Закладки


Поделиться

URL
***

Менеджмент / Корпоративный опыт

Женщины под угрозой

08 февраля 2018

CRISTINA MARX/EYEEM/GETTY IMAGES

Женщины под угрозой

Мэри Барра, Мэг Уитман, Индра Нуйи – этим трем женщинам удалось успешно пробить «стеклянный потолок» и стать генеральными директорами крупных компаний. В высшем руководстве корпораций по-прежнему мало женщин, однако в последнее время растет интерес к вопросу о том, отличается ли опыт мужчин и женщин, занимающих высшую должность.

Мы провели исследование и изучили, одинаково ли относятся к мужчинам и женщинам на посту гендиректора инвесторы-активисты, требующие от фирм полностью или частично менять стратегию и решения. Результаты показывают, что женщины подвергаются большей угрозе со стороны инвесторов-активистов, чем мужчины.

На американских финансовых рынках растет активность акционеров. Большинство менеджеров относятся к активистам враждебно, так как те публично выражают неудовлетворение высшим руководством и требуют изменений. Например, в 2008 году акционеры-активисты Yahoo потребовали, чтобы компания приняла предложение о покупке со стороны Microsoft, хотя это и не соответствовало стратегии CEO Yahoo в то время. Айрин Розенфельд, экс-гендиректор крупнейшего производителя продуктов питания Mondelez, назвавшая активистов «игроками в воображаемый футбол» в противовес тем, кто «реально выходит на поле», в 2015 году отмечала, что «советовать другим действовать определенным образом любят те, кому не надо делать это самим».

Очень часто истории об инвесторах-активистах, обсуждаемые в СМИ, связаны с тем, что крупный инвестор говорит CEO, что ему делать. Однако иногда несколько инвесторов-активистов предпринимают так называемую «атаку волчьей стаей» и одновременно нападают на компанию. К известным примерам подобных нападений в последние годы относятся истории с Darden Restaurants (которой принадлежит сеть Olive Garden) и PetSmart. Активистам запрещено законом объединяться против менеджмента, не раскрывая публично свои намерения. Но поскольку доказать сговор активистов сложно, им часто удается объединиться.

Нам хотелось узнать, влияет ли пол гендиректора на вероятность атаки со стороны инвесторов-активистов. Ознакомившись с академической литературой на эту тему, мы выдвинули три вероятных, но конфликтующих между собой предположения.

  • Нет, к мужчинам и женщинам не относятся по-разному, потому что инвесторы-активисты «не различают пол». Поскольку инвесторов интересует главным образом максимизация стоимости их вложений в компанию, им безразличен пол CEO. Они сделают компанию мишенью независимо от того, возглавляет ее мужчина или женщина, исходя исключительно из ее результатов.

  • Да, CEO-женщины становятся мишенью реже, потому что инвесторы относятся к женщинам более благосклонно. Учитывая все препятствия, которые приходится преодолевать женщинам, чтобы стать CEO, они кажутся более компетентными, чем мужчины, и лучше управляют компаниями. Поэтому они с меньшей долей вероятности будут подвергаться нападкам со стороны акционеров-активистов.

  • Да, CEO-женщины чаще становятся объектом атак, так как инвесторы «думая о менеджере, подразумевают мужчину». Согласно гендерным стереотипам, люди чаще наделяют менеджеров мужскими, а не женскими чертами. Многие научные исследования показывают, что качества, ассоциируемые с ролью менеджера (решительность, агрессия, дух соперничества), часто противоположны качествам, которые ассоциируются в нашем обществе с женщинами. Такие гендерные стереотипы создают впечатление, что женщины не годятся на роль менеджеров, и поэтому инвесторы-активисты чаще вмешиваются в дела компаний, возглавляемых женщинами.

Итак, если активистам безразличен пол, они относятся к полу CEO нейтрально. Если активисты считают женщин более компетентными менеджерами, чем мужчин, они будут отдавать предпочтение CEO женского пола. А если им кажется, что мужчины больше подходят для руководящих должностей, то будут меньше вмешиваться в работу CEO-мужчин.

Мы выдвинули гипотезу, что истинным будет третье предположение: на наш взгляд, инвесторы подвержены распространенному предубеждению, связанному с гендерными стереотипами, и скорее будут атаковать CEO-женщин, чем мужчин. Гендерные стереотипы широко распространены и оказывают значительное влияние в двусмысленных ситуациях, часто возникающих, когда решения CEO пытаются связать с показателями деятельности компании.

Чтобы проверить свою гипотезу, мы проанализировали данные о 3026 крупных американских компаниях за период c 1996 по 2003 годы. Нам удалось установить деятельность инвесторов-активистов с помощью записей Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (SEC). Акционеры, которые приобрели более 5% акций с правом голоса в публичной компании с намерением влиять на ее руководство, обязаны заполнять специальную форму 13D. В своей выборке мы обнаружили 1500 заполненных форм для 1090 компаний.

Мы старались учесть любые другие различия кроме пола, которые могли влиять на решения активистов. Поскольку компании, приглашающие женщин на должность гендиректора, могут отличаться от тех, что нанимают на эту должность мужчин, мы проверили сравнительно большой набор переменных, включая размер, прибыльность, соотношение между собственными и заемными средствами, дивидендную доходность и конкуренцию в отрасли в рамках пробит-модели (подробнее о способе измерения см. справку — прим. ред.). Мы также применили статистическую процедуру, отбор подобного по вероятности, чтобы выявить компании, возглавляемые женщинами и мужчинами, совпадающие по ключевым параметрам. В более широком смысле мы провели несколько дополнительных анализов, чтобы исключить альтернативные объяснения. Независимо от контрольных переменных, спецификаций эконометрических моделей и методов регрессии наши результаты, связанные с полом CEO, сохранялись.

Мы обнаружили, что компании из нашей выборки, возглавляемые мужчинами, становились мишенью активистов в 6% случаев за изучаемый период по сравнению с 9,4% случаев, когда генеральными директорами были женщины. «Массовым нападениям» подверглись 1% CEO-мужчин и 1,6% женщин. Хотя разница и выглядит незначительной, она означает, что компании, возглавляемые женщинами, на 50% чаще подвергались атакам активистов и приблизительно на 60% чаще — их групповым атакам.

Инвесторы-активисты — в целом довольно редкое, однако широко освещаемое явление, и тот факт, что женщины на посту гендиректора чаще, чем мужчины подвергаются их нападкам, не может не вызывать беспокойства, так как негативные гендерные стереотипы о руководителях-женщинах закрепляются. Люди воспринимают активное вмешательство инвесторов как индикатор успешности CEO, поэтому более активные действия в адрес женщин могут усиливать представление, что они неспособны управлять компаниями так же хорошо, как мужчины.

Рамки нашего исследования не позволяют изучить, почему инвесторы-активисты чаще выбирают своей мишенью CEO-женщин. Однако полученные нами результаты согласуются с логикой «думают о менеджере — подразумевают мужчину», поскольку другие потенциальные причины уже статистически учтены в регрессии. Мы смогли проанализировать только публичную деятельность инвесторов-активистов: заполняя форму 13D в SEC, инвестор официально заявляет о ней. Но инвесторы-активисты также влияют на компании с помощью непубличных действий, и гендерные предубеждения, вероятно, приобретают большую важность, когда инвесторы действуют таким образом.

Похоже, что инвесторы-активисты смотрят на CEO сквозь призму гендерных стереотипов: они считают женщин менее эффективными, чем их коллег мужского пола, и поэтому дают женщинам больше (непрошенных) советов о том, как следует управлять компанией.

Гендерные стереотипы, которые, на наш взгляд, влияют на то, каким инвесторы видят мир, вероятно, действуют на подсознательном уровне, и большинство инвесторов, скорее всего, не отдают себе отчет в собственной предвзятости. Когда причины недостаточно высоких показателей компании неясны, гендерные стереотипы могут стать более заметными и сильнее влиять на оценку активистами компетенций CEO.

Инвесторы-активисты и советы директоров должны помнить, что подобное предвзятое отношение существует, и стремиться противостоять ему. Это важно, так как CEO тратят много времени и усилий на взаимодействие с инвесторами-активистами. Взять, к примеру, действия инвестора Нельсона Пельтца против Индры Нуйи, возглавляющей компанию Pepsico, которые продолжались около двух лет, прежде чем они достигли перемирия в 2015 году. Гендиректорам приходится устраивать подробные презентации о стратегии и направлении деятельности компании, вести борьбу за голоса в совете директоров и проводить напряженные встречи с различными заинтересованными сторонами, чтобы убедить их, что руководство компании ведет ее верным курсом. Чем больше времени CEO тратит на инвесторов-активистов, тем меньше остается собственно на управление компанией. Таким образом, инвесторы-активисты могут подрывать эффективность CEO, и поскольку женщины чаще сталкиваются с угрозами со стороны инвесторов, их карьера может пострадать от этого больше.

Об авторах. Вишал Гупта — доцент кафедры управления Колледжа коммерции Кулверхауса Алабамского университета. Сандра Мортал — доцент кафедры финансов Колледжа коммерции Кулверхауса Алабамского университета. Дэниел Турбан — профессор управления Колледжа бизнеса Труласки Миссурийского университета.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ