Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Феномены

Чистые труды: почему возобновляемой энергетике в США не хватает денег

06 июля 2017

Иллюстрация: hbr.org

Чистые труды: почему возобновляемой энергетике в США не хватает денег

В начале мая венчурная компания Kleiner Perkins начала процесс отделения своих вложений в чистые технологии от основного инвестиционного портфеля. Это можно назвать символом конца эпохи. Всего десять лет назад Джон Доерр, звезда Kleiner Perkins, со слезами на глазах говорил об изменении климата на конференции TED, но сейчас стало очевидным, что венчурные капиталисты заметно охладели к чистой энергии.

Объем американских венчурных инвестиций в клинтех резко сократился с 2011 года, свидетельствуют данные исследования Брукингского института. Такая тенденция сохраняется уже больше пяти лет, однако она становится особенно заметной на фоне двух других обстоятельств. Во-первых, в ходе другого недавнего исследования того же института выяснилось, что в 2014—2016 годах в США наблюдалось сокращение отрасли чистых технологий (если судить по числу выданных на них патентов). Во-вторых, компания Ernst & Young, неоднократно объявлявшая США самым привлекательным рынком для финансирования возобновляемой энергетики, в этом году присудила им лишь третье место (первое и второе места достались Китаю и Индии).

Похоже, что Америка сдает позиции на этом направлении, причем в самое неподходящее время.

У меня есть личная заинтересованность во всей этой истории, поскольку несколько лет назад я работал на компанию NECEC, занимающуюся разработкой и продвижением таких технологий. Несмотря на то, что мнение об оттоке венчурного капитала из отрасли чистых инноваций появилось еще в начале 2012 года, поначалу я отнесся к нему скептически. Конечно, инвестиции в данное направление сократились во время рецессии, однако их доля в общем венчурном капитале неизменно держалась на уровне 15-17% с 2008 по 2011 год. Кроме того, моим аргументом был тот факт, что такие показатели, как количество слияний и поглощений на рынке чистой энергии, рост числа рабочих мест, темпы внедрения соответствующих технологий только возрастали.

Сегодня я более сдержан в своих оценках, да и сама тема, признаюсь, мне уже не так близка.

Согласно докладам Брукингского института, венчурное финансирование возобновляемых источников энергии сокращается не только по числу сделок и их объемам в долларовом выражении, но и с точки зрения его масштабов в целом. В 2011 году на чистые технологии приходилось около 17% всех американских венчурных инвестиций, а в 2016 — менее 8%. «Очевидно, что подобная картина свидетельствует о трезвой переоценке роли венчурного капитала в развитии чистой энергетики», — отмечает Марк Муро, ведущий научный сотрудник Брукингского института. «Мы, возможно, возлагали на венчурный капитал слишком большие надежды», — добавляет он.

В докладе также говорится о том, что корпорации и их венчурные фонды «отчасти наверстывают упущенное». Однако пик популярности сделок с чистыми технологиями у корпораций прошел еще в 2011 году. По мнению авторов документа, «этим компаниям необходимо защищать и поддерживать свой классический бизнес, поэтому они вряд ли захотят браться за подрывные технологии и наращивать их финансирование».

Самый примечательный факт из доклада Брукингского института: венчурные инвесторы все чаще стали участвовать в таких сделках на более поздних этапах. Это не может не внушать оптимизма, поскольку тем самым они, возможно, пытаются нащупать свою нишу, понимая, что некоторые виды инвестиций (а именно ресурсоемкие, скороспелые проекты с непроверенными технологиями) не вписываются в их модель. Расстраивает другое: уделяя особое внимание уже сделанным инвестициям, венчурные капиталисты упускают из виду многие другие стартапы.

Авторы доклада приходят к следующему выводу:

«Венчурные капиталисты отказываются вкладывать деньги во многие перспективные технологии, особенно те, что сопряжены с самыми высокими рисками и часто требуют наибольших финансовых вложений, однако именно они как раз и требуются для борьбы с изменением климата, причем безотлагательно».

Возможно, венчурные капиталисты слишком увлеклись инвестициями в социальные сети, особенно после того, как в 2012 году Facebook блестяще провел IPO? Может быть, всему виной тот факт, что в США никогда не устанавливали цену на выбросы углекислого газа? Может, это сланцевая лихорадка ставит палки в колеса чистой энергетике?

Независимо от причин, никто за пределами отрасли не бил бы тревогу, если бы США планомерно занимались переходом на чистую энергию. Однако корень проблемы следует искать в Вашингтоне. Федеральные власти, как правило, располагают более широкими возможностями для финансирования рискованных технологий на раннем этапе развития по сравнению с частными компаниями, которые зачастую не могут в полной мере воспользоваться преимуществами подобных инвестиций. Кроме того, они могут стимулировать компании и инвесторов вкладывать деньги в чистую энергетику на законодательном уровне, устанавливая, например, цены на выбросы углекислого газа. В итоговой части доклада Брукингского института говорится о том, что власти США скорее сокращают свои обязательства по энергетическим инновациям, чем наращивают их:

Едва стало казаться, что чистая энергетика в США начинает выходить из пике, как администрация Трампа тут же предложила драконовские меры по сокращению федерального бюджета, которые еще больше ставят под сомнение дальнейшую приверженность нашей нации экологичному экономическому развитию.

Действующая администрация также рассматривает вопрос о выходе из Парижского соглашения по климату, из-за чего будущее международных обязательств по инновационному развитию энергетики становится все более туманным. Кроме того, она предложила резко сократить соответствующие федеральные программы. Ernst & Young указывает на распоряжение Трампа об отмене принятых президентом Обамой нормативных актов по климату как на одну из основных причин снижения места США в рейтинге самых привлекательных мест для финансирования возобновляемой энергетики.

«По некоторым вопросам, которые необходимо решать правительству, нам пришлось обращаться к венчурным капиталистам, — рассказывает Муро. — В частности, мы просили их профинансировать исследования квазинаучных проектов». Муро также выступает против предусмотренного бюджетом Трампа закрытия курируемой министерством энергетики программы ARPA-E, которая нацелена на финансирование исследований в области энергетики и промышленное внедрение их результатов.

Однако во всей этой ситуации есть и позитивный момент, который, по мнению Муро, заключается в появлении нового типа филантропических и квазифилантропических источников финансирования, например, фонда Билла Гейтса Breakthrough Energy Ventures или организации PRIME. Подобные усилия, ориентированные на разную рентабельность инвестиций, принимают широкий спектр форм, но их объединяет стремление финансировать рискованные технологии, а также необходимое для этого терпение.

«Я считаю, нам всем не стоит торопиться с передачей крупных элементов инновационной системы структурам, принадлежащим состоятельными лицам, — отмечает Муро, говоря об инициативе Гейтса. — Однако в данном случае речь, похоже, идет о значительных деньгах и обязательствах, которые могут отчасти обеспечить ее финансирование».

Было бы здорово, если бы венчурные инвесторы и другие представители частного капитала не утратили того энтузиазма к чистым технологиям, который был у них десять лет назад. Но внимательное изучение прошлого дает понять, что речь Доерра на конференции TED — это своего рода пик того ажиотажа, который поднялся вокруг этой темы после выхода фильма «Неудобная правда» (документальная лента о глобальном потеплении с участием Альберта Гора; в 2007 году фильм получил два «Оскара», а сам Гор Нобелевскую премию мира за изучение последствий глобальных климатических изменений — прим. ред.). «И здесь сам собой напрашивается главный вопрос о Кремниевой долине, — замечает Муро, — Венчурному капиталу нужен сервис микроблогов на 140 символов или они хотят решать глобальные проблемы?»

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ