Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Феномены

Китай пока еще не готов стать глобальным лидером

14 января 2015

Китай пока еще не готов стать глобальным лидером

Китайское экономическое чудо последних тридцати пяти лет отрицать невозможно. Страна стала самой большой экономикой в мире, хотя она все еще серьезно отстает от глобальных лидеров по ВВП на душу населения. Работая в Китае, в течение последних пяти лет мы все чаще встречаем высокопоставленных чиновников и бизнесменов, которые с уверенностью заявляют, что звезда США как сверхдержавы закатывается, а глобальным лидером в XXI веке будет Китай. В пользу этой заманчивой теории говорит немало фактов. Но и сложностей с ней немало — и, по-нашему мнению, нет никакой гарантии, что именно так и произойдет.

В краткосрочной и среднесрочной перспективе мы видим серьезные барьеры на пути Китая к прогрессу. Хотя в Поднебесной сделаны первые простые шаги по экономическому переориентированию, дальнейшее продвижение осложнено весьма существенными препятствиями.

Хозяйственно-экономическая динамика является хоть и необходимым, но отнюдь не достаточным условием для мирового господства. Китайская экономика действительно переживает огромный рост, и краткосрочные прогнозы ее развития выглядят оптимистично, даже несмотря на наступившие в мире тяжелые времена. Однако перед страной стоят серьезные проблемы: от утечки мозгов и недовольства населения экологической обстановкой и коррупцией до сотен миллионов рабочих-мигрантов без прописки, которые являют собой целую армию граждан второго сорта в каждом крупном китайском городе.

Еще одну, возможно, даже более важную проблему мы видим в действиях китайской элиты и номенклатуры. Что можно сказать о государстве, чьи высокопоставленные граждане посылают свое богатство и детей за границу? Что означает положение, когда семейные и корпоративные финансы вкладываются в американскую, канадскую и британскую недвижимость? Как можно трактовать то, что в канадские инстанции поступает столько просьб о предоставлении гражданства от богатых китайцев, кто канадцы недавно попытались ограничить их количество?

Читайте материал по теме: Жесткие правила Китая или смена мирового экономического порядка

В стране, претендующей на глобальное лидерство, не должно быть так, что самые успешные граждане в первую очередь выбирают для своих детей иностранное образование. Сегодня по крайней мере 275 тысяч молодых китайцев учатся в американских университетах, и еще 160 тысяч получают образование в Европе. Множество китайцев записаны в лист ожидания лучших европейских и американских школ. Реагируя на эту ситуацию, международные учреждения среднего и высшего образования открывают в Китае многочисленные филиалы (например, как лондонская школа Harrow, даже под собственным именем). И, хотя в Китае сейчас учится 300 тысяч иностранных студентов, влияние Поднебесной скорее региональное: большинство учащихся приехали из Кореи, Вьетнама и Японии. Рейтинги китайских университетов неуклонно растут, но пока что ни один из них ни по какому параметру не вошел в сорок лучших. Обобщая, можно сказать, что в сфере образования стране еще предстоит большая работа.

В международной конкурентной борьбе китайские университеты и институты встречаются с реальными проблемами и препятствиями. Два года назад при посещении университета Циньхуа и Пекинского университета (двух ведущих вузов страны) председатель КНР Си Цзиньпин недвусмысленно заявил, что главная их задача — готовить будущих руководителей правящей Коммунистической партии. Также он дал понять, что влияние ее на высшее образование должно возрастать, а не уменьшаться. В последнее время профессура китайских университетов столкнулась с серьезными ограничениями тем, которые могут подниматься как в аудиториях, так и в индивидуальных разговорах со студентами. Правительство сформулировало концепцию «семи табу» — списка вопросов и тем, которые нельзя обсуждать со студентами. Например, преподавателям запрещено говорить об ошибках Коммунистической партии — и на лекциях, и в личных беседах. Они не имеют права обсуждать преимущества разделения судебной и исполнительной власти. Им не следует затрагивать темы прав человека, свободы прессы или гражданского общества. Им нельзя даже распространяться на тему того, подпадает ли Коммунистическая партия Китая под «конституционное правление», прописанное ей самой в Конституции 1982 года. Влияние всех этих запретов на учебный дискурс и атмосферу в аудиториях огромно.

Читайте материал по теме: Китай: мифы и реальность

Каковы другие индикаторы мирового господства? По нашему мнению, лидирование на международной арене невозможно, если национальная валюта изолирована от внешнего мира и не является конвертируемой. (Возможно, это самая незначительная проблема, в решении которой уже наблюдается некоторая положительная динамика).

А еще нелегко быть лидером при строгом контроле деятельности субъектов в интернете, а также при постоянном подразумеваемом недоверии к своим собственным гражданам. Слежку и цензуру в интернете можно обойти, но очевидное беспокойство властей явно не на руку имиджу мирового лидера.

И последнее. У того, кто претендует на ведущее положение, должна быть некая нравственная миссия, которую он несет всему миру. В эпоху Мао Цзэдуна у Китая были амбиции возглавить так называемый «третий мир» на пути, отличавшемся как от американского, так и от советского. Но в сегодняшней Поднебесной такого послания не наблюдается. Приобретение несметных богатств не может быть идеологией. Концепция «китайской мечты», по большей части укорененная в материальном процветании и власти, неспособна воодушевить окружающих. Официальная цель — «социализм с китайской спецификой», но проповедующие его аккуратно обходят всякое описание того, что конкретно эта специфика подразумевает, кроме важной роли государственных предприятий в экономике.

Читайте материал по теме: Думать по-китайски

В ближайшие два десятилетия решать эти вопросы будет непросто. Но это вовсе не означает, что это невозможно. Достаточно вспомнить США начала XX века (где женщины не могли голосовать, на Юге действовали расистские законы Джима Кроу, а контроль за производством пищи и лекарств фактически отсутствовал), чтобы понять, какие изменения в общественных установках и институтах могут произойти за достаточный период времени.

Нам не так уж трудно представить себе, что именно эти изменения и произойдут в Китае в ближайшее столетие, если обстоятельства сложатся удачно. Однако в настоящий момент бурные дискуссии о будущем Поднебесной в континентальной ее части идут лишь в подполье. В Гонконге и Тайване, как показали события последних месяцев, обсуждение идет открыто и тоже весьма горячо. Когда подобные дебаты станут достоянием всего китайского общества, когда их можно будет ожидать и планировать, тогда (и только тогда) мы поверим, что Китай дорос до подлинного лидерства.

Читайте по теме:

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ