Закладки


Поделиться

URL
***

Карьера / Личные качества и навыки

Современный сексизм: что о нем говорят ученые

11 октября 2017

Современный сексизм: что о нем говорят ученые

Джеймс Дамор, бывший инженер компании Google, был далеко не первым, кто заявил о том, что биологические различия между мужчинами и женщинами влияют на успех и карьерный рост (в августе СМИ сообщали о том, что он был уволен по этой причине из Googleприм. ред.). Многие люди — и даже ученые — доказывали, что эти отличия объясняют гендерный разрыв в таких отраслях, как математика, инженерное дело и наука. В 2005 году социологическое исследование Gallup показало: 21% американцев считает, что мужчины превосходят женщин по способностям к математике и естественным наукам (однако 68% опрошенных думают, что мужчины и женщины примерно одинаковы талантливы в этих сферах). Поскольку подобные споры продолжаются, нам нужно выяснить: какие выводы подтверждены научными фактами, а какие — нет.

Чтобы разобраться с этими утверждениями, нужно рассмотреть три связанных между собой вопроса: существуют ли гендерные различия в достигнутых мужчинами и женщинами результатах? Если да, есть ли доказательства, что они обусловлены биологическими различиями? Есть ли убедительные доказательства того, что причина кроется в предвзятом отношении?

Ответим на первый вопрос. Да, в таких сферах, как наука, технологии, инженерное дело и математика, среди студентов университетов больше мужчин, чем женщин. Эти различия приводят к тому, что в этих отраслях работает мало женщин. Также меньше женщин занимают высшие руководящие должности.

Но дело только в биологическом различии или нет? Конечно, различие между полами существует. Однако научно доказано: у мужчин и женщин гораздо больше общего по целому ряду параметров — от личностных качеств до способностей и склонностей, которые в большей степени определяют профессиональные успехи.

Моя бывшая коллега Джанет Хайд, специалист по возрастной психологии и гендерным различиям, изучила 46 метаисследований, проведенных в период с 1984 по 2004 годы. (Методология метаанализа позволяет изучить отдельные исследования, обобщить их, чтобы выявить средние показатели, а затем в ходе дальнейшего наблюдения получить максимально точные результаты.) Исследования, которые взяла на вооружение Хайд, изучали различия между мужчинами и женщинами в сфере когнитивных способностей, коммуникации, характера, показателей благополучия, двигательных навыков, взглядов и суждений.

Вот что выяснила Хайд. 78% исследований в ее выборке выявили незначительные различия между мужчинами и женщинами по этим показателям, некоторые из них вообще не установили различий. Это подтверждает гипотезу Хайд о гендерных сходствах: у мужчин и женщин больше общего. Существенных различий, которые обнаружила Хайд, оказалось немного. Девочкам лучше даются языки и правописание, они демонстрируют более высокие результаты в тестах на личностный показатель покладистости или чувствительности. Для мальчиков характерны более высокие оценки в показателях двигательной активности, сексуальности и агрессии. Различия есть, но большинство из них незначительные.

Но можно ли классифицировать эти различия как биологические? Или их причина — в социализации? Извечный спор — природа или воспитание — приводит к ложным выводам, потому что большая часть поведенческих реакций человека обусловлена комбинацией двух факторов — генетики и окружающей среды. Например, Дамор цитировал исследование, которое выявило гендерные отличия в личностных характеристиках у народов разных культур. Однако исследователи описывали эти различия как незначительные или умеренные и считали, что «на них в первую очередь влияет долгая и здоровая жизнь, доступ к образованию, экономическое благополучие».

Исследования, изучавшие уровень воздействия тестостерона в утробе матери, выявили значимые различия между представителями мужского и женского пола в эмпатии, агрессии и выборе игрушек. Однако не было обнаружено существенных различий в способностях и в характеристике доминирование/напористость. Получается, доказательств влияния биологических различий на успехи в работе практически нет. Вряд ли можно объяснить преобладание мужчин в научно-технической сфере их слабой эмпатией, высоким уровнем агрессии и выбором игрушек. Исследования по лидерству утверждают, что как раз недостаток эмпатии и высокий уровень агрессии, наоборот, снижают шансы человека стать успешным, а не помогают ему.

В то же время есть множество доказательств тому, как среда влияет на гендерные различия в обществе. К примеру, анализ исследований, посвященных гендерному разрыву в баллах по математическим тестам, показывает: небольшая разница со временем снижается. Прежде всего это проявляется в странах, где равенство полов соблюдается меньше всего. Что касается культур, где доминируют женщины, то там представительницы прекрасного пола более склонны к соперничеству, чем мужчины. Все больше женщин хотят добиваться успеха и занимать руководящие посты. Таким образом, гендерный перекос скорее обусловлен общественными проблемами, нежели биологическими.

Данные других исследований опровергают идею о том, что женщины по своей природе предрасположены занимать более низкие должности. Метаанализ 95 исследований показал: обычно окружающие оценивают женщин как более эффективных лидеров по сравнению с мужчинами. Эта закономерность стала очевидной после 1996 года. (До 1982 года мужчины оценивали себя как более эффективных руководителей по сравнению с женщинами.) Приведенные данные дают нам некоторое представление о влиянии гендерных ролей (поскольку женщины склонны оценивать себя как менее эффективных лидеров) и социальных изменениях (поскольку тенденция со временем угасает).

Доказательства биологических различий слишком слабы, чтобы объяснить преобладание мужчин на руководящих постах и в научно-технической сфере. Давайте проведем анализ и ответим на вопрос, насколько они убедительны.

Ряд исследований показал, что работодатели действительно предвзято относятся к женщинам и меньшинствам. В качестве инструмента, который помог бы выявить, как люди реагируют на разных кандидатов с одинаковой квалификацией, использовали резюме. Например, преподаватели университета оценивали идентичные заявки от вымышленных студентов женского и мужского пола. Когда на анкете было указано мужское имя, преподаватели оценивали кандидата как более компетентного и более подходящего на вакансию по сравнению с кандидатом-женщиной. Также они предлагали кандидату-мужчине более высокую зарплату и большую поддержку в профессиональном развитии. Преподаватели считали женщин менее компетентными, находясь в плену предубеждений, и ставили им более низкие оценки. Значимость результатов данного исследования варьировалась от умеренной до высокой — в отличие от исследований, изучавших гендерные различия. Многие ученые пришли к одинаковым результатам — не только в отношении найма сотрудников, но и в вопросах продвижения по служебной лестнице, оценки результатов деятельности, признания за хорошую работу и распределения по проектам.

Этот набор исследований также показывает, почему поддержка «чистой меритократии» — вместо стремления к разнообразию — не помогает компаниям справиться с предубеждениями. Компании, которые привержены идее продвижения по заслугам, еще более предвзяты по отношению к женщинам. Эксперименты доказывают: в организациях, устроенных по принципам меритократии, люди на руководящих постах отдают предпочтение при прочих равных мужчинам, назначая им более высокое вознаграждение. Автор исследования предполагает, что провозглашение идей меритократии дает начальникам «моральную индульгенцию» (они убеждены, что уже и так многое сделали для равноправия полов, и оправдывают этим свои несправедливые решения) или искажает восприятие собственной объективности, что ущемляет права женщин.

Призывы к меритократии и отрицание факта, что неравенство на рабочем месте все еще существует, — это по сути своей сексизм. Однако сейчас он принял иные формы: считается, что дискриминация женщин — дело прошлое. А на самом деле мы видим неприязнь к женщинам, которые заявляют политические и экономические требования, и негодование по поводу особых привилегий для них. Примечательно, что люди, разделяющие такие взгляды, не считают их несправедливыми. Более того, они приходят к выводу, что малое количество женщин на руководящих позициях — результат их личного выбора или недостатков, но никак не результат дискриминации.

В своей служебной записке Дамор написал: «Нужно прекратить связывать гендерный разрыв с сексизмом. Мы считаем, что у людей добрые намерения». Но гендерный разрыв на работе действительно объясняется сексизмом, точно так же как расовые различия объясняются расизмом. Поддержка меньшинства вовсе не означает несправедливого ущемления большинства. Нам нужно нечто большее, чем благие намерения, чтобы изменить предвзятое поведение.

Мы все хотим установить справедливые правила игры. Но нужно подумать, как сделать их справедливыми для всех.

Об авторе. Стефани К. Джонсон — адъюнкт-профессор менеджмента и предпринимательства в Школе бизнеса Лидса при Колорадском университете. Занимается проблемами лидерства и разнообразия, изучает, как предубеждения влияют на оценку руководителей и какие стратегии помогают в этом. Автор 40 научных статей.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ