионах и видим в них отличные перспективы.

К наиболее динамичным рынкам я бы отнес, в первую очередь, азиатский рынок, которому присущи: 1) большое количество конечных пользователей, значительно превосходящее все остальные; 2) положительные тенденции в развитии экономической ситуации в регионе, стабильный рост национального благосостояния; 3) взрывной рост e-commerce сегмента. При этом данный рынок не является легким в плане освоения. С одной стороны, на этом рынке много возможностей, но с другой – здесь очень высокая конкуренция.

Мы по-прежнему очень заинтересованы в работе на рынках развитых экономик в странах Западной Европы, Японии и США, где видим отличный потенциал и высокий спрос на услуги компании ICL Services.

Какие есть препятствия в экстенсивном развитии Вашей компании?

Главный ресурс любой ИТ-компании – это команда. Для успеха в этом деле необходим сплоченный коллектив, объединяющий целеустремленных профессионалов в данной отрасли. Поэтому одна их задач компании – поддерживать и усиливать экспертность своих сотрудников, обеспечивать точки пересечения между личной мотивацией работника и стратегическими целями компании.

Геополитический фактор на сегодняшний день также сдерживает возможности экстенсивного развития на рынках Европы и США.

Прогнозируете ли Вы качественное изменение в системе международного разделения труда на глобальном ИТ-рынке? Какую роль в международном разделении труда будут играть российские компании?

Учитывая высокую потребность в ИТ-решениях и услугах в области искусственного интеллекта, больших данных и в разработке в целом, считаю, что у российских компаний есть отличный потенциал для развития на глобальных рынках. В нашей стране сильная математическая школа, и мне, как математику, очень приятно наблюдать возросший интерес к прикладной математике в последние несколько лет.

Развитию также будут помогать и отличные налоговые условия для ИТ-компаний, занимающихся разработкой. У нас есть все шансы повторить ирландский сценарий и стать сильным центром для развития ИТ-бизнеса.

Ирландия, долгое время слывшая периферией Европейского Союза, на протяжении последних лет становится зоной притяжения масштабных инвестиций в ИТ-отрасль. На сегодняшний день здесь располагаются офисы крупнейших транснациональных ИТ-компаний. Одной из причин стала грамотная протекционистская политика ирландского правительства. Базовая ставка налога на корпоративную прибыль ИТ-компаний в стране поэтапно снижалась с 40% до 12,5%. Как следствие, усилилась привлекательность страны для зарубежных компаний, прежде всего американских, которые стали размещать здесь производственные мощности, центры компетенций и т.д. Помимо всего прочего, национальным компаниям оказывалась государственная поддержка в процессе выхода на международные рынки в виде государственных грантов и иных мер финансовой поддержки.

Идя по аналогичному пути и учитывая при этом специфику российского рынка, есть высокая вероятность получить неменьший успех.

Какую роль в перспективе будет играть компания ICL Services на международном рынке?

У компании ICL Services есть многолетний опыт работы на международном рынке с крупнейшими компаниями, сильная мотивированная команда, четко выстроенные процессы работы с кадрами, начиная со школьной скамьи. Все это позволяет с уверенностью смотреть в будущее, и, безусловно, мы видим нашу компанию в числе лидеров глобальной ИТ-отрасли.

icl-services.com

советуем прочитать
Чем занять обучаемые машины?
Эндрю Макафи,  Эрик Бриньолфссон
Заставьте себя отдохнуть
Глеб Архангельский