Лидерство / Дело жизни

«Роботы никогда не заменят хирургов»

«Роботы никогда не заменят хирургов»

|27 ноября 2018|Юлия Фуколова

Как совмещать медицинскую практику и управление, скоро ли роботы заменят хирургов и почему люди стали чаще болеть раком — об этом рассказывает главный онколог департамента здравоохранения Москвы, директор Московского клинического научного центра имени А. С. Логинова Игорь Хатьков.

HBR — Россия: Почему вы решили стать врачом?

Хатьков: В школе мне больше всего нравились физика и математика, английский язык. Я рассматривал МГУ, МФТИ, но в итоге остановился на медицине — мой родственник учился на врача, и я общался в этом кругу. А когда поступил в Саратовский мединститут, мне сразу стало интересно, ни о чем другом больше не думал. На четвертом курсе надо было выбирать специализацию. Мне нравились терапия, кардиология, но очень важно встретить человека, который откроет для тебя что-то новое. Таким человеком для меня стал хирург в клинике, в которую я пришел на практику. Днем я учился, по ночам пропадал на дежурствах и в итоге нашел свою специальность.

Вы сегодня в одном лице практикующий врач, ученый и руководитель. Какой из этих сфер уделяете больше внимания?

Наверное, превалирует управленческая деятельность — как руководитель я должен развивать наш центр. Наука занимает меньше времени, но эта сфера не менее значима. Если в лечебном учреждении нет научной составляющей, оно превращается в рядовую больницу. Наши сотрудники ведут научную работу, пишут статьи, в результате индекс Хирша у нашего центра один из самых высоких среди медицинских учреждений. А что касается лечебной практики, то я считаю, что ее бросать нельзя. Я начинал как хирург, продолжаю оперировать и сейчас. В среднем три-четыре серьезные онкологические операции в неделю, каждая длится несколько часов.

Вы также главный онколог в Москве. Что это за должность, как на нее попадают?

Департамент здравоохранения Москвы еще с советских времен приглашает врачей самых разных направлений в качестве консультантов. Это работа на общественных началах, и на должность обычно назначают профессоров, ученых, практикующих врачей с большим опытом, которые понимают, как должны быть организованы соответствующие службы. Например, в онкологии есть три основных направления — хирургия, химиотерапия, лучевая терапия, поэтому в Департаменте здравоохранения есть главный онколог, помощник по химиотерапии и главный специалист по лучевой терапии.

Чем занимаются внештатные консультанты?

Анализируем статистику, результаты лечения. Знакомство с лучшими мировыми практиками и понимание организационной структуры соответствующих служб дает нам возможность предлагать идеи, как лечить лучше. Например, во всем мире стараются централизовать оказание медицинской помощи, накапливая и максимально концентрируя материальные и интеллектуальные ресурсы. В частности, создают высокопотоковые центры, через которые проходит много больных. В таких центрах врачи получают хороший опыт, быстрее набивают руку, максимально задействуют дорогое оборудование. Получается и качественнее, и дешевле. Недавно к нам приезжал китайский профессор, который в год проводит более тысячи операций на желудке. Спрашиваю: «А сколько у вас коек в клинике?». Шесть тысяч, отвечает. «А сколько жителей в регионе, на который работает эта клиника?». 12 миллионов. Мы тоже идем по этому пути, укрупняя медицинские учреждения.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/liderstvo/delo-zhizni/787528

2018-11-27T17:17:54.505+03:00

Thu, 29 Nov 2018 11:22:53 GMT

«Роботы никогда не заменят хирургов»

Онколог Игорь Хатьков о том, как совмещать медицинскую практику и управление

Лидерство / Дело жизни

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/96/15vcbv/original-1i9j.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия