Готовитесь к трудному разговору? Не забудьте об эмпатии | Harvard Business Review Russia
Коммуникации

Готовитесь к трудному разговору? Не забудьте об эмпатии

Питер Брегман
Готовитесь к трудному разговору? Не забудьте об эмпатии
Sofia Ochoa / Unsplash

Зимой по выходным я подрабатываю лыжным инструктором на горе, где я вырос, гоняя на лыжах, и где я учу людей кататься уже около 30 лет. Меня многое связывает с этим местом, и я навеки предан горнолыжному спорту.

Поэтому нынешней зимой мне и самому было трудно поверить в то, что после разговора с новым начальником я был готов уволиться. Если бы он изменил в своем подходе одну маленькую, но важную деталь, все стало бы значительно лучше. Расскажу, что произошло и что может сделать любой руководитель, чтобы превратить отрицательный опыт в положительный.

Проведя трехчасовое занятие, я почувствовал боль в левом бедре. В течение нескольких часов боль стала такой невыносимой, что я не мог ходить. На следующее утро, в слезах от боли, я добрался до медпункта на горе, где медики заботливо оказали мне помощь. Затем пришел мой начальник и глава отдела кадров. Они пришли не для того, чтобы узнать, как я себя чувствую. Они пришли потому, что на вопрос, получил ли я травму на работе, я ответил «может быть», что потенциально могло означать требование о компенсации.

Я ответил «может быть», потому что хотя и знал, что бедро заболело во время урока, не был уверен, что послужило причиной. Я подошел к разговору с позиции сотрудничества, попросил помочь разобраться, законным ли будет требование. В ответ начальник набросился на меня. Он стал обвинять меня в том, что я противоречу сам себе, что я жаловался на боль еще до начала занятия и не сообщил о ней сразу после. В процессе он делал многочисленные пометки. А я в это время терпел сильную боль, не зная, что со мной, и не находил себе места.

С моей точки зрения, он не пытался вместе со мной понять, что делать, он пытался решить за меня. В середине разговора я сделал паузу, перевел дыхание и переключился с режима сотрудничества в режим конфронтации. Я уточнял формулировки, перебивал, чтобы исправить неверные утверждения, и упирал на то, что будет подано требование о компенсации.

Самое смешное, что я по-прежнему точно не знал, получил ли травму во время работы. Иначе говоря, его агрессивный подход вынудил меня занять позицию, в которой я даже не был уверен. Но я не хотел терять свободу выбора.

Впрочем, мне захотелось подать заявление об уходе даже не из-за этого всего.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать
Теория брачных игр
Трушина Ирина