Закладки


Поделиться

URL
***

Лидерство / Лидеры

Уроки лидерства от рок-звезды

14 декабря 2017

Уроки лидерства от рок-звезды

Некоторые руководители могут покорить любого уверенностью в себе и человечностью. Они говорят жестко и прямо, но так, что вы не теряете надежду, и заставляют выполнять трудную работу, которая дается вам на удивление легко. Мы часто называем таких боссов «рок-звездами», подчеркивая их популярность среди сотрудников. В некоторых компаниях они встречаются редко, в других — чаще. Но среди настоящих рок-звезд всегда был лишь один Босс — Брюс Спрингстин, который привез свое новое шоу на Бродвей.

Во время сольных камерных выступлений Спрингстин собирается читать фрагменты из недавно опубликованной автобиографии и исполнять свои избранные песни. Если это шоу будет хоть немного напоминать книгу, оно станет замечательным мастер-классом по управлению и лидерству — только более лиричным, чем выступления знаменитых предпринимателей, политиков или генералов.

Артисты — такие же управленцы и лидеры. Нужно быть хорошим руководителем, чтобы группа оставалась сплоченной от тура к туру. Однако то, как творческие личности управляют людьми, отличается (зачастую кардинально) от того, как к этому подходят генералы или главы корпораций и стран. Произведение искусства, по мнению Спрингстина, — это «естественный подрыв». Особое значение обретает голос. Представители истеблишмента могут восхищаться им или платить за него деньги, но не могут его контролировать. Поэтому обычно лидерский потенциал артиста зависит от доверия и исчезает, если его творчество не выражает мысли людей и не находит отклика в их душах.

Спрингстин — яркий тому пример. Его отличительной чертой всегда было умение запечатлеть то, что он называл «американской постиндустриальной травмой». В своих песнях он оплакивал закат американской мечты задолго до того, как его описали экономисты. «Если мечта не сбылась, — это ложь или что-то хуже?» — вопрошал он в песне «The River» еще несколько десятилетий назад. Но, несмотря на полные разочарования стихи, он не давал мечте угаснуть. Карьера Спрингстина и герои его песен — символы этой мечты. Во всех его произведениях (и новая книга — не исключение) люди теряют дом, работу, любовь, но никогда не теряют страсть и гордость.

Поэтому неудивительно, что автобиография Спрингстина — это учебник по воспитанию качества, которым обладают и которое прививают своим подчиненным лучшие руководители, — надежды вопреки всему. Такая надежда рождается, когда смотришь на мир без прикрас и не теряешь веру. Она помогает преодолевать невзгоды, вместо того чтобы избегать их. И вот три урока о том, как заполучить надежду.

Чтобы получить внимание людей, служите их воображению

Если говорить в терминах менеджмента, Спрингстин-начальник — приверженец «старой школы» управления: рыночник, жесткий, но справедливый. «Рок-н-ролл группы, которые рассчитывают на долгую карьеру, должны понять одну простую истину», — пишет он, выделяя курсивом то, что согласно его мировоззрению, является, возможно, главным достоинством любого артиста, культуры и организации. (В его представлении, «уход на пике славы — чушь собачья».)

Истина заключается в том, что «человек рядом с вами — важнее, чем вы думаете. И он должен понять то же самое про того, кто стоит рядом с ним, то есть про вас. Или: мы все должны быть нищими, жить не по средствам и в нужде. Или: и то, и другое». Сегодня лучшие бизнес-школы учат похожему миксу — проявлению эмпатии и применению средств поощрения.

Спрингстин, однако, делится множеством новых идей о лидерстве. Например, дает необычное определение ему: «В моей сфере деятельности мы служим воображению наших зрителей». (Эти слова — полная противоположность классическому определению Наполеона, утверждавшего, что лидер — торговец надеждой.)

Если же вам посчастливилось стать лидером, то есть если другие доверили вам свое воображение, Спрингстин знает, что вы должны делать: «Я здесь, чтобы предоставить неопределимым, а иногда и невероятным “нам” доказательство жизни».

Я здесь в начале этой фразы — условие для всего, что сказано после. Быть на месте — с этого начинается лидерство, а затем уже нужно двигаться. Исполнять песни, собирать стадионы. Но это только средства для лидера. Его работа — отождествлять собой целое сообщество, находить слова и делать материальными неуловимые идеалы. (Идеал может стать историей только благодаря человеку.) Легитимность лидера зависит от того, «насколько полно он может воплотить себя в своих песнях».

Пусть цель покажет вам средство

Каждую ночь оттачивая мастерство в барах Нью-Джерси, молодой Спрингстин был рад своей растущей популярности, но чувствовал, что чего-то не хватало. Чтобы добиться успеха — самого неуловимого для Спрингстина идеала, «нужно знать, как использовать то что вы умеете, а также то, что вы НЕ умеете», пишет он.

Тот факт, что в творчестве Спрингстина не сказано, что же такое успех, позволил поклонникам музыканта определять его так, как они хотели. Для него же, подсказывает книга, успех — это комбинация твердо обозначенной позиции, продолжительной деятельности и свободы сбежать в любой момент. Сохранить то, что дорого, всегда пребывая в пути. Но, несмотря на неопределенность успеха, одно ясно точно: добиться его — работа не из легких. Можно оттачивать мастерство, ожидая, что цель сама тебя найдет. Но нельзя корпеть над целью и надеяться, что само собой придет умение.

Именно цели, рвения, которое появляется, когда ваш труд важен и ценится окружающими, у Спрингстина долгое время не было. «К 1977 году, — вспоминает он, — я в истинно американской манере сбросил оковы рода, биографии и, наконец, места, но что-то все равно было не так… Я чувствовал, что между своеволием и настоящей свободой была большая разница… Своеволие относится к свободе, как мастурбация относится к сексу». Это хорошее напоминание о том, что у цели — длинный период созревания, она появляется благодаря действиям и знакомствам, а не из амбиций и сомнений.

За несколько лет произошел существенный сдвиг в отношении Спрингстина к собственной работе. «К концу тура “River”, — пишет он, — я подумал, что пользу, которую я могу принести, которая сопровождала бы развлечение и положительные эмоции для моих поклонников, может быть измерение… расстояния между американской мечтой и американской реальностью. Я надеялся, что это может стать истоком, миссией нашей группы».

Цель делает именно это: становится миссией и истоком, историей и будущим, местом, где что-либо может взять начало. В это время Спрингстин понял различие между работой, которую делает его музыка (заводить людей в барах Нью-Джерси или на больших стадионах) и ее целью (не давать угаснуть американской мечте), и впредь не забывал его.

Цель придает смысл жизни человека, находящегося всегда в пути, и дает ему направление движения, но, как свидетельствует биография Спрингстина, не избавляет от страданий. В его жизни и работе было многое: муки депрессии, борьба с внутренними демонами, терзания от собственного таланта, гнетущее чувство, что он не делает все, что может, тяжесть чужой боли. Возможно, ему не всегда удавалось найти объяснение этим страданиям, но он с успехом находил им применение.

Любовь сделает вас лучше. Рефлексия сделает вас вечным

Чтобы быть эффективным лидером, нужно воспитывать самосознание. Нет совета надежней, и написание автобиографии можно принять за попытку следовать ему. Но Спрингстин переворачивает этот фетиш самоанализа.

В книге немало саморефлексии, но почти нет выводов, и она редко хоть как-то помогает. Страдания остаются загадкой в его жизни и карьере. Что помогает ему — так это любовь и песни. Он ищет помощи — любви — своих друзей, семьи, психотерапевтов, чтобы его страдания проникали в композиции, которыми можно поделиться с другими. «Можно петь о своем несчастье… но если души собираются вместе, им как-то удается прогнать тоску», — считает он.

Спрингстин будто вторит Гамлету, говоря, что рефлексия не должна просто помогать. Рефлексия мучает нас сомнениями. Она тормозит нас. Она не сделает из вас хорошего артиста. Но она поможет вам надолго остаться при деле. Как? Заставляя вас спокойно сидеть, когда проще было бы устроить сцену; не давая вам забыть главные для вас вопросы, для того чтобы мечта не превратилась в одержимость.

Обращая внимание на волнующие его вопросы, Спрингстин понимает и описывает в песнях жизнь других людей. «Большая часть написанного мной автобиографична», — заявляет он. И это заметно. Но не в его собственных рассуждениях, а в описаниях других персонажей, зачастую весьма лаконичных.

Боб Дилан, по его словам, открыл ему глаза на истинный облик места, в котором он жил. «Там были и тьма, и свет, пелена иллюзий спала с моих глаз», — пишет Спрингстин. Ныне покойного пианиста своей группы он называет «солнечным фаталистом» с «очень короткой дорогой от сердца до пальцев». «U2 каждый раз выступают как в последний» — эти слова применимы и к самому Спрингстину, и к его группе. Дело здесь в том, что он, как и многие другие лидеры, проявляется лучше всего, когда его взор обращен вовне. Вот что делает руководителей настоящими и позволяет полностью раскрыться.

Бродвейское шоу Спрингстина будет проходить на самой маленькой площадке из всех, на которых он выступал за последние десять лет. Это что-то новое с отзвуком старого — тех баров и танцевальных клубов, из которых ему удалось вырваться. Выбор такого места напоминает мне еще об одном, возможно, самом значительном откровении в книге, которое находится в самом ее конце.

Человек, который научил нас, что мы рождены для дороги, не говорил ничего о «том месте, куда мы так хотим попасть». Спрингстин убежден: надежда, что мы его достигнем, не пропадет, даже если мы не уверены, что оно существует. Но теперь верхом на своем мотоцикле, в дороге он до него почти добрался. 40 лет спустя, написав еще один «Born to Run», он наконец может сказать, что это место — дом. И вот зачем нам в долгосрочной перспективе нужно лидерство. Оно создает дом для наших историй. Дом, из которого нельзя уйти. В него можно только вернуться, потому что он дарит нам свободу.

Об авторе. Джанпьеро Петрильери — доцент бизнес-школы INSEAD, эксперт по организационному поведению.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ