Спросите у народа, как им лучше править

Спросите у народа, как им лучше править
27 октября 2020| Иван Сорокин

Рецензия на книгу Григория Юдина «Общественное мнение, или Власть цифр». Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2020.

В российской культуре никогда не было недостатка политических шуток, анекдотов, карикатур, а в последние лет пятнадцать еще и мемов. Более того, существует немало воспоминаний, описывающих юмор как чуть ли не единственную форму общественной оценки политических реалий в известные периоды российской истории XIX и XX веков. Довольно много шуток так или иначе касается цифр, характеризующих популярность разных политиков и их решений, — или даже конкретных результатов выборов: можно быть уверенным, что упоминание «146%» в разговоре с человеком старше, скажем, двадцати пяти лет, вызовет определенные коннотации. Влиятельность соцопросов внутри российского культурного дискурса парадоксальна, ведь кажется, им никто не верит — по крайней мере, если речь идет о глобальных вопросах, а не о частностях, вроде решений о судьбе конкретного памятника архитектуры или отношения к цитате ньюсмейкера. Как же получилось, что в стране, где бытует шутка «есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика», очевидным образом намекающая на подгонку соответствующих данных при обработке, опросы остаются мощнейшим инструментом политической игры?

Книга социолога и философа Григория Юдина, выпущенная в серии «Азбука понятий» Европейского университета в Санкт-Петербурге, не только помогает разобраться с ответом на этот вопрос, но и дает почву считать, что в грубой и, казалось бы, оскорбительной для занимающихся количественными методами в социальных науках ученых шутке про ложь и статистику, увы, есть своя правда. Правда, возможно, не в том смысле, в котором мы привыкли это воспринимать. Юдин показывает, что даже идеально выстроенный с точки зрения методики опрос будет скорее формировать общественную повестку, чем отражать ее; будет поселять в головах респондентов формулировки, а не вычленять и формулировать общественные проблемы — и в этом плане ложь состоит не в некорректно поставленных опросах или неверном отображении результатов, а в самом понимании «общественного мнения». Глава за главой автор переводит соцопросы из области социологии в сферу политтехнологий. Это кажется парадоксальным, но здесь есть определенная игра со словами: прилагательное «социо­логический» приклеилось к «опросам» в русском языке, чтобы показать, что этот термин принадлежит не «поллстерам» с их сомнительной репутацией, а престижной социологической науке. В других языках такой отсылки нет.

Несмотря на то, что математическая статистика (через определение корректной выборки) и социология действительно могут создать более корректную методологию расспрашивания, это не гарантирует адекватной репрезентативности намерений общества. «Сегодня это трудно себе представить, но всего сто лет назад никому не пришло бы в голову, что общественное мнение — это в первую очередь цифры. О нем думали совсем иначе, и потребовалась настоящая технологическая революция, чтобы опросы вошли в нашу жизнь и навсегда изменили политику. Она произошла во второй половине 1930-х годов, и совершил ее американец Джордж Гэллап», — пишет Григорий Юдин. «Может показаться удивительным, но социологическая наука не занимается исследованиями общественного мнения и, более того, регулярно выступает с резкой критикой таких исследований», — продолжает он.

В своем стремлении даже не разоблачить, а скорее показать глубинную природу опросов он существенную часть текста посвящает истории понятия «общественное мнение». В книге представлен буквально весь политический и временной спектр трактовок этой темы: от Платона до здравствующего Юргена Хабермаса и от классика либерализма Джона Милля до Михаила Бакунина. В целом в их трактовках очень мало общего. Но есть кое-что, в чем почти все философы и ученые сходятся, — и это отсутствие прямой связи «демократичности» политического режима и наличия в нем свободных выборов в либеральном понимании конца XX века.

На протяжении столетий параллельно и относительно мирно сосуществуют «демократическое» и «буржуазное», оно же «элитарное», общественное мнение. Первое, берущее начало в философии Руссо, означает приоритет общей воли: народ всегда прав, поскольку понимает, в чем состоит его собственное благо. Преклонение перед народом автоматически подталкивает Руссо к тому, чтобы с подозрением относиться к избыточному умствованию и рефлексии, зато ценить обычного человека, простака.

Параллельно с этим тоже в XVIII веке в публичной сфере появляется совершенно иная трактовка понятия публичного мнения: воззрения и взгляды просвещенной публики, сформированные в результате обмена ра­зумными аргументами. По целому ряду признаков буржуазная концепция общественного мнения принципиально расходится с демократической версией Руссо, но, пожалуй, главный и наиболее удручающий вывод Юдина — в том, что выборы не могут считаться отражением «общественного мнения» ни в его демократическом, ни в элитарном понимании.

Юдин проводит параллель между проводимыми «поллстерами» современными опросами и древнеримской традицией уличных аккламаций, голосового одобрения решений правителя — фактическим подтверждением чужой политической воли без деятельного участия потенциального актора-­респондента. Есть прямая связь наличия воли с тем, насколько большой политический вес придается цифрам и статистике в общем и насколько сильно они влияют на поведение исполнительной власти, — пишет автор, убедительно показывая, что увеличение числа опросов говорит не о демократизации общества, а об усилении государственного контроля за поведением граждан. В этом плане для Юдина нет принципиальной разницы между соцсетями и «Активным гражданином»: и то, и другое — это аналог тюрьмы-паноптикона, где «всевидящее око» убеждает человека в том, что действие можно заменить мнением. «Опора на опросы общественного мнения не только не способствует, но и прямо противоречит подлинным формам демократического правления — дебатам, дискуссиям, коллективному само­управлению, демонстрациям, революциям и вообще любым видам организованного коллективного действия», — пишет автор.

Об авторе. Иван Сорокин — доцент МГУ им. Ломоносова.

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/844078

2020-10-27T13:04:53.259+03:00

Tue, 27 Oct 2020 10:04:53 GMT

Спросите у народа, как им лучше править

Рецензия на книгу Григория Юдина «Общественное мнение, или Власть цифр»

Бизнес и общество / Феномены

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/87/zrhwr/original-1acm.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия