Ирина Поткина. Предприниматели: класс, изменивший Россию | Harvard Business Review Russia
Феномены

Ирина Поткина. Предприниматели: класс, изменивший Россию

Анна Натитник
Ирина Поткина. Предприниматели: класс, изменивший Россию

image

До 1917 года в России активно развивалось предпринимательство. Купцы, промышленники, банкиры влияли на многие сферы жизни страны и определяли ее будущее. Хотя эта тенденция характеризовала большинство государств, у нас она имела свои особенности. О развитии предпринимательства в дореволюционной России рассказывает доктор исторических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Ирина Викторовна Поткина.

Когда ученые начали изучать предпринимательство?

Во второй половине XIX века, когда оно стало принимать большой размах и играть существенную роль в экономической жизни государств. Тогда начали появляться научные труды, авторы которых пытались осмыслить феномен предпринимательства и ответить на вопрос, почему люди стали брать на себя инициативу по созданию предприятий и менять облик страны. Так постепенно в рамках экономической истории складывалась дисциплина, получившая название «история предпринимательства». Она была описательная, основное внимание уделялось биографиям известных бизнесменов и истории успешных династий. Подлинно научный статус она приобрела в ХХ веке, во многом благодаря первой в мире кафедре истории бизнеса, открытой в 1927 году при Гарвардском университете.

Если на Западе история предпринимательства развивалась поступательно, то у нас нет. Из-за резкой смены идеологии представители торгово-промышленного класса надолго ушли из поля зрения исследователей.

На чем основываются исследования в этой области?

Главный источник — делопроизводственная документация фирм. На рубеже XIX—XX веков на ее основе стали писать так называемые представительские материалы. Это богато иллюстрированные и зачастую снабженные аналитическими статьями альбомы, выпущенные к юбилею фирмы и рассказывающие о ее истории. Такие альбомы издавали предприятия Нобелей, Прохоровская Трехгорная мануфактура, парфюмерная фирма Генриха Брокара и т. д. Это был первый опыт осмысления пройденного пути, своего рода исследование.

Другой, более редкий источник — обзоры в газетах. Например, ранний период деятельности чаеторговой фирмы братьев Поповых (они приобщили Россию к цветочным чаям) был освещен в одной региональной газете. Когда уходили из жизни видные предприниматели, в прессе появлялись биографические очерки и некрологи, содержащие сведения об этих людях.

Каковы были основные тенденции развития предпринимательства в России?

Чтобы не уходить в глубь веков, обратимся к концу XVIII века. 17 марта 1775 года вышел манифест Екатерины II, разрешивший «всем и каждому» заниматься мелкой торговлей и производством. Тогда, согласно исследованиям, наша деревня ожила: появились промыслы, мелкие предприятия. Это определило дальнейшее развитие предпринимательства в России.

В целом, у нас четко просматривались две тенденции. Первая — рост снизу: крестьяне (и крепостные, и государственные) создавали фирмы, из которых в дальнейшем могли вырастать крупные промышленные предприятия. Это характерно, например, для текстильной промышленности, которая развивалась, по сути, без помощи государства, благодаря усилиям крепостных, в том числе бывших (известно, что Савва Морозов, уже владея текстильными фабриками, выкупился из крепостных вместе с сыновьями за 17 тысяч рублей).

Вторая тенденция — рост сверху: государство стимулировало ­развитие определенных отраслей, чтобы решить экономические проблемы страны. Так происходило с горнодобывающей промышленностью. В 1869 году, например, правительство обратилось к британскому инженеру Джону Юзу с предложением построить металлургическое предприятие на юге России. Так возникла Юзовка, нынешний Донецк. Юз основал металлургический гигант — первенец южной металлургии; постепенно там стал складываться новый экономический регион.

После отмены крепостного права государство стало поощрять строительство железных дорог — они должны были не только связывать между собой экономические районы, но и выполнять важную военно-стратегическую функцию. Для этого нужны были рельсы, вагоны, паровозы и т. д. Пока страна не могла производить их в нужном количестве, она закупала их за рубежом, снижая при этом ввозные пошлины. В то же время она стимулировала развитие собственной промышленности: металлургической, машиностроительной — и размещала на российских заводах заказы на прокат рельсов, строительство вагонов, одновременно поднимая ввозные пошлины. Благодаря такой политике развилась целая отрасль (металлооб­работка и машиностроение), которая очень быстро стала давать результаты.

Вы начали с Екатерины II, но заводы строились еще при Петре I.

Петр не ставил перед собой задачи создать прочную промышленность, у него все было подчинено военной политике. Заводы, которые он основал, со временем захирели. Уральская промышленность, развивавшаяся благодаря в частности Демидовым, сохранилась, но и она пережила упадок после отмены крепостного права. До этого на заводах работали приписные крестьяне, теперь же промышленности пришлось приспосабливаться к новым экономическим условиям и формировать рабочую силу на другой основе. Урал долго не мог оправиться от этого удара, в конце XIX века он, как тогда говорили, «спал». Правительство стало создавать металлургическую базу на юге России, приглашая к сотрудничеству иностранных предпринимателей. Оно поддерживало и уральские заводы, давая им заказы, но юг развивался быстрее.

Какой была география предпринимательства дореволюционной России? Где, кроме Урала и юга, развивалась промышленность?

В Европейской части России. Это Центральный промышленный район, который в статистических документах называли еще Московской промышленной зоной. Он объединял девять губерний, в том числе Владимирскую, Калужскую, Костромскую, Тверскую, Тульскую, Ярославскую. Там была текстильная промышленность. В Прибалтийском районе, в частности в Петербургской губернии, помимо текстильных предприятий, располагались машиностроительные. Предпринимательство активно развивалось в Сибири. Там крестьяне производили зерно и конкурировали в этом с европейской частью России, но поскольку у них были проблемы с вывозом, они перешли на маслодельную промышленность и поставляли за рубеж сливочное масло очень высокого качества.

Проблемы с вывозом связаны с размером страны. Как еще география влияла на развитие промышленности в России?

Действительно, у нас огромная терри­тория и большие расстояния между разбросанными островками промышленности. Чтобы решать связанные с этим проблемы и снижать издержки, наши предприятия, особенно текстильные, переходили на полное самообеспечение. Морозовы создали собственную топливную базу: они вели разработку торфа, покупали специальные приспособления, которые позволяли увеличивать его теплотворность и т. д. Прохоровы выкупили месторождения антрацита на юге империи и за счет этого обеспечивали свое предприятие топливом. Во второй половине XIX века стали появляться мануфактуры, которые контролировали весь цикл от обработки хлопка до производства пряжи, тканей и ниток. То есть под крышей одного предприятия были прядильные, ткацкие, красильные фабрики. Процесс создания таких предприятий ускорился в начале ХХ века.

Крупные предприятия были градообразующими. Накладывало ли это дополнительные обязательства на их владельцев?

Они были вынуждены активно заниматься вопросами, которым западные предприниматели уделяли гораздо меньше внимания: созданием ­социальной инфраструктуры. У нас эту функцию взял на себя предприниматель, а на Западе это была в основном свободная инициатива граждан.

То есть у нас был социально ответственный бизнес?

В целом, да. На это повлияло в том числе государство: оно издало закон, который рекомендовал предпринимателям создавать больницы для работников (на 100 рабочих — одна койка). Предприниматель сам был заинтересован в том, чтобы предотвратить вспышки инфекционных заболеваний. Такие больницы обслуживали не только рабочих, но и всех жителей города. Градообразующие предприятия решали и другие проблемы: жилья для рабочих и служащих, образования для их детей. Когда «Компания Зингер» основала в Подольске завод швейных машин, она начала со строительства электростанции, которая давала энергию всему городу. Юзы создали систему санитарного обеспечения фабричного поселка, постоянно обеззараживали территорию и т. д.

Предприятие становится социально ориентированным, когда отчисляет деньги из прибыли. У Морозовых был так называемый благотворительный капитал, на который содержались все социальные учреждения; кроме того, они тратили на благотворительность собственные деньги.

В 1880-е годы в обновленном уставе о промышленности появились зачатки природоохранных мер. Например, было запрещено строить предприятия на реке, если ниже по течению ­находился город. ­Некоторые ­бизнес­мены, те же Морозовы, по собст­венной инициативе разрабатывали системы очистки промышленных сточных вод, особенно на красильных предприятиях.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Неполное соответствие
Тара София Мор