Интеллект вместо диплома

Интеллект вместо диплома

|16 января 2019|Томас Чаморро-ПремузикБекки Франкевич

Мы часто слышим, как работодатели и бизнес-лидеры жалуются на разницу между тем, чему студентов учат в университетах, и тем, что от них ожидают при приеме на работу. Этот разрыв вызывает особую тревогу, так как число выпускников университетов продолжает расти: высшее образование имеют свыше 40% людей в возрасте от 25 до 34 лет в странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития, и почти 50% людей того же возраста в США.

Хотя высшее образование остается явным преимуществом (последние отчеты The Economist демонстрируют, что рентабельность инвестиций молодых людей в высшее образование высока как никогда), ценность, добавляемая университетским дипломом, падает с ростом числа выпускников. Именно поэтому наличие высшего образования повышает доход более чем на 20% в странах Центральной Африки (где людей с дипломами не так много), но всего на 9% в странах Скандинавии (где университет закончили 40% взрослого населения). В то же время с распространением высшего образования рекрутеры и работодатели все чаще требуют наличия диплома независимо от его ценности для конкретной должности. Поэтому хотя высшее образование и способствует получению высокооплачиваемой работы, работодатели, которые ее предоставляют, вредят себе — и молодым людям — ограничивая круг кандидатов выпускниками вузов. В эру подрывных инноваций и непредсказуемой эволюции рынка труда все сложнее поверить, что процесс получения знаний, который исторически ассоциируется с университетами, по-прежнему отвечает нашим потребностям.

Есть несколько обусловленных данными аргументов, ставящих под сомнение реальную ценность высшего образования. Во-первых, ряд метааналитических исследований давно установил, что корреляция между уровнем образования и работоспособностью является слабой. Так, одно исследование показывает, что результаты тестов на интеллект являются гораздо более точным показателем трудового потенциала. Выбирая между кандидатом с высшим образованием и кандидатом с более высоким уровнем интеллекта, можно ожидать, что второй покажет более высокие результаты на большинстве должностей, особенно если они требуют критического мышления и умения учиться. Оценки, полученные в вузе, указывают на то, насколько усердно кандидат учился, но результаты тестов на интеллект отражают реальную способность усваивать новую информацию, рассуждать и мыслить логически.

Высшее образование также завязано на принадлежности к определенному социальному классу и способствует уменьшению социальной мобильности и усилению неравенства. Многие университеты отбирают студентов по способностям, но даже на такой отбор часто влияют переменные, которые в результате сокращают разнообразие принятых абитуриентов. Во многих странах наблюдается высокая степень ассортативности (неслучайности образования супружеских парприм. ред.), опирающейся на уровень дохода и принадлежность к тому или иному социальному классу. В США состоятельные люди чаще заключают браки с другими состоятельными людьми, а семьи с более высоким доходом могут позволить себе оплачивать школы, репетиторов, внешкольные занятия и другие привилегии, повышающие вероятность поступления их детей в элитный вуз. Что, в свою очередь, влияет на весь их жизненный путь, включая карьерные перспективы. Это дает явное преимущество одним и ставит в невыгодное положение других.

Часто работодатели высоко ценят университетское образование, поскольку видят в нем надежный показатель интеллектуальных способностей кандидата. Если они придают большое значение интеллекту, то почему бы не оценить его с точки зрения психологии? Такие тесты надежнее предсказывают будущие успехи кандидата на работе и меньше подвержены влиянию социоэкономических и демографических переменных.

Кроме того, университеты могли бы значительно повысить ценность своих дипломов, если бы тратили больше времени на обучение студентов важным навыкам межличностного общения. Кандидаты вряд ли смогут произвести впечатление на рекрутеров и работодателей, если не смогут продемонстрировать умение взаимодействовать с людьми. Это, пожалуй, является одним из самых больших различий в том, как университеты и работодатели оценивают студентов. Компании заинтересованы в людях с более высоким уровнем эмоционального интеллекта, стрессоустойчивости, эмпатии и добросовестности — качествами, которые редко учитываются при отборе абитуриентов и почти не прививаются ученикам. С ростом влияния искусственного интеллекта и подрывных технологий кандидаты, способные выполнять задачи, с которыми не справляются машины, приобретают более высокую ценность, что подчеркивает растущую важность навыков межличностного общения.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/karera/professionalnyy-i-lichnostnyy-rost/791587

2019-01-16T18:17:11.237+03:00

Fri, 25 Jan 2019 16:16:40 GMT

Интеллект вместо диплома

Почему высшее образование — плохой показатель потенциала сотрудника

Карьера / Профессиональный и личностный рост

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/g/12prjy/original-1e6d.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия