Закладки


Поделиться

URL
***

Карьера / Личные качества и навыки

09 февраля 2010

Главное чувствовать игрока. Беседа с Юрием Семиным

ТАЛАНТЛИВЫЕ ЛЮДИ — залог успеха в любом деле. Но, как правило, таланты амбициозны, самолюбивы, не любят подчиняться общим правилам — работать с ними совсем не просто. Возможно, лучше других об этом знают спортивные тренеры. Редактор «HBR-Россия» Елена Евграфова решила поговорить на эту тему с Юрием Семиным, главным тренером сборной России по футболу. Его опыт будет полезен или во всяком случае небезынтересен человеку, работающему с командой талантливых специалистов или менеджеров. 57-летний Юрий Семин возглавил сборную России меньше двух месяцев назад, а до этого он в течение почти десяти лет был главным тренером футбольной команды клуба «Локомотив» и сумел не только вывести ее в высшую лигу, но и сделать двукратным чемпионом России.

Давайте начнем с ключевого фактора успеха — привлечения талантов. Существуют ли в футболе четкие критерии отбора игроков или приходится полагаться на интуицию?

Критерии, конечно, есть. При отборе детей, скажем двенадцати лет, первый критерий — это ум. Нужно проверить в игровых упражнениях, насколько быстро мальчик соображает, способен ли действовать нестандартно, находить неожиданные ходы, решения. Технику можно поставить, главное — чтобы у игрока был живой ум.

В более старшем возрасте на передний план выходят физические данные в комплексе. Какие-то вещи заданы генетикой, их просто невозможно изменить: человек способен сделать только то, что позволяют ему сердце, легкие и пр.

Внутренние качества игрока также очень важны, особенно если говорить о такой команде, как «Локомотив» с ее крепким, сложившимся коллективом.

Формальные тесты для игроков, безусловно, существуют, но тот, кто делает отбор, должен обладать чутьем — талантом селекционера.

Кто может стать хорошим селекционером?

Чаще всего бывшие игроки, они лучше других чувствуют эту профессию, помнят, какими были сами, понимают, какие качества должны быть заложены изначально в человеке, а что можно развить. В институте этому не научишь.

Звезды тоже проходят приемные тесты на здоровье?

Обязательно. Это правило, которое существует во всех профессиональных клубах. Почему футболист дорого стоит? Потому что он должен не только одну игру сыграть сильно, но стабильно пройти весь сезон — в общей сложности 60—80 матчей. На это способен только человек с невероятным, выдающимся здоровьем. Поэтому мы проверяем, какую нагрузку может выдержать человек, какова восстанавливаемость его организма, — это очень важно.

Какие качествах нужны, чтобы вписаться в футбольный коллектив?

Коммуникабельность важна. Бывает, что очень талантливый игрок в команду не вписывается, приходится с ним расставаться. Джеймс Обиора, например, не вписался в «Локомотив»...

Когда его принимали в команду, вы не почувствовали, что это может случиться?

Такие вещи не поддаются тестированию: чтобы это проявилось, должно пройти время. Хотя ведь ничего особенного не нужно, чтобы вписаться в коллектив, — просто надо работать вместе со всей командой. Командный дух очень важен для успеха. А Обиора был сам по себе. Собственные интересы для него были важнее интересов команды.

Есть у вас какие-нибудь особенные приемы для поддержания командного духа?

Универсального приема нет, нужно отталкиваться от психологии игрока: к каждому нужен свой подход. Это очень важно — чувствовать каждого игрока, его настроение.

Я имею в виду общий командный дух. Может быть, вы собрания проводите, чтобы воодушевить игроков?..

Собрания обязательно проводятся перед каждой игрой, но не для того, что- бы поднять моральный дух, а для того, чтобы дать установку на матч. Командный дух в большей степени создает обычный тренировочный процесс, когда все на одной площадке, все вместе выполняют задание. Если что-то идет не так, тогда приходится индивидуально беседовать с каждым.

И что вы в таких случаях говорите? Ругаете?

Раньше, может, и приходилось немножко ругаться, сейчас уже нет. Теперь игроки подписывают контракты и поэтому очень независимы. Играет он или не играет, контракт действует. Так что мне приходится добираться до более тонких струн в душе игрока.

Скажем, когда в «Локомотив» пришел Дмитрий Сычев, возникли некоторые трудности. У него не все получалось за границей — в команде Olympique de Marseille была слишком высокая конкуренция (очень много сильных игроков), это еще наложилось на несовпадение сезонов у них и у нас. Сычев достойно там смотрелся, но выдерживать все это было непросто, и, когда он пришел к нам, состояние у него было подавленное. Однако существует определенный объем работ, который игрок должен выполнять на футбольном поле, и мне много приходилось говорить с ним об этом. Но главным было поддержать его. Мы вспоминали его лучшие игры, говорили о том, как он блестяще играл в «Спартаке», что одна из его главных задач — вернуться к тому состоянию.

Сегодня в футболе довольно сильная конкуренция за талантливых игроков. Что помогает привлечь иностранного игрока в команду и удержать его?

В команде играет несколько иностранцев, но наиболее сильная фигура — Франциско Лима, человек, который прошел выдающийся путь в футболе, играл в Roma, в сборной Бразилии. Для такого игрока далеко не все решают деньги, если он не будет получать их здесь, то получит в другой команде. В конце концов он может вообще не играть, потому что он богатый человек.

Есть много важных вещей, о которых надо думать, если хочешь удержать человека. Например, инфраструктура: игрок должен чувствовать себя комфортно на рабочем месте. А значит, нужен хороший стадион, хорошая раздевалка, сауна, бассейн... Чтобы был хороший массажист...

Очень многое зависит от того, какая атмосфера в команде — доброжелательная или нервозная. Важно также, какие задачи ставит команда. Если она борется за серьезный результат, за чемпионское звание, игру в Лиге чемпионов, значительно легче привлечь в нее хорошего игрока. Если команда довольствуется малым — сложно. Не менее важно, какой тренер в команде, каково его понимание футбола, тактические планы — на каком месте он собирается использовать игрока. Это только кажется, что футбол — простая игра, на самом деле это игра сложная.

Наверное, с такими игроками, как Лима, отношения строить сложнее, чем с остальными?

Значительно сложнее. Он на своем веку все повидал и работал у великих тренеров. Но, в первую очередь, я должен танцевать от дела, значит, должен говорить то, что необходимо сказать, и ни в коем случае не должен перед ним заискивать. Если я вижу, что он, скажем, не готов физически, мне нужно с ним побеседовать и найти какую-то программу действий, чтобы он быстрее вышел из этого состояния. Может быть, нужно провести медицинское обследование, может быть, дать отдых, либо, наоборот, мы вместе должны подумать, как увеличить нагрузку, чтобы выйти на новый уровень тренировки.

А он может обидеться и уехать...

Я должен так сказать, чтобы не уехал.

В «Локомотиве» работают профессиональные психологи?

Я сам психолог.

Вы изучали психологию?

Да, и в институте, и на высших тренерских курсах. У нас были очень серьезные профессора...

Чему они учат, на что делают упор?

Основное, что вынес я для себя, заключается в том, что игрок должен настраиваться на какую-то конкретную вещь, а не абстрактно — на футбол или на победу, например. Есть конкретный соперник, будем играть вот таким образом, ты должен сыграть вот так... Я как бы заряжаю его на то, что он должен делать. Это действует лучше, чем абстрактные призывы: «За родину! За победу!». Вот они, я считаю, совсем бесполезны.

Тренеру нужно обладать жесткостью?

И жесткостью, и гибкостью. Жесткость нужна время от времени, а гибкость — всегда.

Вы эмоциональный, экспрессивный человек. Это помогает или мешает в работе?

Иногда помогает, иногда мешает. В перерыве, когда мы находимся в раздевалке, иной раз говорим на повышенных тонах — и ничего страшного. Конфликт может стать стимулом, чтобы мы вышли и все поменяли во втором тайме.

Что можно сделать, чтобы быстро переломить ситуацию, если все идет плохо?

Здесь нет универсального решения — ведь ситуации каждый раз разные. Я не всегда знаю, что скажу, когда иду в раздевалку в перерыве. Нужно переварить то, что случилось в первом тайме, но ни в коем случае не делать акцент на уже произошедшем. Надо сосредоточиться на том, что мы будем делать дальше.

Эти пятнадцать минут перерыва очень важны. Можно вспомнить последний чемпионат Европы, например. Там было хорошо видно, что очень многое решалось во время перерыва. За те самые пятнадцать минут в раздевалке тренеры находили, как отреагировать на неожиданные действия соперника.

Вы тренировали олимпийскую сборную Новой Зеландии, у вас в команде играют легионеры. Что самое важное в кросс-культурных отношениях?

Когда приезжаешь работать в другую страну, в первую очередь важно понять и принять традиции этой страны, независимо от того нравятся они тебе или нет. Конечно, российские команды много времени проводят на сборах. Но почему это происходит? Потому что у нас очень растянутый сезон. Потому что здесь, в Москве, нам негде тренироваться. Здесь мы просто не сможем подготовиться.

Это не для того, чтобы держать игроков под присмотром? Говорят, если за нашими футболистами не следить, они будут нарушать режим и не смогут подойти к игре в хорошей форме.

Раньше это было определенной проблемой, сейчас ничего подобного нет: у футболистов хорошие контракты, они получают большие деньги и следят за собой.

Что касается времени сбора перед игрой — это тоже вопрос традиции. Англичане приезжают на матч в день игры; испанцы, итальянцы всегда собираются в отеле за день — игроки должны отдохнуть, сконцентрироваться. Я, например, считаю, что человек как минимум сутки перед игрой должен побыть наедине с собой. Ему вовремя должны сделать массаж, может быть, он должен пройти какие-то медицинские процедуры... Если игрок находится дома, это невозможно.

Кто в большей степени ответственен за физическое состояние игрока в течение сезона: он сам или тренер?

Я думаю, 50 процентов ответственности падает на игрока и 50 — на тренера. Тренер должен думать о том, как распределить нагрузки, чтобы игрок прошел весь сезон в хорошей форме. Кроме того, работают врачи, фармакология нам помогает: футболист должен принимать витамины, которые ему нужны. Сам он тоже должен следить за собой: соблюдать режим дня, высыпаться, правильно питаться. Не должен принимать алкоголь два дня до матча и в тренировочные дни, не может в ночном клубе протанцевать до утра перед матчем или после матча...

А почему после матча нельзя?

Если он сыграл — значит, должен отдохнуть. Футболисты должны беречь себя — они играют всего 10 лет.

Есть какие-то правила по поводу питания?

Мы как-то приглашали итальянского диетолога, чтобы он посмотрел, как пита- ются наши игроки, и дал рекомендации. Он провел тестирование и сделал вывод, что в нашем рационе больше жиров, чем в рационе европейцев. После этого мы снизили жиры. Конечно, тут есть свои нюансы. После игры — одна диета, когда подходишь к ней — совсем другая.

А в чем отличие?

Чем ближе к игре, тем больше должно быть углеводов в рационе и тем меньше мяса. Основная еда — это макароны с подливкой. Углеводы дают энергию. Но в день игры все равно у нас принято, чтобы игрок съедал один большой кусок мяса.

После игры обычно очень легкое питание — нужно чтобы организм пришел в норму. Некоторые футболисты вообще не могут есть после матча. А вот через день после игры организму уже нужен белок.

Как часто они играют?

При идеальном цикле — раз в неделю, но такого практически не бывает, чаще — два раза в неделю. Это не только физическая, но и громадная психологическая нагрузка. Сезон начинается в марте и длится до ноября — и все время надо побеждать. А если проиграешь, надо пережить поражение.

Как компенсировать эти психологические нагрузки? Как прийти в себя после поражения?

Только за счет тренировочных нагрузок. Я не вижу другого способа — только опять начинать работать.

Иностранцы, которые играют в «Локомотиве», знают русский язык или работают с переводчиком?

Переводчика в команде нет. Выучить язык за год у игроков не получается, а долгих, скажем трехлетних, контрактов у нас, как правило, не бывает. Если игрок знает английский, проблем не возникает — я сам знаю футбольный английский, могу нормально объясниться. Но чем выше класс игрока, тем проще — опытные игроки понимают футбольный язык.

Даже если говорить по-русски?

Да. Начинается упражнение: простое или сложное — не важно, они все понимают и адекватно реагируют. Менее квалифицированному игроку сложнее. Ему нужно знать по-русски хотя бы футбольные термины.

Игроки общаются между собой в свободное время?

Конечно. У них там вечеринки какие-то.

Специально вы такие вещи не организуете?

Бывает иной раз. Особенно если игра не идет, состояние не очень хорошее, все переживают... Значит, нужно всем вместе собраться, зарезать барана, сделать шашлык. Они девушек своих приглашают, жен. Нужно всем вместе расслабиться, потом, глядишь, пошло дело.

А кто барана режет?

Сами. На базе мы часто режем. Один раз во Франции хотели зарезать, но не получилось. Мы тренировались в одном местечке в горах, там вокруг много паслось баранов, мы хотели купить пару и зарезать. Но хозяин отары нам сказал: «Баранов-то я вам продать могу, но зарезать вы их не сможете». По местным правилам сначала надо какие-то специальные анализы у этого барана взять, потом отвезти на бойню — забить его можно только там.

Еще я хотела спросить о дисциплине в команде. Что помогает ее поддерживать?

Есть денежные штрафы, которые отражаются в контракте. Есть также командные штрафы — мы сами обсуждаем и решаем, какое нарушение сколько стоит. Опоздал человек на собрание или на тренировку, он должен внести какую-то лепту, скажем $100, в общую кассу. Деньги остаются в команде, когда много накопится, они идут на них в ресторан. Я считаю, что это даже объединяет игроков. Но бывают и более существенные нарушения и более высокие штрафы — если, например, игрок не пришел на тренировку или получил желтую карточку, которая была не на пользу нашей команде.

Бывает, что игрок пытается «пробивать» вас на характер, особенно если чувствует, что вы в нем заинтересованы?

Да, бывает, если он считает себя незаменимым. В таких случаях приходится убеждать его в том, что замена всегда возможна. Чем больше человек наглеет, тем чаще ему нужно это повторять. Но в любом случае угрозы не работают — только убеждения.

Приведите, пожалуйста, какой-нибудь пример.

У нас был игрок, которого я отстранил от игры за нарушения, хотя мне было непросто выстоять и не поставить его на матчи. Он потерял из-за этого громадную сумму.

Бывают случаи, когда игрок нарушает режим и я его не ставлю в состав на следующий матч. Но все понимают, что это необходимо. Игрок становится более дисциплинированным или уходит.

Последний вопрос: когда сборная России станет чемпионом мира?

Мы все-таки не футбольная страна по своему климату. С ноября по март у нас негде играть. Норвегия и Дания стали выходить на мировой уровень, когда у них построили крытые стадионы, причем не только для элитных клубов, но просто в каждом районе. Когда у нас такое будет, тогда наши спортивные детские школы, наши профессиональные команды начнут выходить на новый уровень. Почему сейчас все ринулись в теннис? Потому что там очень хорошие условия — корты, чистенькие раздевалки, буфет. При этом футбол людям нужен — у нас сейчас стадионы практически везде заполнены, несмотря на то, что они старые и неудобные.

Но ведь был период, когда наша сборная выступала лучше, хотя климат был тот же...

Это было при Советском Союзе, тогда в национальную сборную входили игроки из Грузии, Украины.

То есть опять виноват климат?

Никто не виноват, просто надо найти адекватное решение.

Инфографика


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ