Закладки


Поделиться

URL
***

Карьера / Личные качества и навыки

«Отчаянная вежливость» может разрушить вашу карьеру

26 мая 2014

«Отчаянная вежливость» может разрушить вашу карьеру

Когда я работаю с руководителями, я часто показываю им одну старую карикатуру. На ней изображена команда управленцев, сидящая за длинным столом. Председатель спрашивает присутствующих: «Ну что, единогласно?» И все поднимают руки в знак согласия. Однако у каждого над головой нарисовано «облачко» с его истинными мыслями: «Что за ерунда?», «Только не это!», «Боже упаси!» и т. п. И каждый раз ответом мне бывает неловкий смех — ведь на этой картинке слишком многие узнают самих себя.

Я придумал специальный термин для этого коктейля из почтения, подчинения и пассивной агрессии, которая душит инициативу в людях и коллективах. Я называю это «отчаянной вежливостью».

Я видел это бессчетное количество раз. После дискуссии, часто называемой «мозговым штурмом», выбирается самое безопасное из предложений, и команда приступает к его реализации без особого энтузиазма. Все и так понимают — ничего из этого не выйдет.

Когда я спрашиваю об этом младших менеджеров, они часто объясняют свое желание перестраховаться нестабильностью своего статуса. Им кажется, что не согласиться с большинством будет слишком рискованно, особенно если вы не можете предложить что-нибудь другое взамен. Они боятся выглядеть несведущими или несогласными с начальством и коллегами.

На более раннем этапе моей карьеры я слишком хорошо понимал их, чтобы осуждать за подобную позицию. И я старался убедить и себя, и других людей, что со временем ситуация улучшится. По мере того как их положение будет становиться стабильнее, они смогут более открыто заявлять о своем мнении.

Но через несколько лет я понял, что моя идея имеет мало общего с реальностью. Люди не становятся со временем смелее. Наоборот, страх высказывать свое мнение перед власть имущими превращается в привычку молчать, уже будучи большим боссом. Когда я начал работать с руководителями, я обнаружил все ту же нерешительность, только усиленную из-за публичности их должности и сопутствующего ей стресса.

Бросить вызов большинству кажется рисковым в любом возрасте и на любой позиции. Мы учимся молчать, и это поощряется. Выражение своей позиции кажется нам слишком опасным, а спонтанность — уже чем-то непривычным.

Поэтому чем выше сотрудник продвигается по карьерной лестнице, тем больше в его поведении «отчаянной вежливости». Более того, во многих организациях именно это качество и способствует повышению.

Не надо путать это качество с «групповым мышлением». Ведь его причина не всегда личная выгода, трусость, злонамеренность, желание спрятаться за чью-то спину или же элементарное безразличие к работе.

Мы просто часто принимаем свой конформизм за нежелание поставить окружающих в неловкое положение или же верим, что просто хотим их поддержать. Нормой считается «конструктивная» культура, в которой несогласие во взглядах выглядит как неумение играть в команде.

«Отчаянная вежливость» настолько глубоко вросла в нашу культуру, что мы продолжаем себя оправдывать.

Мы забываем, что в по-настоящему близких отношениях проблемы вовсе не замалчиваются, а наоборот, обсуждаются и прорабатываются.

Мы говорим себе, что высказывание своего мнения слишком дорогого стоит, и игнорируем тот факт, что за молчание тоже приходится платить. За выражение собственной точки зрения нас могут немедленно проигнорировать, осудить, счесть плохим членом команды. Однако расплачиваться за молчание приходится не сразу, но всей группой — и тогда рушится вся фальшивая гармония, разваливаются отношения и терпят фиаско проекты.

Мы постоянно одергиваем себя, чтобы не показаться слишком уязвимыми, и часто вносим свою лепту в то, чтобы быть непонятыми. Ведь молчание легко заполнить подозрениями и предположениями.

Мы продолжаем обманывать себя, говоря, что нам нужно больше времени, чтобы стать более открытыми. Как будто время не усугубит эту нашу нерешительность. А пока же «отчаянная вежливость» будет губить способность к сотрудничеству, решению проблем и принятию решений. Она будет убивать энтузиазм и тормозить развитие.

Таким образом, мы одним выстрелом убиваем двух зайцев, которых нам лучше бы было сохранить в живых: наше право голоса и наши отношения. И если мы делаем это так долго, что уже потеряли всякую надежду сказать или услышать правду, то мы говорим себе... Что там, наверху, очень одиноко.

Конечно, одиноко, как и везде, где вы чувствуете, что должны пожертвовать своим мнением, чтобы сохранить свое положение. Но только там, где отношения трещат по швам.

«Отчаянная вежливость» тесно связана с одиночеством. Если вы терпите одно, то усиливаете другое — и наоборот.

Это просто поведенческие варианты, и часто подобный выбор линии поведения делается неосознанно, еще только в самом начале карьерного пути. Хочется самому выглядеть сильным, заботливым и контролирующим все. Хочется, чтобы коллектив выглядел сплоченным. И мы так заботимся об этом, что жертвуем развитием, эффективностью, свободой и реальными личными мотивами.

И в результате мы предаем и себя, и окружающих.

Когда я показываю ту карикатуру, то большинство менеджеров с готовностью узнает себя в коллективе, который не высказывает собственного мнения. Немногие идентифицируют себя с председателем. Что и неудивительно. Когда я прошу их попробовать сделать это, смех сразу стихает. Часто они говорят, что он, наверное, чувствует себя одиноким. А еще перегруженным, темным, растерянным, нерешительным...

Из-за «отчаянной вежливости» руководители пожинают лавры, когда все идет хорошо, и принимают на себя всю вину и ответственность, если дела идут плохо.

Кто-то может поспорить, что на самом деле нам подсознательно нравится такое положение вещей. Потому что легче поаплодировать лидеру или освистать его, нежели самим принять на себя часть его ответственности. Ведь изоляция выглядит безопаснее признания своих сомнений или просьб о помощи. Потому что все мы в той или иной степени чувствовали обиду на начальника, который игнорировал нас или же использовал наше несогласие нам же во вред.

Все это может и так. Однако в основном мы так поступаем, чтобы сохранять приукрашенный образ хорошего начальника и слаженной команды, но ценой переложения с себя ответственности.

Мы не сможем избавиться от «отчаянной вежливости» или одиночества на руководящих постах до тех пор, пока не будем готовы пожертвовать иллюзиями и не перестанем прятаться за спины других. Этот маленький шаг требует большого мужества — мужества принимать свою работу более серьезно, а к себе относиться с большей иронией. Мужества быть одновременно уязвимым и щедрым и прекратить перекладывать ответственность на плечи тех, кто не может позволить себе спрятаться за кого-то.

В этом смысле руководящие посты не отличаются от остальных. И всем нам нужны друзья, которые будут предельно честны, нежели отчаянно вежливы.

Читайте по теме:

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ