Доктор цифровых наук: как COVID-19 трансформировал медицинскую отрасль

Доктор цифровых наук: как COVID-19 трансформировал медицинскую отрасль
|24 марта 2021| Юлия Фуколова

Цифровая трансформация в медицине началась гораздо позже, чем в других индустриях, но компании активно наверстывают упущенное. В доковидные времена, по данным CB Insight, мировой объем инвестиций в сферу здравоохранения составил примерно $57 млрд. А в 2020 году показатель превысил $80 млрд, хотя во время ограничений вести переговоры намного сложнее. Как отмечает старший вице-президент по инновациям фонда «Сколково» Кирилл Каем, количество стартапов-резидентов инновационного центра превышает 2,7 тыс., из них в биомедицинском кластере — около 600. И это только те 20—25% проектов, которые выдержали серьезную экспертизу с точки зрения международной новизны и бизнеса.

Медицинская отрасль сегодня развивается в рамках концепции 4Р, которую предложил американский ученый-генетик Лерой Худ. Она базируется на четырех важных принципах — предсказание заболеваний (от англ. prediction), их предупреждение (profilactic), персонифицированный подход (personalized) и мотивированное участие пациента (participation).

Этот подход предполагает сбор данных, на основе которых можно строить прогнозы. Важна генетическая информация, сведения о поведении и образе жизни человека, а также динамика его медицинских показателей. Собрав все эти данные, можно предсказать, как человек будет себя чувствовать через несколько лет и, соответственно, заранее предпринять необходимые профилактические меры, начать обследования. Кроме того, важен индивидуальный подход к лечению на основе новейших научных разработок и полной информации об организме конкретного пациента.

ИДЕЯ КОРОТКО

Изменения на рынке
В сфере здравоохранения назрели серьезные перемены. Пандемия, цифровизация и растущий интерес венчурных инвесторов сделают медицинские услуги более технологичными и доступными.
Главный вывод
На рынке растет число стартапов, которые развивают телемедицинские сервисы, внедряют в диагностику технологии искусственного интеллекта, производят роботов и носимые медицинские устройства.

Наконец, человек начинает все больше уделять внимание своему здоровью и контролировать его. «Людям доступны разные базы знаний, они могут интерпретировать свои показатели, составлять собственное мнение», — говорит Кирилл Каем. Безусловно, здесь есть и негативный аспект, поскольку далеко не всегда это удается сделать профессионально. С другой стороны, если человек более ответственно относится к себе, он начинает раньше бить тревогу. У многих людей в домашней аптечке кроме привычных градусников и тонометров появились глюкометры для измерения уровня сахара в крови. Во время пандемии люди выучили слово «сатурация» и начали активно покупать пульсоксиметры для оценки уровня кислорода в крови. И таких приборов будет все больше.

Еще один значимый тренд — изменение места, где происходит диагностика и оказание медпомощи (point of care). По словам Кирилла Каема, эта точка сдвигается от медицинского учреждения все ближе к самому пациенту. Иными словами, все больший объем диагностических данных человек получает не при обращении в клинику, а буквально на ходу. Появились самые разные устройства, которые позволяют регистрировать состояние человека в покое и в динамике: фитнес-трекеры, встроенные в часы, футболки и стельки с датчиками, портативные УЗИ и т. д. Согласно прогнозам, сегмент носимых медицинских гаджетов, которые передают информацию врачу, может вырасти в два с половиной раза. Например, компания «Республика» выпустила браслеты с QR-кодом, где на разных языках зашифрована вся информация о состоянии здоровья пациента. В экстренной ситуации, когда человек находится без сознания, врач может считать эти данные с помощью смартфона.

Особо стоит отметить развитие телемедицины (дистанционное оказание медицинских услуг) — с началом пандемии эта сфера резко набирает обороты. Согласно прогнозам VEB Ventures, к 2026 году глобальный рынок телемедицины вырастет до $175,5 млрд, средний прирост составит 19,3% в год. А в России к 2025-му объем инвестиций в эту сферу увеличится до 96 млрд руб. (в 2019 году он составлял всего 1,5 млрд руб.).

Наконец, технологии искусственного интеллекта кардинально меняют работу врача, облегчают постановку диагноза, по-новому выстраивают систему взаимоотношений с пациентами.

Конечно, есть и сдерживающие факторы — нужно получать регистрационные удостоверения, сертификаты, что требует времени. Однако существуют компании, которые не только протестировали новые идеи и бизнес-модели, но уже и научились зарабатывать. Вот истории трех российских стартапов, которые во многом стали пионерами в своей области.

ЗДОРОВЬЕ ОТ СБЕРБАНКА

«Телемедицина для классической медицинской отрасли — почти то же самое, что Uber для рынка такси или сервисы доставки еды для ресторанов», — говорит генеральный директор компании «СберЗдоровье» Анатолий Зингер. В России телемедицинские услуги начали развиваться намного позже, чем на Западе, однако рынок растет гораздо быстрее — по разным оценкам, на 50—70% в год. «СберЗдоровье» — один из крупнейших российских игроков в этой сфере, и свою долю компания оценивает в 25%.

Сервис появился в 2012 году, тогда он назывался DocDoc и продвигал другую услугу. «У многих людей есть ярко выраженная потребность найти проверенного врача, и проект решал эту задачу. Мы помогали людям сделать выбор на основе отзывов пользователей и записаться к нужному врачу на очный прием», — рассказывает Зингер. Компания, по сути, выполняла роль агрегатора — медицинские учреждения (в основном коммерческие, но были и государственные) платили за доступ к платформе, а пациенты видели информацию о режиме работы врачей и бронировали слоты. После приема люди оставляли на сайте отзывы.

DocDoc быстро росла и стала лидером рынка. В 2017 году 79,6% компании выкупил Сбер и включил ее в свою экосистему. Запись на очный прием к врачу остается одним из направлений «СберЗдоровья» — к услугам пациентов свыше 200 тыс. специалистов из 4,5 тыс. клиник по всей стране, можно также вызвать врача на дом.

Параллельно сервис начал развивать новый бизнес — телемедицинский, то есть возможность проконсультироваться с врачом онлайн или по телефону. «Мы начали строить маркетплейс цифровых медицинских услуг. С нашей помощью клиенты могут получить второе медицинское мнение, консультацию психолога или специалиста по ЗОЖ, ветеринара, расшифровать результаты анализов с врачом и т. д.», — рассказывает генеральный директор.

В 2019 году компания получила медицинскую лицензию и на своей платформе запустила собственный медицинский провайдер. «СберЗдоровье» на постоянной основе сотрудничает с несколькими сотнями врачей, часть из которых находятся в штате, а остальные работают в субподрядных организациях. Пользователи подключаются к платформе через мобильное приложение или сайт и могут получить круглосуточный доступ к терапевту и педиатру, а также записаться на онлайн-прием в ближайшие 24 часа к врачам 20 узкопрофильных специальностей. Пациент бронирует слот, и в назначенное время врач выходит на связь.

Обычно телемедицинская консультация стоит так же, как очный прием, либо дешевле. Бизнес-модель «СберЗдоровья» предполагает не только продажу разовых консультаций (500—900 руб.), но и подписку на сервис — например, на год. Абонемент позволяет безлимитно консультироваться с любыми специалистами. Пакет стоит в среднем 3—6,5 тыс. руб. в зависимости от наполнения. «Медицина — это не такси, люди не каждый день обращаются к врачу. Кто-то может воспользоваться один раз, кто-то 20», — говорит Анатолий Зингер.

У телемедицины много плюсов. Так, часто люди испытывают стресс во время визита в клинику и оттягивают этот момент до последнего. Кроме того, врач может работать в неудобное время. Телемедицина в значительной степени снимает эти проблемы.

В отличие от очного приема, телемедицинские услуги дают больше возможностей для контроля качества. По закону онлайн-общение врача и пациента нужно записывать и сохранять эти записи. Врачи-эксперты, подписав необходимые документы о неразглашении информации, могут просматривать эти записи и оценивать качество консультации, насколько доктор следует медицинским протоколам и принципам доказательной медицины. В «СберЗдоровье», например, анализируют от 30 до 100% консультаций и оценивают врачей по 40 критериям, а затем дают им обратную связь.

Впрочем, телемедицина имеет и существенные ограничения: во время онлайн-приема врач не имеет права ставить диагноз и давать назначения, выписывать лекарства. Прежде всего, он может собрать анамнез, выяснить симптомы, прокомментировать анализы или назначения другого врача. Кроме того, медик способен удаленно оценить тяжесть ситуации, стоит ли вызвать скорую или врача на дом.

По словам Анатолия Зингера, с началом пандемии число обращений за онлайн-услугами выросло более чем в два раза, причем по всем врачебным специальностям. Во время локдауна и позднее многие люди боялись заразиться COVID-19 в клинике, поэтому выбирали удаленные консультации. Серьезно вырос спрос на психологов. В среднем до 70% обращений к терапевтам — из-за ОРВИ, COVID-19 либо подозрения на него.

Общая аудитория пользователей «СберЗдоровья» составляет около 7,5 млн человек (это и запись на очный прием, и телемедицина). В 2019 году оборот компании достиг 1,5 млрд руб., а в 2020-м компания ожидает роста примерно вдвое. По мнению Анатолия Зингера, сервис операционно прибылен, однако всю прибыль компания вкладывает в развитие ИТ, продуктовую разработку и маркетинг.

Рынок телемедицинских услуг довольно конкурентный — в России уже есть несколько сильных игроков. Например, «Доктор рядом» (инвестор — VEB Ventures), который в прошлом году объединился с компанией Doc+, «Доктис» и проч. Появляются новые сервисы, некоторые успели закрыться. Анатолий Зингер считает, что преимущество «СберЗдоровья» в том, что компания изначально строилась вокруг ИТ-платформы, а не собственной медицинской клиники — это позволяет быстрее масштабировать проект и более системно контролировать качество. Кроме того, компания активно продает свои услуги через розничные и корпоративные каналы Сбербанка.

В экосистеме Сбера есть ряд других медицинских проектов — например, «Сбер Eаптека», а также «СберМедИИ» (разработчик технологий искусственного интеллекта для медицины). Компания использует ИИ для поддержки врачебных решений, контроля за хроническими больными и т. д. Скорее всего, клиентские сервисы будут интегрированы, чтобы людям было удобнее ими пользоваться.

У телемедицины, безусловно, большое будущее. Например, на Западе в связи с пандемией произошли серьезные подвижки в плане законодательства, страховым компаниям даже разрешили оплачивать онлайн-консультации. Но многие люди пока не готовы обращаться к врачам удаленно, и их доверие еще предстоит завоевать. По мнению Анатолия Зингера, будущее за синергией между очной и онлайн-медициной, а также за продуктами, которые будут объединять оба направления.

ОЦИФРОВАННАЯ ОНКОЛОГИЯ

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/innovatsii/tekhnologii/858482

2021-03-24T11:31:04.000+03:00

Wed, 24 Mar 2021 11:08:58 GMT

Доктор цифровых наук: как COVID-19 трансформировал медицинскую отрасль

Пандемия поставила под удар многие бизнесы, но в медицинской сфере, похоже, наступает ренессанс

Инновации / Технологии

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2021/1d/t2503/original-11ns.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия