Закладки


Поделиться

URL
***

Лидерство / Психология

Феномен Франциска

18 ноября 2014

Феномен Франциска

Сегодня под влиянием демографических изменений, прорывов в области репродуктивной медицины, феминизма и культурного приятия гомосексуалистов развитыми странами институт брака в его традиционном понимании переживает кризис. Через несколько недель по приглашению Ватикана в Рим для обсуждения этого вопроса съедутся мировые религиозные лидеры.

Начнет дискуссию Папа Франциск, и наверняка он озвучит желание участников утвердить традиционные ценности, но также признает, что среди собравшихся есть люди с самыми разными убеждениями. Это событие будет не похоже на предыдущие мероприятия такого рода: в прошлом месяце на синоде епископов, посвященном семейной жизни, глава всех католиков уже начал масштабный пересмотр концепции брака в своей собственной церкви, позволяя редкий для ватиканских кругов уровень разномыслия. Происходит преображение человеческого опыта, влекущее за собой противоречивые последствия для религиозной веры, но Папа-новатор из Аргентины держит руку на пульсе времени, помогая своей церкви — а теперь и всему миру — размышлять над когда-то неслыханными вызовами. Влияние Франциска выходит за рамки деноминации, да и религии в целом. Нынешний понтифик — это совершенно новый феномен.

В этом году журнал Fortune поставил главу Римско-Католической церкви на первое место в рейтинге пятидесяти выдающихся лидеров мира. Чему же могут научиться у необычного Папы те, кто стоит в этом списке за ним, а также и те, кто только мечтает в него попасть? Вот пять главных качеств, объясняющих то беспрецедентное положение, которое он занял на мировой арене.

  1. Франциск дает личный пример. На недавнем синоде вопрос был сформулирован так: «Способна ли католическая церковь изменить основные положения своего учения по вопросу семьи?» Всего за три недели до того, как в Вечном Городе собрались епископы, Франциск сделал многозначительный жест, когда обвенчал в Соборе Святого Петра двадцать пар, отобранных из жителей Рима. Пресс-релиз Ватикана подчеркивал, что новобрачные были «обычными парами. Некоторые уже живут вместе, у некоторых есть дети». Принять священные обеты у тех, на кого когда-то смотрели сверху вниз как на «живущих во грехе», значило порвать с суровым традиционализмом и заявить о своих ожиданиях от иерархов, собирающихся на грядущее мероприятие. «Брак — это нечто, относящееся к реальной жизни, — сказал он. — А не к вымышленному идеалу». Синод доказал, что епископы услышали это послание: вопросы семьи обсуждались с беспрецедентной открытостью. Во время церемонии бракосочетания понтифик четко показал, что ставит милосердие выше моральных норм. Это уже сказалось на общем настроении в высоких церковных кругах, хотя о формальных изменениях в церкви делать прогнозы еще рано.
  2. Читайте материал по теме: Алексей Уминский

  3. Франциск руководит, приглашая и призывая к содействию остальных. Долгие годы Евросоюз закрывал глаза на проблемы десятков тысяч доведенных до отчаяния африканских мигрантов, многие из которых бегут от ужасов войны горячих точек Черного континента. Они рискуют жизнью, пересекая Средиземное море на утлых суденышках. Их цель — заветный остров Лампедуза, самая южная часть Италии. При этом люди гибнут сотнями. В 2013 году первое путешествие, которое папа предпринял за пределы Рима, было именно на остров Лампедуза. Специально выбрав весьма драматичную обстановку, он отслужил мессу на алтаре, сделанном из перевернутой рыбачьей лодки, и помолился с тысячами мигрантов, собравшихся на футбольном поле. Как и ожидалось, СМИ показывали каждую минуту его визита, и внезапно Европа была вынуждена раскрыть глаза и увидеть, что происходит у нее прямо под носом. Гибнущие мигранты перестали быть незаметными. В течение нескольких последующих месяцев Евросоюз установил новую систему мониторинга морских вод, приняв на себя обязанности по спасению терпящих бедствие.
  4. Франциск руководит сообща. Католическая церковь — последнее административно-командное сообщество Запада, и Папа Римский мог бы внедрять нужные ему изменения, просто отдавая приказы. Однако совершенно ясно, что одна из его главных целей — трансформировать властные функции в чрезмерно централизованном аппарате церкви. Если бы он сам спускал распоряжения сверху вниз, перестройка стала бы невозможной, поскольку проблемой является командно-административная система как таковая. Главная структура управления Римско-католической церкви — Ватиканская курия, исторически скомпрометировавшая себя бюрократическая организация, раздираемая междоусобицами и борьбой за власть. Вместо того чтобы бороться с курией — этим безраздельным властелином — понтифик попросту обошел ее, создав беспрецедентную новую структуру, так называемый Совет восьми. Он состоит из восьми кардиналов, по одному от каждого крупного региона, из которых только один является членом курии. Он поручил им находиться в постоянном контакте со своими епархиями, чтобы их советы по широкому кругу вопросов отражали мнение всех слоев католического сообщества. Наиболее важно то, что Совет восьми помогает главе Римско-Католической церкви разработать новую Апостольскую конституцию, обещающую решительный пересмотр роли курии, а также гораздо более коллегиальную структуру властных полномочий. Она должна быть выдержана в духе того, что наметил Второй Ватиканский собор, который определил церковь не как четкую иерархическую пирамиду, а как людей, принявших Божью силу и народ Божий.
  5. Читайте материал по теме: Отец Георгий Кочетков

  6. При необходимости Франциск применяет и волевое решение. Одним из первых односторонних актов Папы Римского была отмена премий (исчисляемых миллионами евро), которые традиционно получали ватиканские служащие при избрании нового понтифика. Он просто раздал эти деньги. Его неожиданное решение радикально изменить папский образ жизни — отказ от апостольского дворца, лимузина, изоляции в «золотой клетке» — в конце концов стало прямым приказом кардиналам и епископам повсеместно изменить свой образ жизни. Нет больше никаких «князей от церкви». А когда дело дошло до разгребания скандалов вокруг Банка Ватикана, Франциск с легкостью заменил четырех из пяти кардиналов в наблюдательном совете. Также он ввел внешний аудит и дал понять, что, если финансовое учреждение Ватикана не станет полностью прозрачным и подотчетным, ему грозит упразднение. Тем временем ведущим консервативным критиком инициатив Папы Франциска стал кардинал Рэймонд Лео Берк, префект Верховного трибунала Апостольской сигнатуры, высшая судебная фигура в католицизме. Берк сказал, что под руководством Франциска церковь стала «как корабль без штурвала». Месяц назад Берк подтвердил слухи о том, что папа просто удаляет его с поста, переводя на должность церемониального характера. Но поскольку понтифик четко заявляет о том, что отдает предпочтение консультированию с общественностью и коллегиальности, его редкие выраженно волевые решения выглядят естественно и оказывают огромное влияние на всех.
  7. Читайте материал по теме: Десмонд Туту

  8. Франциск руководит, признавая свои ошибки. Его самые известные слова прозвучали в ответ на вопрос о священниках-гомосексуалистах. «Кто я такой, чтобы судить их?» — сказал он. Сила этого вопроса, конечно, была в его явном контрасте с обычным представлением о папском авторитете, перед мощью которого принято раболепно пресмыкаться. Долго считалось, что само положение Папы Римского делает его непогрешимым в вопросах веры и морали. Но Франциск увязывает свое отвержение триумфального морализаторства с искренним признанием, что он сам «совершил сотни ошибок, ошибок и грехов». Выставляя на всеобщее обозрение то, что он называет «благодатью стыда», он признается, что вынес множество уроков, борясь со своей «авторитарной и поспешной манерой принятия решений». Отказ понтифика от управления церковью в традиционном папском стиле четко укоренен в испытании совести смиренного человека, в готовности к самокритике.

Всех нас очень интересует, какие реформы, предложенные Папой Франциском, будут закончены. И мы даже задаемся вопросом о том, насколько безраздельно он сам предан идее глубокого преображения католической церкви, которого желают многие верующие. Можно сказать, что, пробудив надежду как внутри, так и вне церкви, при плохом исходе понтифик рискует внести еще больший упадок в религиозные и общественные настроения. Не так легко преобразовать институт, пронизанный бюрократией и догматизмом. Но Франциск уже изменил католическую церковь, поскольку в его добром, честном и уверенном образе многие видят отблеск Того, вокруг которого однажды зародилась церковь.

Читайте по теме:

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ