Закладки


Поделиться

URL

Карьера / Личные качества и навыки

«Писать грамотно — это модно»

20 апреля 2017

Фото: totaldict.ru

«Писать грамотно — это модно»

Уже не первый год тысячи людей в одно и то же время собираются вместе в разных городах и странах и пишут «Тотальный диктант» по русскому языку. Эта акция зародилась 13 лет назад в Новосибирском государственном университете, но за последние пять лет диктант разросся до международных масштабов. В интервью «Harvard Business Review — Россия» организатор «Тотального диктанта» и директор одноименного фонда Ольга Ребковец рассказала, как заинтересовать людей грамотностью в эпоху повсеместных «ок», «норм» и гаджетомании.

Ольга, давайте начнем со статистики. Где проводится «Тотальный диктант» и сколько человек в нем принимают сейчас участие?

На всех континентах. Данные по последнему диктанту, который проводился 8 апреля 2017 года, такие: 3008 площадок в 858 городах и населенных пунктах, из них 600 в России и 258 за рубежом. Количество участников — 200234 человека.

А начиналось все с нескольких сотен участников, верно?

Да, первый диктант прошел в стенах Новосибирского государственного университета в 2004 году, в то время я еще училась в школе. Есть легенда, что накануне очередного дня гуманитарного факультета НГУ сотрудники деканата сказали ребятам из творческого объединения факультета «Глум-Клуб», что капустники, конкурсы пения в душе и прочее — это очень хорошо, но надо придумать ради исключения и что-то гуманитарное. Ребята задумались и придумали «Тотальный диктант». Его проведение стало хорошей традицией, передаваемой новым членам клуба.

А как в этой истории появились вы и как диктант вырос из размеров студенческой акции?

Видимо, только я решила вцепиться в диктант зубами. Сначала я провела его в 2007 и 2008 годах, так как мне передали эту обязанность товарищи. В 2009 году не было смены, так что я опять взялась за него вместе со своей подругой Дарьей Ждановой. Именно в тот год проект выстрелил: вместо обычных 150 человек на него пришли 600. Мы тогда поняли, что в стенах НГУ уже тесно.

Почему он, на ваш взгляд, тогда выстрелил?

Прорывной фишкой того диктанта стал приезд Псоя Короленко. Он декламировал текст Гоголя и устроил из диктанта целый спектакль. И после этого я решила сделать из диктанта что-то большее. Для меня, как и для участников, каждый диктант — это вызов себе. Я должна сделать лучше, чем в прошлом году, охватить больше участников, территории, исправить ошибки. Часто «Тотальный диктант» — это своего рода авантюра, но есть огромная степень доверия от городов, которую невозможно не оправдать.

Вам кто-то помогает в этой авантюре?

Да, конечно, 15 тысяч человек организаторов, которые и проводят его в разных городах и странах. Проект в большей степени волонтерский, у нас даже нет официально оформленного штата. В штабе постоянно трудятся лишь четыре человека. Мы предоставляем организаторам инструкцию, методический материал, работаем над информационной кампанией, сайтом, дизайном. Организаторы на местах доверяют нам, несмотря на то, что они не знают всех «фишек» каждого года, текст они вообще получают за два часа до начала, автора узнают за два месяца до диктанта, когда подготовка уже в самом разгаре. К счастью, не было такого случая, чтобы мы подвели наших организаторов.

А кто дает деньги на проведение диктантов?

Привлечение ресурсов на организацию диктанта в городе — это задача непосредственно городского организатора. У нас есть соглашение, которое мы с ним составляем, но все равно все держится на человеческом доверии. Параллельно работают экспертный совет, пиарщики, ИТ-поддержка, в основном это тоже волонтеры.

У нас много волонтеров, поэтому мы привлекаем не очень много средств. То, что мы вкладываем в «Тотальный диктант» живыми деньгами, — это несколько процентов от общей стоимости, потому что очень многое мы получаем бартером. Сейчас проект отчасти существует на государственные гранты, в частности, фонд «Русский мир» нам выделяет деньги на проведение конференции по итогам диктанта. Есть партнеры и спонсоры. С их стороны это не благотворительность, а взаимовыгодное сотрудничество. Мы предлагаем им лояльную аудиторию, потенциальных клиентов. К примеру, Doctor Web раздает свои антивирусы в рамках акции, компания S7 стала нашим официальным перевозчиком. Мы провели диктанты на 10 рейсах, диктант в полете написало 329 человек. Еще пример: cейчас ABBYY и ATAPY делают так, чтобы участники могли не только узнать оценку, но и увидеть сканы своих работ. На базе образовательной платформы Stepic мы совместно с партнерами сделали онлайн-школу «Тотального диктанта», а также разработали алгоритмы для проверки онлайн-диктантов.

И все-таки, если говорить о конкретной сумме, во сколько обходится организация диктанта каждый год?

У «Тотального диктанта» нет консолидированного бюджета, для штаба это расходы в 5-6 млн рублей в год. Ресурсы для проведения, как я уже сказала, привлекают координаторы на местах. Совокупный бюджет проекта около 70 млн рублей. Если попытаться посчитать услуги и ресурсы, которые предоставляют партнеры и спонсоры, а также труд волонтеров, бюджет составит несколько сотен миллионов рублей.

Занимаетесь ли вы чем-то еще, кроме «Тотального диктанта»?

Сейчас уже нет. Долгое время диктант был моим хобби. Поначалу я совмещала его с учебой, а потом с работой. Я была редактором корпоративных СМИ, работала в университете заместителем председателя приемной комиссии. С 2015 года я занимаюсь только «Тотальным диктантом», поскольку его масштаб сильно увеличился и совмещать его с чем-то стало сложно. И еще наложился личный фактор: чуть больше года я совмещаю диктант с материнством. Если раньше «Тотальным диктантом» я занималась два-три месяца в году, то теперь это основная работа для меня и еще трех человек. Фонд «Тотальный диктант» стал реально существующей организацией с офисом, и мы переходим на круглогодичный цикл.

Почему эта идея вас так зацепила? Зачем вам устраивать диктант на весь мир и что получают от него те, кто в нем участвует?

Во-первых, тотальный диктант может показать, что русский язык — это важная компетенция. Русский язык — это наш рабочий инструмент, он живет и развивается по своим законам. Наша задача — уметь этим инструментом пользоваться. Язык — это средство нашего общения, коммуникация, которая происходит чаще всего через текст. Это мессенджеры, соцсети, деловая переписка, сайт компании. Теперь мы сами себе и авторы, и издатели, и редакторы, и корректоры. О нашей грамотности судят окружающие, партнеры, потенциальные работодатели, и очень легко испортить себе репутацию какой-нибудь досадной ошибкой. Порой я получаю такие письма, что даже не могу понять, что мне пытались сказать. Для того чтобы нас понимали, оценивали по достоинству и уважали, грамотным быть абсолютно необходимо. Я считаю, что рассказывать об этом — моя миссия.

Во-вторых, диктант — это мое личное развитие. Он растет и развивается, и я расту и развиваюсь вместе с ним. Я филолог, получила классическое фундаментальное образование, но «Тотальный диктант» позволил мне освоить огромный спектр компетенций: медиапланирование и PR, управление проектами, фандрайзинг, работу с государственными органами, сейчас активно приходится изучать рынок онлайн-образования и в целом ИТ-продукты, которые могут быть использованы на благо «Тотального диктанта». Плюс такие прикладные вещи, как ведение первичной бухгалтерии, работа в графических редакторах, логистика и даже печать на ткани. Поскольку полноценный штат позволить себе мы не можем, очень многое приходится делать самим, многому учимся в процессе.

В-третьих, как бы это ни звучало пафосно, ты понимаешь, что меняешь мир к лучшему. Круто осознавать, что ты своей деятельностью охватил весь мир, что тебе доверяют 15 тысяч человек организаторов и более 200 тысяч участников.

И наконец, это такая глубоко личная история, потому что тотальный диктант я воспринимаю как своего ребенка.

А писали ли вы сами «Тотальный диктант»?

Настоящий диктант нет, но писала наш диктант для организаторов на конференции «Тотального диктанта» и, к удивлению своему, получила «пять». Пятерка — это всегда хорошие знания и немного везения. Вообще мы думали уйти от классической школьной оценки, ставить зачет или незачет. Два года предлагали людям возможность видеть лишь количество сделанных ошибок и отказаться от оценки, но таких изменений захотел всего 1% опрошенных. Участники готовы к тому, что они справятся не на пятерку или, по крайней мере, получат ее не с первого раза. Они проводят работу над ошибками и на следующий год приходят и пишут лучше.

Есть ли у вас статистика по возрасту участников?

Основной пул участников «Тотального диктанта» в возрасте от 18 до 35 лет, это активная работающая молодежь. Большинство из участников женщины — около 75%. Но вообще по сфере деятельности и по возрасту публика всегда очень разная. Самому младшему участнику наших диктантов было 8 лет, а старшему — 102 года. Это праздник русского языка для всех и возможность почувствовать, что у нас есть что-то общее.

У многих диктант ассоциируется со школьной обязаловкой, но вам удалось сделать его модным событием. За счет чего вы этого добились?

Мы в начале показываем юмористический ролик, стараемся людей расслабить, рассмешить. Всегда пытаемся диктант наполнить неформальными развлекательными элементами, показываем, что русский язык — это интересно, а не занудно, а диктант не тяжелое испытание, которое вызывает дрожь в коленках, а праздник. И это работает, многие из участников уходят в хорошем настроении. Наш слоган — «Писать грамотно — это модно». На мой взгляд, мотивы для тех, кто ходит на диктант каждый год, не сводятся к какому-то одному знаменателю, они всегда разные. Можно выделить несколько.

Во-первых, это ностальгия по школьным годам, для многих писать ручкой на бумаге — это уже экзотика. Во-вторых, это вызов себе. Это сложнее, чем «норм» или «ок», которые часто для экономии времени мы пишем в жизни. Это интересно, потому что человек учится и развивается интеллектуально. В диктанте мы актуализируем те свои знания, которые долгое время пылились на полочке. В-третьих, это возможность принять участие в чем-то модном и трендовом плюс хорошая форма досуга с друзьями, семьей. Участие в диктанте медийных личностей из разных областей позволяет привлечь тех, кто просто так диктант не пошел бы писать никогда. Например, в этом году диктовали ведущий Максим Галкин, саксофонист Игорь Бутман, актеры Леонид Ярмольник, Дмитрий Харатьян, Ростислав Хаит.


Как вы привлекаете звезд?

Просто звоним и предлагаем поучаствовать. Это не коммерческая история, но, к счастью, многие откликаются. Радует, что в последнее время не приходится объяснять, что такое «Тотальный диктант», все понимают, о чем речь. Когда диктуют звезды, мы большое внимание уделяем их подготовке, даем им очень подробную инструкцию. Если ей следовать, практически невозможно продиктовать неправильно. В ней обозначены моменты, где и когда нужно повторять по два раза, какую паузу выдержать, как правильно поставить ударение.

Усложняются ли тексты год от года?

Такой задачи не стоит. Мы говорим автору, что надо написать текст из трех частей, каждая из которых по 250-280 слов. Тексты должны быть объединены общей темой, которую автор выбирает сам. После того, как материал готов, он попадает к филологам. Какие-то конструкции они предлагают усложнить. Но в любом случае последнее слово всегда за автором. Например, в этом году диктант для нас написал Леонид Юзефович. У него в тексте было довольно много простых коротких предложений, поэтому было предложено ставить между ними не точку, а двоеточие, тире, точку с запятой. Где-то он шел нам навстречу, усложняя эти конструкции. Текст был прекрасным, художественным, там было достаточно много сложных слов, но многие из них были проверяемые, другие слова участники знали как словарные, часть была на школьные правила, которые все хорошо усвоили. И мы столкнулись с чем-то невероятным — получили по результатам диктанта 10% отличников. Обычная статистика для нас — это 2-3 %.

Как вы выбираете автора диктанта?

Мы приглашаем тех, с кем хотим познакомиться и поработать, чье творчество хотим открыть для участников диктанта. Автора 2017 года мы выбирали на Байкале на стратегической сессии, куда поехали штабом и экспертами проекта, наши интересы сошлись на Леониде Юзефовиче. Мы написали Леониду Абрамовичу, он ответил, что готов, но с условием, что подготовит текст о трех городах и реках, которые оставили след в его жизни. Это Улан-Удэ и Селенга, Пермь и Кама, Санкт-Петербург и Нева. Мне эта тема понравилась сразу. Личные, биографичные тексты оставляют у участников глубокие ощущения.

Что происходит после того, как диктант окончен и результаты объявлены? Влияет ли как-то ваша акция на систему образования?

Главное, что участники не перестают учиться, понимают, где у них пробелы, каких знаний не хватает, и развиваются, записываются на курсы, совершенствуют навыки письма. Результаты диктанта — это еще и хорошая база для научных исследований, мы уже выпустили первый научный сборник. В НГУ пять раз проводилась конференция, посвященная итогам «Тотального диктанта». В ней участвуют организаторы и эксперты диктанта: филологи, лингвисты, журналисты, работающие с темой языка и литературы. Конференция разбивается на два тематических блока: организаторский (тренинги, мастер-классы, кейс-сессии) и филологический (научные секции и тренинги). Мы можем понять, где, на какое правило люди чаще всего допускают ошибки, и можем дать рекомендации для учебников. Вопрос о том, как мы будем их передавать, пока открыт. Пять членов нашего экспертного совета — это члены орфографической комиссии РАН, поэтому проблемные моменты, с которыми сталкиваются участники, будут передаваться в комиссию и, мы надеемся, послужат материалом для ее работы.

Как вы сами относитесь к изменениям в русском языке?

Я считаю, что никакие зафиксированные словарями изменения в языке не являются случайными, это отражение современной языковой ситуации, и ученые, которые вносят в словари те или иные новые нормы и правила, не враги ни себе, ни обществу. Они лишь отражают то, что происходит в языке. Очень много разговоров о том, что русский язык нужно сохранять, защищать, он не должен брать заимствования. Русский язык вообще никому ничего не должен. Это гармоничная система, которая живет и развивается по своим законам.

А как будет развиваться «Тотальный диктант» в ближайшие годы?

У нас уже появились корпоративные диктанты, например, Сбербанк в 2016 году организовывал в рамках Тотального диктанта 49 площадок для своих сотрудников. Пока мы только начинаем развивать это направление, надеемся, что оно будет востребовано. Компании говорят о том, что им важно, чтобы сотрудники были грамотными, кроме того, это отличная форма интеллектуального досуга, которая может заинтересовать HR любой компании. Мы понимаем, что у нас есть экспертиза, потенциал, чтобы идти дальше проведения диктанта и готовить специализированные курсы русского языка для сотрудников разных направлений. На наш взгляд, они не менее ценны, чем корпоративные курсы английского. Ряд компаний уже заинтересовался такой возможностью. Хотим выйти на рынок с этими предложениями в течение года.

Во сколько компаниям обойдутся такие курсы?

Не могу ответить на этот вопрос, все очень индивидуально и зависит от задач компании, формата проведения, длительности курса, состава слушателей.

А что будет с самим «Тотальным диктантом»? Он как-то изменится?

Один из главных KPI для «Тотального диктанта» — это количество его участников. Оно каждый год растет. В 2016 году было 147 тысяч человек, в этом — более 200 тысяч. Диктант уже писали даже в космосе и на полярной станции. Мы поставили себе такую амбициозную цель: в течение пяти лет количество участников тотального диктанта должно достичь 1 млн человек. Сейчас у нас есть бесплатные двухмесячные курсы для всех желающих. В этом году более 20 тысяч человек прослушали очные курсы тотального диктанта, более 100 тысяч посмотрели хотя бы одно занятие на нашем сайте. Это направление интерактивного онлайн-обучения мы планируем развивать и дальше. «Тотальный диктант» и курсы по подготовке к нему были и будут добровольными и бесплатными, но мы можем предложить какие-то продукты, которые участники могут покупать. Например, это могут быть не только корпоративные, но и частные онлайн-уроки русского языка.

И еще одна ключевая цель — вывести штаб «Тотального диктанта» как команду людей, которые умеют делать интересные и яркие события, на круглогодичную работу и обеспечить финансовую стабильность проекту, потому что, как я уже говорила, каждый год тотальный диктант — это авантюра. Челночная дипломатия, когда ты ходишь, договариваешься и обещаешь всем сказку, в итоге срабатывает, и сказка становится явью, но мы хотим, чтобы она была явью всегда.

От редакции. По просьбе «Harvard Business Review — Россия» организаторы «Тотального диктанта» предоставили нашим читателям возможность принять участие в диктанте в режиме онлайн. Если вы хотите проверить свои знания русского языка, вы можете написать диктант на бумаге или в текстовом редакторе, прослушав его в исполнении Максима Галкина (см. видео ниже), а затем сравнить то, что у вас получилось, с оригинальным текстом Леонида Юзефовича.

Проверить текст, сравнив с оригиналом



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ