Закладки


Поделиться

URL
***

Лидерство / Эмоциональный интеллект

Счастье и отсутствие негативных эмоций — это не одно и то же

08 сентября 2015

Счастье и отсутствие негативных эмоций — это не одно и то же

Счастье мучительно ускользает почти от всех нас. Оно словно туман — издали густой, обладающий формой, но приблизься, и частицы рассеются, окажутся неуловимыми, хотя и окружают тебя со всех сторон.

Мы так много значения придаем погоне за счастьем, но если остановиться и задуматься, то станет ясно: мы гонимся за неведомым без всякой надежды поймать.

И я тоже всю жизнь за исключением последних шести лет лихорадочно, бессмысленно гналась за счастьем. Мы жили в Калифорнии, в Сан-Хосе, с мужем Джимом, с двухлетним сыном и ждали второго ребенка. С виду все прекрасно, однако я перестала находить в этой жизни радость. Но и собственное недовольство пробуждало во мне чувство вины: очень уж типичные проблемы сытого «развитого мира».

А в сентябре 2009 год мой мир начал рушиться. Джим во время одной из своих многочисленных поездок по миру заболел сперва свиным гриппом, к нему присоединилась лихорадка Западного Нила, а потом и синдром Гийена-Барре — иммунная система была разрушена.

Джим не боялся смерти. Но я испугалась.

Когда нам сказали, что болезнь отступает и Джим выиграл этот бой, мы вздохнули с облегчением. Но потом выяснилось, что Джим еще долго — может быть, год, а то и дольше — не сможет ходить, и мы снова забеспокоились. Этот прогноз означал, что с его профессиональной карьерой игрока в лакросс покончено. А как же оплачивать медицинские счета, сможет ли Джим полноценно участвовать в воспитании двух малышей?

До рождения ребенка оставалось два месяца, у меня не было времени как следует обдумать ситуацию. Но у Джима времени оказалось очень много. До тех пор он вечно мчался на огромной скорости, не только по игровому полю, но и по жизни, а в больницы минуты тянулись, словно часы. Часть времени занимала физиотерапия, но он нуждался также и в психологической поддержке.

Он обратился к друзьям в социальной сети с просьбой подсказать ему книги, которые помогли бы его душевому исцелению. Советы хлынули рекой. Ему присылали и книги, и аудиозаписи с пояснениями, как тот или иной текст «помог» в тяжелой ситуации, как благодаря ему люди справлялись со своими проблемами.

Целыми днями Джим читал мотивационные книги из списка Тони Роббинса и Опры Уинфри и смотрел выступления в TED — например, рассказ Джил Болте о последствиях инсульта. Он вдумывался в духовные книги Дипака Чопры и Далай-Ламы, а также изучал научные статьи и книги о счастье и благодарности таких авторов, как Мартин Селигман, Шон Эйчор, Соня Любомирски и многих других.

Благодарность оказалась ключевой темой всей этой литературы, в которой научные работы соседствовали с личными историями и «пособиями по успеху». И Джим завел собственный «дневник благодарности». Он проникся глубочайшей благодарностью — к тем, кто менял ему белье, к родным, которые приносили ему горячий обед, медсестре, находившей для него доброе слово, к физиотерапевтам, которые дополнительно занимались с ним в свое свободное время. Как-то раз они сказали ему, что уделяют ему дополнительное время именно потому, что чувствуют его благодарность.

Он просил меня участвовать в этой работе, и я видела, как он старается выздороветь, с каким трудом это дается, и я тоже старалась настроиться на позитив, когда приходила в его палату из большого внешнего мира. Не всегда я справлялась, и порой мне становилось больно именно оттого, что нельзя сломаться и поплакать, но вскоре я увидела, как быстро он поправляется. И хотя мы шли к выздоровлению разными путями, эти дороги в итоге сошлись. Или это я «пришла в себя».

Было трудно, было страшно, но когда Джим вышел из больницы, опираясь на костыли (от инвалидной коляски он решительно отказался) — и всего через полтора месяца после того, как его увезли на скорой, мы поняли, что его выздоровление не просто счастливый случай.

Среди книг, поднявших Джиму настроение еще в больнице, на первом месте — «Путь к процветанию» Мартина Селигмана. Психолог, бывший президент Американской психологической ассоциации, создал аббревиатуру PERMA, которая стала зерном для множества исследований позитивной психологии во всем мире. Эта аббревиатура означает пять компонентов, необходимых для длительного удовлетворения:

  • P — Позитивные эмоции (Positive Emotion): покой, благодарность, удовлетворение, удовольствие, вдохновение, надежда, любопытство и любовь подпадают под эту категорию.
  • E — Вовлеченность (Engagement): раствориться в проекте или какой-то миссии, когда человек настолько увлечен, что время «исчезает».
  • R — Отношения (Relationships): люди, у которых есть полноценные, позитивные отношения, счастливее тех, у кого таких отношений нет.
  • M — Смысл (Meaning): смысл рождается в служении делу большему, чем мы сами. Будь то религия или какая-то помощь людям, каждому нужно обрести в жизни такой смысл.
  • A — Достижения (Accomplishment/Achievement): для полной удовлетворенности нам нужно к чему-то стремиться, становиться лучше.

Постепенно мы сумели интегрировать эти пять принципов в свою жизнь. Джим вернулся в университет, который когда-то закончил, и занялся нейробиологией, а вскоре мы открыли Plasticity Labs и стали передавать свой опыт достижения счастья другим. В нашу жизнь вошли сочувствие, благодарность и смысл. Грусть ушла.

Так что когда я сталкиваюсь со скептическим отношением к позитивной психологии, я воспринимаю это очень лично. В чем проблема у критиков? Не хватает благодарности? Отношений? Смысла? Надежды?

Часть проблемы заключается в том, что СМИ и поп-культура упрощают саму концепцию счастья, а в итоге мы его отбрасываем как нечто выдуманное (или надуманное?). Доктор Ванесса Буоте, специалист по социальной психологии, в письме ко мне сформулировала ситуацию так:

Одно из главных заблуждений, будто счастье — это постоянная радость, бодрость и удовлетворенность, улыбка, намертво приклеившаяся к лицу. Но вовсе нет: счастье, богатая и полноценная жизнь возможны, лишь когда принимаешь все — и плохое, и хорошее — и учишься из бед также извлекать смысл.

Недавнее исследование гарвардского ученого Джорди Квойдбаха «Эмоциональная диверсификация и эмоциональная экосистема» показало, что для умственного и физического благополучия необходим весь спектр эмоций, как позитивных, так и негативных».

Мы не только неверно определяем счастье, мы еще и неправильно выбираем путь к нему. Шон Эйчор, исследователь и коуч, автор статьи «Кто хорошо живет, тот хорошо работает», говорил мне, что большинство людей неправильно представляют себе счастье: «Главное заблуждение всей индустрии счастья — будто оно цель, а не средство. Нам кажется, главное — получить желаемое, и вот оно, счастье. Но наш мозг устроен совсем по-другому.

Эту мысль развивает и Буоте: «Мы стремимся к счастью, как к главной своей цели, забывая, что гораздо важнее само путешествие: нужно искать те занятия, которые дают нам счастье, и регулярно в них погружаться, чтобы жизнь была полна до краев».

Иными словами, никто не бывает счастлив в погоне за счастьем. Счастье возникает тогда, когда мы перестаем о нем думать, наслаждаемся текущим моментом, растворяемся в важном проекте, движемся к высокой цели, помогаем тому, кто нуждается в нас.

Читайте материал по теме: Когда для полноты счастья нужны четыре работы

Здоровая позитивность не требует подавления искренних чувств. Счастье — не отсутствие страдания, а способность его вынести. Счастье не следует отождествлять с радостью, с восторгом: счастье подразумевает удовлетворенность, примиренность с собой и эмоциональную гибкость, позволяющую переживать весь спектр эмоций. Некоторым моим коллегам в компании довелось пройти через страх и депрессию, кто-то пережил посттравматический стресс. Одним пришлось иметь дело с тяжелыми душевными заболеваниями в семье, других это миновало. Мы открыто делимся своим опытом и переживаниями. Или не делимся — так тоже можно. У нас в компании можно плакать. Можно плакать и от горя, и от радости.

Сегодня в поисках «свежего взгляда» некоторые люди заявляют даже о вреде счастья. Суть упражнений, поддерживающих душевную и эмоциональную стабильность, не в том, чтобы приклеить к лицу улыбку или устранить даже мысль о проблемах, а в том, чтобы справляться со стрессорами. Это такой марафон: кто не тренируется, тот его попросту не пробежит.

Пока Джим был в больнице, я могла воочию видеть изменения в нем: сначала небольшие, а потом вдруг глобальные — и я увидела дар благодарности и счастья. Они вернули мне Джима. Говорите, счастье вредно? Ничего, я рискну.

Читайте по теме:

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ