Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Феномены

30 апреля 2013

Рахим Хаитов. Зачем человеку иммунитет

Организм человека — слаженный оркестр, важную скрипку в котором играет иммунная система. Каковы ее функции, как ее поддерживать и что происходит, когда она дает сбой, рассказывает доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и РАМН, президент Российской ассоциации аллергологов и клинических иммунологов, директор Государственного научного центра Институт иммунологии Рахим Мусаевич Хаитов.

Что такое иммунитет?

Иммунитет в классическом понимании — это невосприимчивость к заразным заболеваниям. Но это определение устарело. Дело в том, что иммунная система организма выполняет широкий спектр функций. Если говорить в общем, она защищает от всего генетически чужеродного — от вирусов, бактерий, ­пересаженных органов, чужеродных клеток. Иммунитет защищает организм даже от его собственных клеток, если они изменились вследствие мутации. Наши клетки постоянно делятся, и при считывании такого колоссального объема генетической информации неизбежны ошибки. Некоторые ошибки приводят к тому, что на поверхности клетки возникают новые белки. Иммунная система мгновенно узнает и убивает такие клетки. Это важно, потому что часто они бывают родоначальниками раковых клеток. Помимо защиты от инфекций, от рака, иммунная система очищает организм от умирающих, старых и уже ненужных клеток.

Как функционирует иммунная система?

Иммунная система очень сложная. Я люблю сравнивать ее с нервной системой — их многое объединяет. Главный орган иммунной системы — вилочковая железа, или тимус, она находится за грудиной. Второй основной орган — костный мозг у млекопитающих и фабрициевая сумка, или бурса Фабрициуса, у птиц. Кроме того, иммунная система состоит из многих периферических образований: это лимфатические узлы, которые рассеяны по всему организму, селезенка, лимфоидные образования, расположенные по ходу всего пищеварительного тракта, в слизистых. То есть весь наш организм включает в себя участки иммунной системы.

Клетки иммунной системы подвижные, они постоянно мигрируют. Благодаря этой способности они могут выходить из органов: из тимуса выходят новообразовавшиеся Т-лимфоциты, из костного ­мозга — В-лимфоциты, они мигрируют в лимфатические узлы, в ­селезенку, в кишечник и т.д. Циркулируя, клетки общаются друг с другом. Это важно, потому что клеток на самом деле очень много: среди Т-лимфоцитов есть клетки-помощники — они включают иммунные реакции; регуляторы — они подав­ляют или усиливают иммунитет; киллеры — они убивают другие клетки, даже свои собственные. В-лимфоциты тоже подразделяются на разные классы: некоторые из них, например, вырабатывают антитела — специальные белки, которые нейтрализуют микробы, вирусы, бактерии. Есть клетки, которые узнают антигены, есть клетки, которые перерабатывают их. То есть это очень сложный процесс, в котором многие клетки взаимодействуют друг с другом.

Почему вы сравнили иммунную систему с нервной?

Клетки нервной системы распространены по всему организму — то же самое в иммунной системе. Нервные клетки взаимодействуют друг с другом посредством специальных молекул, медиаторов — то же самое тут. Удивительная способность нашей нервной системы — обучаться и запоминать. Только еще одна система на это способна — иммунная, и все. Попал в ваш организм, например, какой-то микроб, бактериальная или вирусная инфекция. Иммунная система ее узнает, обучается атаковать и уничтожает. Иммунная память часто сохраняется на долгие годы, на всю жизнь. Допустим, переболел человек какой-то инфекцией, скажем корью, и у него образовались клетки памяти, которые уходят в селезенку, в лимфатические узлы и спокойно живут там десятилетиями. И ­когда в его организм попадает тот же самый микроб, эти клетки мгновенно его узнают и начинают размножаться, поэтому вторичная реакция очень сильная и быстрая. На этом основан эффект вакцинации. Людей вакцинируют, чтобы иммунная система обучилась и была готова отразить неприятеля — инфекцию. Провакцинировали вас против гриппа, у вас образовался иммунитет, появились клетки памяти, и, если придет инфекция, вы либо не заболеете, либо легко переболеете. То же самое по отношению к другим — и бактериальным, и вирусным — инфекциям.

Люди по-разному относятся к вакцинации, а что на этот счет думает наука?

Большинство ученых-иммунологов считают, что прививаться необходимо. Несколько лет назад по телевизору была целая кампания против вакцинации. Люди перестали прививаться, и это привело к тому, что у нас снова появились болезни, которые были практически искоренены: дифтерия, полиомиелит. Я хочу вам напомнить, что всего один раздел медицины — вакцинация — спас больше жизней, чем вся медицина в целом. Раньше, когда не было вакцин, эпидемии уносили миллионы, сотни миллионов жизней. Сейчас таких эпидемий нет благодаря вакцинации. Многие инфекции взяты под контроль; на Земле больше нет оспы — она осталась только в некоторых лабораториях в пробирках. Если посмотреть национальный календарь прививок, то там сейчас 11—12 инфекций, и все они контролируются при помощи прививок. Ну и, конечно, вакцинация дает огромный экономический эффект. В США, где очень аккуратно ведут подсчет, одна лишь вакцинация от гриппа экономит миллиарды долларов ежегодно. Намного выгоднее и благоразумнее проводить профилактику болезни, чем лечить ее потом — с осложнениями, с неясным исходом.

Бытует мнение, что прививаемся мы от какого-то одного штамма гриппа, а какой будет активен — не известно.

Так было лет 10—20 назад, сегодня это никакого значения не имеет. Современные вакцины поливалентные, они содержат белки наиболее актуальных штаммов гриппа. Эпидемиологи предсказывают, какие штаммы надвигаются, и вакцинологи успевают сделать вакцину. Причем сегодня существуют новые технологии. Если раньше вирус выращивали в курином эмбрионе и вакцины получали из куриного яйца, что приводило к осложнениям, в частности к аллергии, то сейчас вирусный белок можно получать в культуре клеток — то есть это абсолютно чистый белок. Такая современная вакцина не дает осложнений. Раньше вакцина была, по сути, кашей из убитых микробов и содержала в себе 99% ненужных организму веществ, а сегодня вакцины содержат только те белки, которые необходимы для иммунитета.

Чтобы вызвать хороший иммунитет против какой-то инфекции, не нужно использовать всю бактерию или весь вирус целиком. Скажем, в вирусе гриппа десятки белков, но достаточно одного-двух — тех, которые находятся на поверхности вируса и отвечают за иммунитет, а остальные вводить не нужно. Это очень важно для борьбы, например, с раком. При помощи иммунологов разработаны препараты, соединяющие в себе лекарства и антитела против опухоли. Когда их вводят в организм, антитело, как якорь, тянет лекарство именно туда, куда нужно.

Получается, в борьбе с раком сделан существенный прорыв?

Да, конечно. Даже возникла новая область науки — онкоиммунология. Почему возникает рак? У человека с нормальной иммунной системой рака быть не должно: как только в организме появляется раковая клетка, иммунная система ее тут же узнает и убивает. Рак развивается, когда иммунитет не работает. Это бывает, если ребенок родился с врожденным иммунодефицитом, если человека облучили или подвергли длительной иммунодепрессивной терапии после трансплантации органов и тканей, или если у человека СПИД, который выбивает главные клетки иммунной системы — Т-лимфоциты. В этих случаях частота случаев заболевания раком возрастает в десятки, сотни, тысячи раз. Раковая опухоль, защищаясь от иммунной системы, подавляет ее. То есть получается, что иммунная система атакует опухоль, а опухоль — иммунную систему. И на этом фоне ее дополнительно подавляют лучевой или химиотерапией. Поэтому онкологи поняли, что нужно восстанавливать иммунную систему, и сейчас, как правило, делают комбинированное ­лечение: лучевую и химиотерапию проводят параллельно с использова­нием стимуляторов иммунитета.

И конечно, иммунологи играют важную роль в диагностике онкозаболеваний. Если у человека каждый год брать кровь и определять белок, который является маркером для какой-либо опухоли, то уже на очень ранней стадии можно узнать, есть у него рак или нет. И тогда успех лечения будет гарантирован. В медицине мало методов, которые определяли бы что- нибудь со столь высокой точностью.

Сегодня активно рекламируют иммуностимуляторы. В случае тяжелого заболевания они действительно необходимы. Но люди часто сами решают, что у них слабый иммунитет и начинают пить стимуляторы. Правильно ли они поступают?

Какие признаки ослабленной иммунной системы существуют? Самый страшный — возникновение опухолей. Другие признаки — длительные серьезные болезни, такие как воспаление легких, частые простуды: то бронхит, то насморк, то ангина. Частые — это чаще, чем 10 раз в год; 5—6 раз — это нормально. Если вы подозреваете, что ваш иммунитет не в порядке, надо его проверить. Врач-иммунолог определит, на каком уровне иммунной системы есть дефект, функции какой клетки страдают или каких клеток не хватает, и назначит препарат, который все восстановит. Принимать иммуностимуляторы без назначения врача не стоит. Если иммунная система нормальная, вмешиваться в ее работу, стимулировать ее нельзя, можно только навредить. Излишняя активация иммунных клеток может привести к нарушению работы всей системы и возникновению разных патологий, например аутоиммунных заболеваний. Это парадоксальные болезни: иммунная система, вместо того чтобы защищать организм от чужеродного, атакует собственные органы и клетки. Эти ­болезни с трудом поддаются или вообще не поддаются лечению. Кроме того, стимуляция иммунной системы может вызвать аллергии. А это настоящий бич: 30% населения России страдает аллергией, а в крупных урбанизированных центрах всего мира, таких как Москва или Лос-Анджелес, — 40%.

Откуда берется аллергия?

Сегодня известны все аллергены, все механизмы и этапы развития аллергического процесса. Почему у одного аллергия проявляется в виде бронхиальной астмы, у другого в виде дерматита, у третьего — конъюнктивита, у четвертого — ринита? Когда аллерген попадает в организм, образуются специальные антитела, которые садятся на особые клетки. Если аллерген попадает повторно, он соединяется с этими антителами, мембраны клеток разрушаются и выбрасывается гистамин. Это вызывает аллергию. Если он выбрасывается в легких, возникает бронхиальная астма, если в конъюнктиву — конъюнктивит, если в слизистую носа — ринит, если на коже — крапивница. Все это известно. Но почему у одного человека возникает аллергия, допустим, к пыльце березы, а у другого к домашней пыли, никто не знает. Я считаю, что все дело в генах — просто они еще не найдены. Как только мы найдем ген, который заведует аллергическими реакциями, можно будет разработать настоящее лечение против аллергии. Потому что все существующие сегодня лекарства лишь блокируют ее. Хотя один метод все-таки есть: аллерген вычищают, доводят до чистого белка и два-три месяца вводят больному.

И так три года. Излечение происходит в 70—80% случаев. Это своего рода вакцинация, но очень опасная, она может привести к смерти. Мы, кстати, разработали новые препараты, в которых химически связаны аллерген и иммуномодулятор. Когда их вводят, в организме вместо аллергических образуются обычные защитные антитела. И не надо три года делать по 45 инъекций — одного курса бывает достаточно. Все клинические испытания уже завершены, и, может быть, через год-два это лекарство появится в аптеках. Это будет настоящий метод лечения любой аллергии — эффективный и неопасный.

Наследуется ли аллергия?

Наследуется предрасположенность к аллергии. И это опять же говорит в пользу существования гена аллергии. Если папа болен аллергией, а мама нет, то примерно у 25—30% детей будет аллергия. Если больны оба родителя, то ребенок будет аллергиком в 80% случаев. Конечно, если он не встретится со своим аллергеном, никакой аллергии не будет.

Изменилась ли за последнее время иммунная система человека?

Функционально, структурно — нет. Но в последнее время появилось много антропогенных факторов, которые ее подавляют. Это выбросы вредных производств, выхлопы автомобилей, лекарства, антибиотики и т.д. Кроме того, человек сегодня встречается с огромным количеством новых ­веществ. Продукты тоже влияют на иммунную систему, они проходят через кишечный тракт, где очень много иммунной ткани. Появилось огромное количество аллергенов, которых не было в природе. В начале прошлого века аллергией болело 2% людей; сегодня, как я уже сказал, — 30—40%. Иммунная система узнает любой, даже искусственно синтезированный антиген и отвечает на него. И если раньше она хранила в памяти сотни антигенов, то сейчас — тысячи. Поэтому ее ­клетки стали другими. Так что какие-то изменения, конечно, происходят.

«Слабый иммунитет» — это ­научное понятие?

Наука говорит об иммунодефиците. Он может быть врожденным, когда ребенок появляется на свет с дефектами системы иммунитета. Раньше такие дети умирали в течение года. Сейчас — нет. Им вводят продукты иммунной системы, проводят заместительную терапию, и они живут. Другой вид иммунодефицита — генетический, когда у человека есть гены, обуславливающие слабую иммунную реакцию на конкретную инфекцию. Но и этот вид иммунодефицита можно обмануть: мы разработали вакцины нового поколения, которые даже у организмов со слабыми генами иммунного ответа вызывают хорошую реакцию. Бывает также приобретенный иммунодефицит — его провоцируют облучение, голодание, сильные травмы, ожоги, серьезные операции, инфекции, в том числе СПИД — болезнь, которую вызывает очень коварный ретровирус, прицельно выбивающий самые главные клетки иммунной системы человека. Сегодня о СПИДе многое известно, поэтому в ­большинстве стран — в США, в Западной Европе, в Уганде — инфекция пошла на убыль. О России, к сожалению, мы этого сказать не можем. Сегодня у нас около 600 тысяч зараженных — и это число постоянно растет.

Я слышала, что есть люди, ­невосприимчивые к СПИДу.

Есть. Известно много случаев, когда в парах один из партнеров заражен, а второй — нет. Скорее всего, это происходит по генетическим причинам, то есть существует генетический фактор устойчивости. Сейчас мы приближаемся к тому, чтобы узнать, какие гены за это отвечают. Когда это будет расшифровано, можно будет более эффективно подойти к лечению.

Насколько я знаю, вы разработали вакцину от СПИДа.

Мы разработали кандидатную вакцину — так она называется на стадии испытания. Такого термина раньше не существовало, потому что вакцины всегда очень быстро готовились. Скажем, новую вакцину против гриппа мы разработали за 10—12 лет. А вирус СПИДа очень быстро мутирует — в 1000 раз быстрее вируса гриппа, поэтому обычными способами вакцину не сделать. Но мы нашли фрагменты вируса, которые не меняются, вытащили гены, отвечающие за них, синтезировали химерный белок и соединили его с иммуностимулятором, который замещает функцию пораженных клеток и вызывает иммунный ответ, даже если этих клеток мало. Наша вакцина успешно прошла первую фазу клинических испытаний, и сейчас мы готовимся ко второй фазе — очень сложной, для которой нужны тысячи добровольцев и предприятие, готовое выпускать вакцину.

В народе говорят: все болезни — от слабого иммунитета. Это так?

Очень большое количество болезней, конечно, связано с иммунитетом: это опухоли, аллергии, инфекционные болезни, СПИД, гепатит С и даже сердечно-сосудистые заболевания. ­Недавно выяснилось, что многие болезни, считавшиеся неинфекционными, вызываются вирусами, которые живут в организме, не причиняя очевидного вреда, но в какой-то момент, когда иммунная система ослаблена, вдруг начинают атаковать сосуды, ­головной мозг, сердце. И это проявляется в болезнях этих органов: возникают атеросклероз, бляшки, инфаркты.

Правда ли, что с обычными инфекционными заболеваниями вроде гриппа организм может справиться сам?

Нормальная иммунная система вырабатывает антитела и сама нейтрализует большинство так называемых условно патогенных инфекций. Лекарства в таких ситуациях давать не обязательно. А вот если речь идет об опасных инфекциях вроде гриппа, дифтерии, кори и др., то организму, ­конечно, нужно помогать — иммунитет сам не справится.

Каким образом можно укреп­лять иммунную систему?

Как бы банально это ни звучало, надо вести здоровый образ жизни, ­избавиться от вредных привычек ­(алкоголь в больших количествах, наркотики подавляют иммунитет), правильно питаться. Очень важны белки: попадая в организм, они перевариваются, превращаются в аминокислоты, а это главный строительный материал для иммунной системы. Также организму необходимы витамины.

Наследует ли ребенок от матери иммунитет?

Иммунитет не наследуется. Когда ребенок рождается, в его крови циркулируют все те антитела, которые были у матери. (Если мать в процессе жизни болела чем-то инфекционным, в ее организме образуются антитела). Так что у новорожденного уже есть защита. Еще одну порцию антител он получает с молоком матери. Но это не иммунизация, не вакцинация. Антитела в его организме действуют недолго — пока мать кормит его грудью. Как только она отнимает его от груди — антитела выводятся из организма. Но у ребенка уже есть иммунная система. У новорож­денного она слабее, чем у взрослого, но постепенно она обучается, становится более зрелой.

Нужно ли, как сейчас принято, держать детей в стерильных условиях, ограждать их от всех контактов?

Ни в коем случае. В естественных условиях — в саду, на грядке, в траве — ребенку через рот попадают микробы, как правило, неопасные, и он таким образом вакцинируется. Держать ребенка в стерильных условиях вредно — у него не будет иммунитета. Это доказали опыты на мышах, которых содержали в стерильных камерах и кормили стерильной пищей. У них полностью атрофировалась иммунная система, и, оказавшись на воле, они погибали от безобидных инфекций, которые для животных с нормальной иммунной системой неопасны. Поэтому очевидно, что нормальный ребенок должен находиться в естественных условиях.

Любопытно, что в странах с плохой гигиеной, например в Африке, меньше аллергий. Врачи объясняют это антигенной конкуренцией. Когда иммунная система часто сталкивается с инфекциями, она много работает, защищается, и для аллергии просто не остается места. А когда мы слишком бережем ребенка, в его иммунной системе образуется много вакантных мест, которые рвутся в бой, чтобы начать реакцию на какой-нибудь антиген.

Люди привыкли бояться бактерий и все время ­придумывают новые способы борьбы с ними. Одни считают, что надо как можно чаще мыть руки, причем антибактериальным мылом, другие — что мыться нужно реже, чтобы не смыть с кожи защитный слой.

Слишком часто действительно мыться не нужно. Наша кожа — это не иммунитет, но тоже защита, первый барьер на пути инфекций. На коже есть разные защитные вещества, и вымывать их не надо. Но правила гигиены, конечно, обя­зательны. Самое грязное место на теле человека — руки, поэтому их надо мыть — перед едой, после посещения туалета, после общест­венного транспорта и т.д. Что касается мыла, то не нужно никаких новых сортов — обычное мыло прекрасно все смывает. Хирурги перед операцией моются обычным мылом и обычной водой и не применяют никаких специальных антибактериальных средств.

Все ли бактерии действительно страшны?

Есть бактерии условно патогенные — они не опасны для человека с нормальной иммунной системой, но вызывают болезни у людей со слабым иммунитетом. Есть патогенные бактерии, которые вызывают болезни, даже если иммунная система нормальная. А есть и полезные бактерии. Например, в кишечнике живет огромное количество бактерий, которые нам просто необходимы. Они участвуют в обмене веществ, благодаря им мы усваиваем витамины. У женщин в половых путях живут бактерии, которые поддерживают кислую среду и таким образом препятствуют проникновению патогенных бактерий. Очень много бактерий у нас во рту — и они тоже неопасные.


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ