Бизнес и общество / Наука

«Манипулировать проще, когда нет плюрализма мнений»

«Манипулировать проще, когда нет плюрализма мнений»

|25 октября 2018|Юлия Фуколова

Каждый руководитель обладает властью, но есть разные способы добиться подчинения. О том, что такое власть, на чем она базируется, кто правит в государстве и в городских сообществах, рассказывает доктор философских наук, профессор департамента социологии НИУ ВШЭ Валерий Ледяев.

HBR — Россия: Власть — понятие многогранное. Как его объясняют ученые?

Ледяев: Есть разные трактовки. Согласно одной из них, власть — это господство, доминирование, «власть над». То есть отдельные люди или группа доминируют над другими в своих интересах, и между ними часто возникает конфликт, потому что никто не хочет подчиняться. В русле этой традиции я написал текст для «Большой советской энциклопедии». Главному редактору формулировка не понравилась: «У вас очень мрачная картина. А как же власти, которые стараются ради народа, поддерживают принципы справедливости?». Я ответил, что «власть над» не обязательно озна­чает «власть против». Конечно, есть и другие подходы. У Толкотта Парсонса, одного из самых известных социологов XX века, власть означает возможность добиться, сделать что-то («власть для»). Власть реализует волю социума, всегда легитимна и действует во благо. Но в науке чаще используется первая трактовка. Да и в русском языке власть ассоциируется со словами владычество, владыка, владеть, а не сделать что-то. В итоге в энциклопедии осталась моя формулировка.

В каких формах проявляется власть?

До середины XX века исследователи связывали власть с принятием решений. Какая-то группа иници­ирует решения, которые ей выгодны, и они принимаются. Позже стали считать, что власть — это не только принятие решений, но и контроль за повесткой. Непринятие решений (по-английски nondecision-making) имеет место, когда какие-то вопросы не допускаются в политическое пространство. Например, в обществе давно обсуждают референдум по земле, но власти не включают этот вопрос в повестку. Влияние на формирование сознания — это тоже форма власти. Субъекты власти пропагандируют определенный набор ценностей, представлений и норм в соответствии со своими интересами и принципами. Общество принимает идеологию и соглашается с предложенной системой ценностей. Например, школьная программа формируется не сама по себе, а находится под влиянием идеологических установок. Сегодня преобладают «державные» установки: мы великая держава, у нас есть внешние враги и проч. В 1990-е годы, если помните, продвигался другой набор ценностей — свобода, демократия и т. д.

Власть всегда связана с насилием над личностью?

Не всегда. Я выделяю шесть форм власти. Есть сила — воздействие на физическое бытие объекта. Например, человека сажают в тюрьму. Есть принуждение — подчинение с помощью угрозы применения силы. Например, человеку угрожают, он испытывает страх и выполняет то, что от него хотят. Но у силы и принуждения есть серьезный недостаток — никто не хочет, чтобы к нему применяли физическое воздействие, поэтому субъект и объект находятся в состоянии конфликта. Но существуют и другие формы власти, прямо не связанные с насилием.

То есть люди подчиняются добровольно?

Еще одна форма власти — побуждение. Человеку можно посулить деньги или другие блага, и он будет подчиняться. В этом случае отношения между субъектом и объектом менее конфликтны. Именно так действуют работодатели. Но надо иметь в виду, что субъекту все равно не хочется выполнять указания, то есть без оплаты он это делать не будет.

Существует также власть в форме убеждения. Если у вас есть знания, информация, умение использовать рациональные аргументы, то вы можете убедить других людей делать то, что они изначально делать не собирались.

Политики часто пользуются убеждением, но на самом деле манипулируют людьми в своих интересах.

Между манипулированием, то есть скрытым влиянием, и убеждением есть разница. Например, если лидер коммунистов искренне верит в идеалы коммунизма и внушает людям веру в светлое коммунистическое будущее, это можно считать убеждением. А если он сам в него не верит, но убеждает других — это манипуляция. Здесь есть тонкий момент: когда политики и пропагандисты часто воспроизводят одно и то же, то в итоге сами начинают верить своим словам. Манипулировать проще, когда в социуме нет плюрализма мнений, СМИ монополизированы, информацию искать трудно.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/nauka/781795

2018-10-25T06:00:00.000+03:00

Thu, 25 Oct 2018 10:44:33 GMT

«Манипулировать проще, когда нет плюрализма мнений»

Интервью с доктором философских наук Валерием Ледяевым

Бизнес и общество / Наука

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/7f/u6m9t/original-134a.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия